Куба строгого режима

Осужденный за убийство кубинец, отбывающий наказание в саратовской ИК-10, умоляет о депортации на родину

Материал подготовила Елена БАЛАЯН, фото Елены СВЕТЛИЧНОЙ

12329

1 августа, 16:40

Тезка Рафаэля и испанского драматурга Лопе де Вега Рафаэль Баутиста де ла Вега Гарсия приехал в Россию с Острова свободы и здесь же ее и потерял. Он хотел эмигрировать из Кубы в США, а попал в саратовскую исправительную колонию строгого режима. В ИК-10, что на Сокурском тракте, к неординарному контингенту вроде бы привыкли. Здесь отбывали наказание экс-мэр Саратова Юрий Аксененко и бывший глава Энгельсского района Михаил Лысенко. Но с земляком Фиделя Кастро, который ни бельмеса не понимает по-русски, столкнулись в первый раз.

 

"Куба далеко…"   

Мы познакомились с Рафаэлем в ходе проверки членами ОНК ИК № 10. Он пришел на личный прием вместе со своим персональным переводчиком Михаилом Соколовым. Михаил "работает" переводчиком "на общественных началах", он такой же, как и Рафаэль, осужденный, попал в колонию три месяца назад, только по другой статье.

Вместе с ним иностранцу привалило великое счастье – впервые за три года отбывания наказания рядом появился человек, свободно владеющий испанским, с которым можно поговорить. До этого момента кубинец три года ни с кем не разговаривал, разве что на ломаном английском, которым владеют некоторые особо продвинутые заключенные "десятки". Но таких здесь немного и их познания в языке ограничиваются школьным "Ландон из зе кэпитал оф Грейт Бритэн". Поэтому большую часть времени де Гарсия молчал как рыба и как рыба бился об лед, не имея возможности сообщить миру ни о причинах своей душещипательной коллизии, ни о подробностях своего самочувствия, ни о жизненно важных потребностях.

Теперь Миша для Рафаэля – единственный друг, который его по-настоящему понимает. И Миша свою миссию чувствует и охотно помогает иноземному товарищу наладить связи с внешним миром.

После личного приема с разрешения администрации колонии уединяемся в отдельной комнате, чтобы узнать подробности. Для присутствующих здесь же начальника и заместителя учреждения они во многом тоже становятся откровением, ведь выяснить все досконально у них возможности не было – у колонии, как назло, нет штатного кубиноведа. Теперь, правда, есть "внештатный"…

В процессе устроенного Мишей синхронного перевода вскоре выяснилось, что о жизни де Гарсии можно снимать сериал. Вот только будет ли он с хеппи-эндом или нет, сейчас во многом зависит от российских властей и их способности слышать.

То, что Рафаэль не из местных, видно сразу. Смуглый, кареглазый и не в меру эмоциональный, он заметно отличается от основного контингента колонии. Свою историю уже немолодой мужчина начинает смущенно, как бы извиняясь, но по ходу рассказа его музыкальный испанский становится все более и более взволнованным. И это понятно, ведь речь идет о его дальнейшей судьбе, а она у Рафаэля оказалась большой оригиналкой и преподнесла ему такой сюрприз, с последствиями которого он разбирается до сих пор.

 

Cuba не libre

Все началось в 2016 году, когда Рафаэль, его жена и еще девять их соотечественников приехали в Москву, намереваясь далее нелегально перебраться в США. В качестве новой родины рассматривались и страны Европы, например Германия, где у него живет родной брат. Бежали от нищеты – дома, на родине, Рафаэль работал учителем истории в средней школе и получал за это 30 долларов в месяц, или 750 кубинских песо (в переводе на рубли по тому еще курсу это составляло 1200 рублей). Потом работал поваром в частном кафе. Получал уже не тридцать, а триста долларов в месяц, но на семью, где росли две дочери, все равно не хватало.

Тогда один из племянников познакомил его с Гиермо, который 35 лет жил в Москве и занимался переправкой соотечественников в разные страны мира, делал им визу.

За свои услуги брал 10 тысяч долларов с человека.

Рафаэль уверяет, что многие его знакомые через Гиермо из страны уехали.

По его словам, люди бегут из страны, но легальным способом  покинуть Кубу удается немногим. Еще недавно Куба была коммунистической, и многие страны до сих пор отказывают кубинцам в визе. Россия – единственная страна, с которой у родины нашего большого друга Фиделя всегда были хорошие отношения.

Рафаэль решил попытать счастья через Гиермо. Продал жилье и вместе с женой и еще девятью знакомыми отправился в Россию. Жилье сняли в подмосковном Подольске. Отдали Гиермо деньги. Расходы на квартиру и еду за всех земляков Рафаэль взял на себя.

Сначала все шло нормально – кубинец обещал все сделать в кратчайшие сроки. Но время шло, а визами не пахло. Потом они узнали, что у их проводника случились неприятности и он задолжал кому-то крупную сумму денег, с того момента из каждых пяти обратившихся к нему земляков за границу отправлялся лишь один, остальных ловкий делец попросту кидал.

Через пять месяцев ожидания у де Гарсии кончились деньги. Жить стало не на что, вернуться на родину – тоже. Телефонные переговоры с Гиермо результатов не давали.

Тогда Рафаэль и еще двое его напарников сели в такси и отправились к Гиермо домой. Он хорошо помнит этот день – 22 сентября 2016 года.

Кубинцы вызвали земляка и потребовали выполнить условия или вернуть деньги, но тот был нетрезв и в ультимативной форме заявил, что деньги не вернет, а визу надо ждать еще неопределенное время. Тогда Рафаэль со товарищи нашли на земле какую-то палку и начали крушить стоящую во дворе машину Гиермо.

Рафаэль говорит – от безысходности. Просто не знали, как быть и что делать дальше. Ситуация выглядела патовой, а характер у Рафаэля горячий, это видно по тому, как эмоционально он говорит. Иногда на почве стресса у него до двухсот поднимается давление, и сотрудники колонии вынуждены оказывать ему срочную медицинскую помощь. Еще у Рафаэля диабет в инсулинозависимой форме, и нервничать ему совсем нельзя…

Но тогда он разнервничался, и очень сильно. А кинувший его земляк, судя по всему, разнервничался еще сильнее и схватился за нож. Завязалась борьба, которая закончилась печально – Рафаэль, отводя руку вооруженного Гиермо, воткнул нож ему в печень…

Рафаэль уверяет – никакого умысла на убийство соотечественника у него не было, более того, после драки он с товарищами сопроводил раненого до ближайшей больницы, которая находилась в пятидесяти метрах от его дома. Рана была неглубокая, считает де Гарсия, Гиермо сам извлек нож и был способен идти пешком.

В больнице его продержали несколько часов, после чего перевезли в более крупный стационар. А на следующий день приехала полиция и сообщила, что Гиермо умер.

Дальше начался трэш. Рафаэль, который и без того был в России на птичьих правах, почувствовал себя младенцем в жерновах системы.

 

"В услугах переводчика не нуждается…"

Языковой барьер привел к тому, что он, сам того не осознавая, подписал целую кучу основополагающих бумаг, которые могли повлиять на ход следствия. Среди них был отказ от услуг переводчика и участия в процессе кубинского консула. Как позже выяснилось, в предложенных следствием на подпись документах говорилось, что в этих людях Рафаэль нисколько не нуждается.  

Его обвинили в умышленном убийстве и в том, что это он принес с собой нож. Преступление, которое при надлежащем сопровождении могло быть квалифицировано как превышение пределов самообороны, "потянуло" на ч.1 ст. 105 УК РФ. Свидетели, которые на стадии следствия уверяли, что никакого умышленного убийства не было, до суда не дошли. В их отношении следователь начал процедуру депортации. И хотя на момент суда они еще были в России, их "заставили", по словам Рафаэля, подписать заявление, что они уезжают из страны и не могут присутствовать в судебном заседании.

В его защиту на суде никто не выступил. Он был один, без переводчика и с государственным адвокатом, которого ему предоставили. Говорит, что толком даже не ознакомился с делом.

Так мечта о лучшей жизни обернулась семью годами колонии.  

С консулом де Гарсия связался уже будучи на Сокурском тракте. Администрация колонии, которую он не устает благодарить за помощь и участие, устроила ему такую возможность.

Консул сказал, что о Гиермо ему давно известно, он мошенник, делал людям фальшивые документы, многих кинул, из-за чего в него уже стреляли, потому что иначе проблему решить никто не мог – нелегалы заявление в полицию не пишут. И что если бы консульство участвовало в деле Рафаэля, ему могли дать 3,5 года...

Говорить с родственниками по телефону Рафаэль не может. Одна минута международного разговора стоит 120 рублей, а у него на счету ни копейки. Из-за диабета и гипертонии он в колонии не работает, а просто перевести ему деньги некому.

Рафаэль на срок не жалуется, он с ним смирился. Он вообще ни на что не жалуется, только умоляет помочь ему реализовать свое право быть экстрадированным на родину, чтобы иметь возможность увидеть близких – двух дочерей и застать в живых умирающего от рака 80-летнего отца. Жена, с которой Рафаэль приехал в Россию, умерла вскоре после его заключения. После ее смерти девочек хотели отдать в детский дом, но удалось оформить опеку на дедушку. Сегодня им 14 и 17 лет.   

Еще в декабре 2016 года, когда де Гарсия находился в Подольском СИЗО, его разбудили, чтобы он посмотрел по ТВ, как министры иностранных дел Кубы и России подписывают договор об экстрадиции осужденных. По его информации, этот договор год назад ратифицировали. Его механизм, судя по всему, не отработан, но Рафаэлю известно, что в местах лишения  свободы в России находятся шесть кубинцев, в отношении которых вроде бы начата процедура экстрадиции.

Консул объяснил, что кубинское представительство не имеет полномочий инициировать экстрадицию, это должен делать российский Минюст по заявлению осужденного.

Ранее Рафаэль обращался в Федеральную службу исполнения наказаний с просьбой перевести его в колонию в Мордовии. Там отбывают наказание иностранцы из дальнего зарубежья, не владеющие русским языком. Они бы помогли ему составить заявление об экстрадиции, уверен Рафаэль. Он с самого начала должен был попасть туда, но почему-то вместо этого попал на Сокурский тракт, где отбывают наказание отнюдь не полиглоты…

 

"Папа, чао!"

Говорить с родственниками по телефону Рафаэль не может. Одна минута международного разговора стоит 120 рублей, а у него на счету ни копейки. Из-за диабета и гипертонии он в колонии не работает, а просто перевести ему деньги некому.

"Пока жена была жива, я три раза успел с ней пообщаться. Недавно звонил отцу, но разговор прервался. "Папа, чао!" – только и успел ему сказать", – переводит Миша расстроенную речь Рафаэля.

Тот отчаянно жестикулирует, пытаясь донести до нас смысл своих слов. Колония стала для него курсом русского языка. За три года он выучил несколько фраз и даже парочку матерных выражений. По его словам, три года он не мог даже попросить карамельку для поднятия уровня инсулина в крови.

"Один день нет карамель – норма, три день, четыре день нет – не норма! Проблема!" – взволнованно пытается объяснить осужденный, какие трудности ему пришлось пережить в русскоязычной среде.

Администрация колонии помогает необычному заключенному чем может. Его даже поместили в отряд с облегченными условиями содержания, оказывают медицинскую помощь. Но решить вопрос с экстрадицией может только Москва. Опыт переговоров российской стороны со странами ближнего зарубежья – Киргизией, Таджикистаном – показывает, что правительства этих стран по своим осужденным скучают не сильно, и забирать их обратно на родину не спешат.

Но киргизы и таджики – не кубинцы, экс-соотечественники в России более-менее адаптируются к тюремным лишениям и русскоязычной среде. В отличие от Рафаэля, который ощущает себя в саратовской колонии примерно так же, как русский в Китае.

В  ИК-10 не знают, почему кубинец был направлен именно сюда.

"Мы с ним, как в детском саду, на пальцах объясняемся. Но от нас ничего не зависит. Как в Москве решат, так и будет", - говорят в колонии.

Ко всей этой сериальной истории осталось добавить еще один "мыльный" штрих. До Рафаэля дошла информация, что убитый им Гиермо на самом деле жив и продолжает свою "международную" деятельность в Москве. Якобы с его подачи некоторые кубинцы за то время, что Рафаэль сидит в саратовской тюрьме, уезжали за границу. Рафаэль даже просил одного из друзей снять Гиермо на видеокамеру, но эти разведывательные мероприятия результата пока не дали. Дабы мы не подумали, что он не в своем уме или водит нас за нос, Рафаэль подчеркивает, что все это, конечно, только непроверенные слухи, но он все-таки тайком надеется на перемену своей участи…

 

"Поднял закладку, еду домой…"

Пока Рафаэль жестикулирует, Миша пишет заявление на согласие о распространении в прессе личных данных. Пишет красивым почерком за себя и помогает это сделать кубинцу.  

По Мише вообще видно, что он интеллектуально развит. Его история чуть менее интересная, чем у его напарника, но не менее показательная.

12 лет парень прожил в Аликанте – "русской столице" Испании. Туда его родители уехали из Саратова на заработки и остались на ПМЖ. Там у него появилась семья – он женился, родилась дочь. И там же он впервые попробовал наркотики.

Потом в Испании случился финансовый кризис, и Михаил зачем-то решил вернуться в Саратов. На вопрос "зачем" крутит пальцем у виска. Говорит, 25 процентов испанцев остались тогда без работы, а ему не хотелось сидеть на шее пенсионеров-родителей.

В Саратове эпопея с наркотиками продолжилась. 

Миша уверяет, что только употреблял наркотики, но ему "пришили" ОПГ из лиц, которые друг друга не знают. Фабулу своего задержания излагает коротко: "Поднял закладку, еду домой, приезжают, вытаскивают и всё. Через месяц появился один подельник, через два – еще двое, и в итоге нас оказалось шесть человек. У меня при задержании было грамм сорок  героина, что является, согласно таблице, крупным размером, а мне сделали "особо крупный". Потому что тот, кто мне положил, имел дома еще килограмм, и нам написали, что мы это вместе хранили"

В итоге за свои "сорок грамм" он получил больше, чем Рафаэль за убийство соотечественника. Сегодня Мише 36, а сидит он с 2016 года. Но в саратовскую колонию попал только в мае – следствие шло три года, и все это время он провел в СИЗО. А ведь мог бы уже давно облегчить жизнь страдающему Рафаэлю!

Если наивный кубинец пытался наладить жизнь себе, своим родным и еще нескольким соотечественникам, то умный Миша сам себе жизнь и испортил. Он это понимает и не унывает, надеется выйти по УДО. На вопрос, что он обо всем этом думает, отвечает:

"А что мне думать? За меня уже все подумали. Выйду – уеду опять. На этот раз с концами. Куда угодно, лишь бы подальше отсюда…"

*****

Редакция благодарит УФСИН по Саратовской области за помощь в подготовке материала. Просим считать данную публикацию официальным обращением в Минюст РФ и ФСИН России с просьбой рассмотреть дело осужденного Рафаэля Баутиста де ла Вега Гарсия на предмет его экстрадиции на родину.

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.29 1 2 3 4 5