Дело Али Хайдаева. Полицейских предупреждали о "больших кавказских псах"

2945

17 июля 2014, 14:07

В Саратовском областном суде продолжается рассмотрение дела 20-летнего Али Хайдаева; на процессе заслушиваются показания свидетелей.

Выслушав показания дяди подсудимого Османа Назирова, гособвинитель попросил огласить протокол его допроса, составленный на стадии предварительного следствия.

В соответствии с текстом документа (датирован 11 июля 2013 года) ранее свидетель утверждал, что после задержания сотрудниками спецподразделения полиции ехал в одной машине с подсудимым, хотя на сегодняшнем заседании сообщил, что их везли отдельно.

Также в качестве свидетеля выступила уроженка Чечни, родственница Хайдаева Хава Назирова. Девушка сообщила, что она - двоюродная сестра подсудимого, и "по восточному менталитету" является "очень близкой родственницей". Однако судья заявил ей, что согласно УПК подобное родство считается дальним, что обязывает ее давать полные показания.

Назирова рассказала, что нападавших все приняли за скинхедов, так как на улице в это время было все еще темно.

"Но вы совершили намаз, по вашим словам", - уточнил судья, и свидетель ответила утвердительно.

"Намаз совершается мусульманами непосредственно перед восходом солнца. Значит, солнце взошло, вы легли спать, потом проснулись, но все еще было темно? У суда больше нет вопросов", - отрезал председательствующий.

Вслед за этим перед судом выступил потерпевший - оперуполномоченный по особо важным делам Алексей Заварзин.

"Нам было приказано задержать всех лиц, находящихся в доме. Была обрывочная информация о том, что один из них может быть подозреваемым по уголовному делу (по убийству Руслана Маржанова – авт.). Нам никогда до конца не говорят. Сообщалось, что в доме будет около десяти человек.

По результатам рекогносцировки, проводившейся за день до этого, нам сказали, что там будут большие кавказские псы. Мы взяли с собой светошумовые патроны, которыми разогнали псов.

У входа я увидел гражданина, который давал показания до этого. Рядом с ним стоял высокий мужчина в футболке с длинными волосами. Я громко крикнул "Полиция! Стоять на месте", после чего он побежал. Я не знаю, был ли это подсудимый – там было несколько высоких людей, - сообщил потерпевший. - Во время обыска дома мы столкнулись с Хайдаевым с вилами на перевес. Рядом с ним стоял его брат Руслан - тоже с вилами. Я вновь криком сообщил, что мы из полиции, но они сказали не подходить и пригрозили убийством. Такое ощущение, что они меня там ждали. Я не мог обезвредить их врукопашную – у меня был бронежилет, предназначенный только для защиты от пистолетных пуль. Заточка пробивала его насквозь. Мне могли воткнуть вилы как в ногу, так и в шею. Я сделал обманный шаг, чтобы посмотреть на реакцию. Он замахнулся на меня, и у меня не было выбора, кроме как стрелять. Вилы были от меня в 20-30 сантиметрах. Я постарался его обезвредить и ранить в ногу. Он бросил вилы и отскочил. На самом деле это все заняло всего пару секунд".

После этого оперативник вместе с адвокатом воспроизвел сцену с нападением прямо в зале суда.

"Особых криков, о которых заявляла свидетель, не было, - продолжил потерпевший. - Была одна женщина, которая кричала, что всех нас пересажает, и именно ее мы просили успокоиться. Там были мать с ребенком, которые вообще ничего не услышали и проспали весь захват", - продолжил Заварзин.

Кроме того, по мнению оперативника, в помещении было достаточно светло, чтобы признать в нем полицейского.

"Было достаточно светло, мы не пользовались фонарями. Скажем, свидетель Осман меня признал, не стал сопротивляться. А я был в Чечне, я знаю, как там реагируют на гостей. Но не было никаких "Ты кто такой?!" - он сразу лег на землю. Не знаю, что нашло на молодого человека. На плече у нас были светоотражающие надписи "СПЕЦНАЗ" и огромный жетон полицейского на груди поверх бронежилета", - рассказал потерпевший.

Полицейский заверил суд, что не выкрикивал никаких угроз в адрес жителей "захваченного" дома.

"Я взрослый человек, у меня было много командировок, и я много повидал. У меня нет расовых предрассудков. У меня есть друзья-чеченцы, в том числе - и в самой Чечне. Так что возгласы "если вам можно резать, то нам можно стрелять" (и что там еще говорили свидетели) -  это было бы для меня очень странным, - сказал он. - У меня просто такая работа. Я не знаю, почему подсудимый хотел меня убить. Но он хотел меня убить".

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 5 1 2 3 4 5

Главные новости