Посвящается нашим гражданам: чьи права защищены и чьи нарушаются

15927

10 декабря 2021, 13:00

(из цикла "100 историй от Соломоныча")

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Сегодняшняя тема навеяна праздником: Днем прав человека. Для одних эта дата ничего не значит. Они живут как живут, пользуясь правами, дарованными им самой жизнью, никогда не заглядывая в Конституцию РФ.

Другие вспоминают о своих правах, когда они нарушаются. Таких людей, к сожалению, много.

Третью группу составляют те, кто должен в силу своей должности и по долгу своей работы соблюдать права человека. Сюда я бы отнес огромную армию чиновников, правоохранительную и судебную системы.

И есть особая категория людей, которая защиту прав человека сделала смыслом своей жизни.

В советские времена борцами за права человека были диссиденты. Цена этой борьбы была высока: они прошли через тюрьмы и лагеря, лишились прав жить на Родине.

В 90-е годы прошлого столетия о правах человека стали говорить громко депутаты всех уровней, чиновники и, конечно, правозащитники.

В конце 1996 года тогдашний Президент РФ Борис Ельцин издал Указ о создании в субъектах РФ Комиссий по правам человека, действующих на общественных началах.

Вскоре после этого мне позвонил тогдашний вице-губернатор Саратовской области Вячеслав Володин и предложил войти в состав такой комиссии. Приехав к нему, ознакомился с предложенным составом комиссии. Там были достойные люди, в основном знакомые мне по юридическому институту.

Дав согласие войти в ее состав, мы договорились, что я ее и возглавлю. Со стороны губернатора тех лет Д. Аяцкова, никаких возражений не было. Моя кандидатура получила поддержку и у Главного федерального инспектора П. Камшилова.

Это стало поворотным событием в моей судьбе. Два года мне пришлось быть в этой должности. Дело было совершенно новое, неизведанное, но помогал опыт депутатской деятельности в Саратовском горсовете (1990-1993 г.г.) и адвокатская работа.

Очень важным обстоятельством были хорошие взаимоотношения с Дмитрием Аяцковым и членами его правительства. С самого начала были решены организационные вопросы.

Комиссии по правам человека было выделено помещение и прикомандированы три штатных единицы аппарата. Правда, помещение представляло из себя закуток в большой комнате, где располагались некоторые общественные организации.

Когда я приходил в комиссию, то кому-нибудь из нас приходилось работать стоя.

Но, как говорится, не место красит человека… Сотрудники аппарата были высококвалифицированными специалистами, ставшие затем основой аппарата Уполномоченного по правам человека.

С первых дней мы стали вести прием граждан. Делали это ежедневно. В комиссии граждане могли безвозмездно получать юридические консультации без всякой предварительной записи.

Постепенно на основе этих обращений мы стали вычленять наиболее острые проблемы, которые стали озвучивать органам власти, адресовать правоохранительным органам.

Наша Комиссия по правам человека стала серьезным правозащитным центром. У граждан авторитет был завоеван за счет ряда факторов: доступности, внимательного отношения к каждому посетителю и обязательному реагированию на каждое обращение.

Комиссия наладила конструктивный диалог с органами власти всех уровней. Очень важно, что наша деятельность поддерживалась губернатором Дмитрием Аяцковым. Он нас слышал, и многие наши обращения становились предметом обсуждения на совещаниях, заседаниях правительства.

Много времени приходилось уделять работе в составе рабочей группы, возглавляемой В. Володиным, где рассматривались проблемы неплатежей.

Сейчас трудно себе представить, что в те годы месяцами не платили зарплату, были огромные долги по выплате пенсий. Существовали неплатежи за поставляемые услуги по теплу, воде, электричеству. Все должны были друг другу. Все решалось в ручном режиме.

В такой ситуации говорить с обозленным народом было непросто. Но все члены Комиссии вели этот разговор. Вспоминается такое предприятие как "Нитрон". Там сам рабочий класс создал стачком, который приводил к зданию Правительства не одну сотню людей. Снять напряжение удалось только после того, как всех пригласили в большой зал заседания правительства.

Разговор продолжался более 3-х часов. Но были выработаны практические шаги по выходу предприятия из кризиса.

Нужно сказать, что Губернатор и члены его команды не боялись вести прямой, подчас нелицеприятный разговор с народом, без заранее подготовленного сценария. 

Наша Комиссия занималась просветительской деятельностью, освещая проблемы прав человека.

В 1998 году 10 декабря исполнялось 50 лет со дня принятия ООН Всеобщей декларации прав человека. Д. Аяцковым было принято наше предложение о проведении в нашей области международной конференции, посвященной этой дате.

Мне пришлось возглавлять оргкомитет конференции. Приглашения были направлены известным правозащитникам, ученым, губернаторам, депутатам, членам Конституционного суда и представителям зарубежных стран. Основная масса приглашенных приехала в Саратов. Украшением конференции было участие и выступление известной правозащитницы Людмилы Алексеевой.

С прекрасным докладом выступил член Конституционного суда РФ Борис Эбзеев.

Область наша стала узнаваемой в стране и за рубежом.

Мы впервые занялись тюремным населением. Саратову повезло, что в это время систему УФСИН возглавлял Леонид Шостак, человек, прошедший все ступеньки по служебной лестнице, прежде чем занять должность начальника. Л. Шостак видел в заключенных людей, которые рано или поздно вернутся домой.

В эти годы на территории СИЗО на улице Кутякова стал строиться новый корпус. Стройка была в центре внимания Губернатора. Наша Комиссия контролировала ход строительства.

Много у нас споров было по выбору краски для стен. Везде, как у нас, так и за рубежом это были серые цвета. Мы же добились покраски (а это были 90-е годы, денег не хватало) в яркие цвета, радующие глаз. Камеры были просторными на 4 человека. В прогулочные места были вмонтированы баскетбольные щиты.

Это была самая современная тюрьма в России. На ее открытие приезжал тогдашний Министр юстиции Павел Крашенинников.

А еще по нашему приглашению приезжала Верховный комиссар ООН по правам человека Мэри Робинсон. После посещения нового СИЗО у нее несколько изменилось мнение о России.

А вот, чтобы избежать коррупционных проявлений, по предложению нашей Комиссии туда помещали только женщин и несовершеннолетних.

Там мы для несовершеннолетних открыли школу. Для проведения уроков с помощью тогдашнего министра образования Сергея Суровова привлекли учителей из близлежащей вечерней школы.

И ребята за время длительного следствия не теряли целый учебный год.

За два года, что мне пришлось возглавлять Комиссию по правам человека, удалось познакомиться со многими интересными людьми. Это, помимо Л. Алексеевой, с А. Бабушкиным, А. Ковлером – судьей Европейского Суда по правам человека, а ныне членом Президентского Совета по правам человека, С. Ковалевым, Э. Памфиловой, с коллегами из других стран.

В конце 1998 года мы подготовили законопроект "Об Уполномоченном по правам человека в Саратовской области", который Д. Аяцковым был внесен для принятия в областную Думу. Закон был принят.

И я был избран на эту должность в феврале 1999 года. Мы первыми в стране создали институт Уполномоченного. Пришлось все создавать с нуля.

Но это уже другая история.

В этот день хотелось всем пожелать самое главное – здоровья благополучия, соблюдения Ваших прав и мирного неба над головой.

С праздником, уважаемые друзья, коллеги, земляки.

С Днем прав человека!

Тексты в разделе "Блоги" являются частным мнением авторов, а не редакционной позицией ИА "Взгляд-инфо".

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 2.07 1 2 3 4 5