Юрий Терликов: большой стиль

Он соединял русское и византийское в архитектуре

Рубрику ведет Алексей КАШАНИН, архитектор, член правления Фонда гражданского строительства и экспертизы им. С.А. Каллистратова

6424

9 апреля 2015, 09:00

Юрий Николаевич Терликов был выпускником Санкт-Петербургского института гражданских инженеров. Во времена Александра III этот институт стал архитектурной школой византийского стиля – одного из направлений историзма в архитектуре России второй половины XIX – начала XX века. Наряду с русским стилем, он задумывался как государственная программа создания самобытной церковной архитектуры. Это была своего рода альтернатива неоготике, объявленной национальным стилем в большинстве католических и протестантских стран Европы.

Выпускники  Санкт-Петербургского института составляли основу кадров губернских инженерных и архитектурных учреждений и распространяли этот стиль по всей империи, превращая его в большой стиль эпохи. И в ранний период, работая в основном над культовыми постройками, Терликов придерживался именно этой стилистики. Позже, в начале ХХ века, он реализовал себя как мастер модерна.

К сожалению, ранняя смерть оборвала его творчество в самом расцвете.

 

Родился Юрий Терликов 13 сентября 1864 года в Москве, в бедной дворянской семье. Его отец служил чиновником в Межевой канцелярии. В 1869 году он получил новое назначение, и все семейство переехало из Москвы в Саратов. Здесь будущий зодчий закончил Первое реальное училище и в 1882 году поступил в Институт гражданских инженеров в Санкт-Петербурге. После пяти лет обучения Терликов получает звание гражданского инженера с правом на чин 10-го класса. В 1887 году он был назначен младшим инженером строительного отделения Саратовского губернского правления.

Поначалу профессиональная деятельность Терликова в Саратовском строительном отделении была в основном связана с сооружением церковных зданий в городах и селах губернии. Большинство из них – из экономии средств – строились по образцовым проектам, а Юрий Николаевич делал привязку к месту и рассчитывал стоимость постройки храма. Для молодого архитектора подобная работа стала хорошей школой, возможностью на практике применить знания и умения, полученные в петербургской архитектурной школе.

В конце XIX века купеческая вдова Анна Семидетнова пожертвовала сто тысяч рублей на сооружение храма в Крестовоздвиженском женском монастыре на Покровской улице (ныне Лермонтова) в Саратове.

В 1898 году Терликов разработал этот проект первого из двух саратовских храмов, выполненных в византийском стиле. Как следует из самого названия стиля, он активно использовал и интерпретировал исторические формы средневековой архитектуры Византийской империи. Такие храмы отличали плавные линии силуэта и всей композиции, обилие декоративных деталей. Стены, как правило, декорировались "полосатой" кладкой, имитирующей средневековую византийскую.

Николаевская церковь в Крестовоздвиженском женском монастыре была заложена в мае 1899-го и освящена ровно через четыре года, в мае 1903 года. Храм поражал своей грандиозностью и великолепием. Внутри высокий и светлый, с двухъярусными хорами, он вмещал тысячу богомольцев. Богатейший позолоченный иконостас включал иконы московской работы. Стоимость церкви с иконостасом обошлась в 150 тысяч рублей.

В основе композиционного построения храма лежала традиционная схема – пятиглавие, с выделением центральной главы как основы образного решения. Колокольня располагалась над главным входом. Здание органично вписалось в панораму города, его силуэт прекрасно воспринимался с больших расстояний.

Николаевская церковь стояла по красной линии Покровской улицы, и с двух сторон почти вплотную примыкала к двухэтажным каменным монастырским зданиям. Нижний этаж колокольни был открытым и оформлен в виде сквозного прохода. С другой, восточной стороны между храмом и монастырским зданием Терликов спроектировал въездные ворота во двор обители. Только они и остались от храма, разрушенного в 1930-е годы.

Параллельно с проектированием и строительством храма в Крестовоздвиженском монастыре Юрий Николаевич работает над проектами еще двух церквей – Ново-Никольским храмом в горной части Саратова, на пересечении улиц Большой Горной и Гимназической (ныне Некрасова), и кафедральным собором Александра Невского в Царицыне.

Ново-Никольский храм также был пятикупольным, но без колокольни. Центральный цилиндрический барабан с большим количеством световых проемов перекрывался шлемовидным куполом. Центральная часть каждого фасада  закомара была украшена узорной кирпичной кладкой, а в лопатках прорезаны углубления в виде креста. Центр фасада на уровне второго света украшали три высоких арочных окна. Объемное решение и трактовка фасадов храма были очень схожи с Николаевской монастырской церковью.

В 1904 году состоялось освящение церкви. Расположенный в начале склона Соколовой горы, Ново-Никольский храм возвышался над одноэтажной, преимущественно деревянной застройкой и хорошо просматривался из центральной части города. Вместе с Духосошественской и Покровской церквями он создал систему высотных доминант в периферийной, заовражной линии Саратова. Сейчас на месте Ново-Никольского храма стоит памятник молодогвардейцам-краснодонцам.

В 1899 году Царицынская городская дума заказала Терликову проект кафедрального собора, при этом в качестве образца был выбран выстроенный в византийском стиле кафедральный собор Казанской иконы Божией Матери в Оренбурге (проект академика архитектуры Александра Ященко).

Терликовский проект кафедрального собора Александра Невского в Царицыне повторял объемно-пространственное решение оренбургского храма, но Юрий Николаевич значительно изменил пропорции собора, трактовку элементов композиции и архитектурных форм, деталировку фасадов и внутреннего убранства. Грандиозный собор сооружался на протяжении 18 лет (с 1900 по 1918 гг.) и стал одним из последних произведений византийского стиля в Российской империи. Спустя 14 лет, в марте 1932-го, он был взорван.

К сожалению, из всех культовых сооружений, спроектированных Терликовым, до наших дней сохранился лишь один храм. Старообрядческая церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Хвалынске, построенная по заказу и на средства Белокриницкой епархии в 1907–1914 годах, и сейчас поражает монументальностью своих форм и проработанностью деталей.

Избыточность кирпичного декора уравновешена вертикальными пропорциями здания, точной соподчиненностью его основных объемов и крупномасштабными окнами и порталами входов. Это замечательный пример добротный культовой постройки в духе русского стиля.

В 1926 году здание церкви было отнято у прихожан-старообрядцев, а спустя двадцать лет "подарено" РПЦ. Правда, до этого церковь утратила колокольню над главным входом и лишилась куполов. Сейчас закончены работы по восстановлению утрат в основных формах. Но точного воссоздания утраченных объемных форм и элементов декора так и не было достигнуто.

Кроме проектирования и строительства культовых объектов Юрий Николаевич занимался и гражданской архитектурой, в том числе проектированием жилых домов. Одна из ранних работ Терликова в этой типологии – дом аптекаря Фридолина, построенный в Саратове на углу улиц Большой Кострижной (ныне Сакко и Ванцетти) и Ильинской (Чапаева) в 1899–1900 годах.

На первом этаже располагалась аптека, на втором – жилые помещения хозяина. Газета "Саратовский листок" описывала дом магистра фармации Александра Георгиевича Фридолина, особо отмечая "новинки – гипсовые скульптурные украшения скульптора Н.П. Волконского": "На фронтонах красуются громадные акротерии, на колонах и пилястрах – ионические с гирляндами капители, имеется символическая арматура специально аптекарско-торгово-промышленного характера: с жезлом и шапкой Меркурий, с чашами и змеями Эскулап".

За прошедшие годы здание, выполненное в духе эклектизма, хотя и утратило часть своего убранства, но и сейчас выделяется в окружающей застройке избыточным декором.

Еще один проект Терликова того же времени – реконструкция дома Роберта Эрта на Константиновской (ныне Советской, 10) улице. В 1900–1901 годах владелец торгового дома Роберт Карлович Эрт, поставлявший в Саратов "земледельческие орудия и машины от лучших европейских и американских заводов", отстроил громадные складские помещения и одновременно заказал переработку фасадов уже имевшегося двухэтажного дома.

Здание было дополнено и усложнено многочисленными элементами и деталями: угловыми башенками, орнаментальной кладкой, стрельчатыми окнами с щипцовым завершением наличников, балконом, меняется рисунок переплетов. Его архитектура приобрела черты неоготики – здесь сказалось влияние переселенческого зодчества немцев-колонистов.

К сожалению, в бурный ХХ век дом утратил все декоративные элементы, располагавшиеся выше карниза, что значительно обеднило его пластику и сделало менее явными архитектурные достоинства. Совсем недавно родные, сложные по рисунку готические оконные переплеты были заменены на грубые пластиковые рамы, а на торце здания с уникальным рекламным панно локомобилей начала ХХ века появились кондиционеры.

Сейчас на здании вновь ведутся строительные работы – есть слабая надежда, что его восстановят в первоначальном виде, а не постараются, как это у нас водится, сделать "лучше, чем прежде".

В конце 1890-х по проекту Терликова строится дом М.С. Фофанова на Мало-Сергиевской улице (ныне Мичурина, 51). Здание двухэтажное, средней величины, на шесть окон по фасаду. Фасад достаточно эклектичен: щипцовые фронтоны и их способ обработки сухариками и слуховым окном отсылает к "неоготике". Позже, в 1907 году, этот проект в чуть переработанном виде используется при строительстве дома для мещанина П.П. Дубова на Цыганской улице (ныне Кутякова, 46).

(Продолжение следует)

Материал подготовлен при поддержке Фонда гражданского строительства и экспертизы им. С.А. Каллистратова.

Ссылки по теме:

Василий Суранов: присутствие классики

Григорий Петров: углы времени

Александр Клементьев: аура неоклассики

Алексей Салько: бурная эклектика

Алексей Салько: мельницы веков

 

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.79 1 2 3 4 5