Дело "Торэкса". Эксперты ждут приезда в Саратов инспекции Генпрокуратуры

20111

4 октября, 17:17

Сенсационное видеообращение адвоката Олега Володичева вызвало оживленную реакцию в профессиональном сообществе юристов и правоохранительной среде.

Информация, представленная защитником семьи покойного соучредителя "Торэкса" Салавата Мухитдинова, позволяет сделать предположение о доминировании прокуратуры Саратовской области во главе с Сергеем Филипенко над региональным СУ СКР, обязанности руководителя которого исполняет Дмитрий Петряйкин.

По версии Володичева, основанной на записи разговора с теперь уже бывшим заместителем руководителя отдела по особо важным делам СУ СКР Еленой Новиковой, именно Филипенко требует передачи дела Мухитдинова в суд "при отсутствии состава преступления".

Озвученное Володичевым (обращение адресовано генпрокурору Юрию Чайке, директору ФСБ Александру Бортникову, председателю СК РФ Александру Бастрыкину) привело к крупному межведомственному скандалу и отставке самой Новиковой. 

Учитывая эти обстоятельства, редакция ИА "Взгляд-инфо" 1 октября направила в адрес Филипенко и Петряйкина запросы о том, где сейчас находится дело умершего бизнесмена и какие процессуальные решения по нему приняты. 

Ответы ведомств пришли сегодня на адрес электронной почты нашего агентства практически синхронно, с разницей в две минуты: в 15.22 отчиталась прокуратура, в 15.24 - саратовский следком. Но самое удивительное в том, что содержание ответов оказалось диаметрально противоположным. Следователи заявляют, что дело в прокуратуре, прокуроры утверждают, что оно в СУ СКР.   

"На Ваш запрос сообщаю, что в производстве следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Саратовской области находилось уголовное дело по обвинению Мухитдинова С.М. в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 4 УК РФ.

По результатам расследования в сентябре 2019 года уголовное дело направлено в порядке ч. 6 ст. 220 УПК РФ (для утверждения обвинительного заключения и передачи в суд - ред.) в прокуратуру Саратовской области.

По вопросу информирования о решениях, принимаемых прокуратурой Саратовской области, Вы вправе обратиться в указанный надзорный орган.

До настоящего времени окончательное процессуальное решение по уголовному делу не принято", - говорится в документе за подписью и.о руководителя отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР Александра Асылгараева.

"Уголовное дело в отношении Мухитдинова С.М. поступило в прокуратуру Саратовской области из СУ СК России по Саратовской области в порядке ст. 220 УПК РФ 26.09.2019.

По результатам рассмотрения уголовного дела в порядке ст. 221 УПК РФ 27.09.2019 прокуратурой области дело возвращено следователю для проведения дополнительного следствия", - отмечает начальник управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры области Денис Волошенко.

Эксперты, опрошенные корреспондентом "Взгляда", считают, что откровения Елены Новиковой нуждаются в проверке со стороны Генеральной прокуратуры. А ситуация вокруг дела "Торэкса", позиции Сергея Филипенко и Дмитрия Петряйкина требуют тщательной правовой экспертизы и открытой дискуссии с участием профессионалов.   

Своими соображениями поделились адвокаты Елена Сергун и Владимир Сенюков, юрист Николай Скворцов.

Рассказывая о своем опыте наблюдения за взаимодействием прокуратуры и следствия, Елена Сергун сообщила, что, как правило, они занимают одну и ту же позицию.

"Позиция прокурора должна быть нейтральной - таково требование закона, но он просто полностью встает на сторону органов предварительного следствия, будь то СУ СКР или ГСУ ГУ МВД", - подчеркнула адвокат.

Госпожа Сергун отметила, что надзорный орган скорее "аморфен там, где должен быть активен, либо чересчур активен там, где не имеет права вмешиваться".

"Именно о доминировании я бы говорила применительно к ситуации безвременья, когда в саратовском СУ СКР отсутствует постоянное руководство. Прокуратура, на мой взгляд, либо аморфна там, где она должна быть активна, либо чересчур активна там, где она не имеет права вмешиваться. Допустим, как в ситуации "Торэкса", о чем в своем обращении говорил Олег Володичев.

Кстати, я должна сказать, что Володичев – очень профессиональный и грамотный адвокат, и я склонна верить тому, что он излагает.

В данной ситуации я охотно верю, что, по большому счету, здесь имеют место какие-то действия прокуратуры, причем эти действия обусловлены заинтересованностью. Не знаю, у кого: у самого Сергея Филипенко, у его подчиненных, но речь идет о прокуратуре", - поделилась мнением адвокат.

Елена Сергун отдельно остановилась на причинах того, почему СУ СКР стало "пластилиновым".

"Я считаю, что перед руководителем прокуратуры Саратовской области сейчас должны стоять две основные задачи: заставить своих работников работать там, где это положено, и пресечь любые попытки вмешательства туда, где по закону они вмешиваться не должны.

Когда говорят о доминировании, это попытка снять ответственность с руководителя следственного органа. Пожалуйста, уважаемые руководители следственных органов, а что это вы такие пугливые? Вас кто назначает? Это точно так же, как говорят – на суд кто-то оказывает влияние. Почему вы подчиняетесь этому влиянию, почему вы слушаете это, если вы действуете в соответствии с законом? В соответствии с законом, формально, у нас полный порядок с неприкосновенностью того же судьи, независимость того же руководителя следственного органа. Так что же вы все время кланяетесь? Такое может объясняться тем, что имеется какой-то уголовный или иной компрометирующий материал, с помощью которого и оказывается давление – в противном случае нечего бояться.

Чего он боится? Что кто-то может на него какое-то влияние оказать? Что это вообще за безобразие, если верить этому следователю (Елена Новикова - ред.), которая эту ситуацию рассказывала, что он, целый руководитель следственного органа, говорит следователю: мол, вот, ты понимаешь, мы должны действовать незаконно, потому что он на меня оказывает давление", - смоделировала ситуацию Сергун. 

Свою позицию озвучил адвокат Владимир Сенюков. По его мнению, "когда есть запись, отрицать ее глупо".

"Прокуратура выполняет свои функции, вопрос в том, насколько обоснованы принимаемые решения, не стоит ли за этим какой-то другой интерес - политический, экономический и т.д. Всегда нужно об этих вещах думать. При этом у стороны, в данном случае у Володичева, всегда есть право обжаловать эти решения. Я понимаю, что проще перевести, скажем так, эту ситуацию в такое русло, но лучше ли стало от того, что ушли люди, которые понимали, что там нет состава преступления? Ну, это уже должен Володичев думать о том, какой будет результат в итоге, будет ли он положительный для его клиента или нет.

А эти случаи бывают достаточно часто по делам. Например, по делу Вадима Долгова, которое закончилось для Долгова и для нас хорошо. Старший помощник прокурора города, который читал это дело, написал рапорт об отсутствии состава преступления. Несмотря на этот рапорт, прокурор, который не читал это дело, подписал его в суд. Первая инстанция осудила, и только суд апелляционной инстанции принял законное решение об отсутствии события преступления и оправдал троих сотрудников. Каждый раз за такие действия почему-то спрашивают со следователей, гособвинителей, никогда практически не спрашивают с прокурора, который подписал, и очень часто не читая это делает.

Сейчас дело, которое рассматривается в Октябрьском суде, по мошенничеству в сфере страхования – Калюжнов, Калюжнова, Смагин и другие, там уголовное дело более 600 томов, но его подписали за три дня. Его физически, даже обвинительное заключение, которое больше 60 томов, прочитать нельзя за это время.

Когда есть запись, отрицать ее глупо. Разумно направить жалобу в Генеральную прокуратуру, чтоб оттуда прибыл представитель, который разберется в этой ситуации, потому что когда говорится о заинтересованности первого лица, то, я думаю, что всем первым лицам, которые втянуты в этот конфликт, необходим сторонний судья, который придет и разберется, есть здесь чья-то заинтересованность, обосновано ли решение или нет", - полагает господин Сенюков.

С отдельными тезисами коллеги-юриста солидарен член Общественной палаты Николай Скворцов, указавший на то, что СУ СКР – единственная силовая структура в области, не имеющая постоянного руководителя.

"У нас есть пять правоохранительных структур – это СКР, прокуратура, суд, ФСБ и МВД. У каждой есть свой руководитель, но в СКР, в настоящее время, к сожалению, и.о. руководителя. Я думаю, что это накладывает отпечаток – сложно работать человеку, чьи полномочия не подтверждены, который просто временно исполняет обязанности. Соответственно, и сопротивляться давлению извне такому человеку тоже сложнее. Все остальные структуры с постоянными руководителями. Да, некоторые из них только назначены, но это самостоятельные люди, авторитетные, которые имеют собственное слово и могут противостоять влиянию извне, если они считают, что оно неправомерное. Я думаю, что когда определится постоянный руководитель следственного органа, будет понятно, на какой период он назначен, определены его полномочия, то тогда будет уже проще, если говорить про местный следком.

У нас в области были ситуации, когда из этой пятерки руководителей силовых ведомств кто-то оказывался более влиятельным, кто-то довлел над остальными. Такое было во времена Анатолия Бондара. Во времена Степанова о нем мало кто знал, а он в основном отстраненно занимался работой. Сейчас, во времена Филипенко, прокуратура, на мой взгляд, очень активную позицию занимает по многим вопросам - иногда, правда, довольно спорную и дискуссионную", – считает общественник.

Комментируя информацию, предоставленную Олегом Володичевым, господин Скворцов воздержался от однозначной оценки, отметив, что данные факты должна подтвердить или опровергнуть проверка Генпрокуратуры, к которой нельзя привлекать руководство местных силовых структур.

"Насколько мне известно, следователь, которая контролировала ход расследования дела "Торэкса", написала заявление об увольнении, но этого, мне кажется, недостаточно. Те факты, которые прозвучали, нуждаются в проверке. Во-первых, действительно ли руководство следствия давило на нее? Второе, я слышал факт, что прокуратура области тоже давила и давала письменное подтверждение законности обвинения. Там, насколько я понимаю, постановление о привлечении в качестве обвиняемого было согласовано с прокуратурой.

Вот эти два момента о роли руководства следственного комитета и роли руководства прокуратуры нуждаются в проверке.

Я не могу сказать, что это правда, не могу сказать, что это ложь, это нужно проверять, но однозначно, проверять это не могут в самих региональных структурах, поэтому, безусловно, нужно, чтобы подключились Генпрокуратура и СК РФ. В силу конфликта интересов такая процедура однозначно должна быть проведена, иначе не могут местные руководители проверять заявления на самих себя – это не корректно и не правильно", - сказал юрист.

Развивая мысль о роли личности, Николай Скворцов привел в пример председателя Саратовского областного суда Федора Телегина, при котором значительно выросло число оправдательных приговоров.

"По моему мнению, должен быть некий баланс сил. Во главе каждой структуры правоохранительных органов должен быть руководитель, который умеет противостоять влиянию извне, если оно не основано на законе. Это, опять-таки, вопрос к личностям, то есть каждый руководитель должен защищать интересы закона, интересы населения и уметь от такого непроцессуального общения уклоняться. У нас пришел новый председатель Саратовского областного суда, и ситуация стала меняться, в том числе с обвинительным уклоном в приговорах. Это плюс. Поэтому, я думаю, что в каждой силовой структуре должен быть такой руководитель, который может защищать народ и закон, а не поддаваться давлению из смежных структур", - подытожил Николай Скворцов.

Материал подготовил Владимир Панчурин

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.52 1 2 3 4 5

Главные новости