Подруга подсудимого по делу банды киллеров заявила в суде об избиениях

3580

19 ноября, 17:54

Сегодня в Саратовском областном суде продолжилось рассмотрение громкого уголовного дела так называемой "банды киллеров".

На скамье подсудимых Михаил Силенко, Алексей Клусов и Юлия Быстрова. Еще один фигурант дела, предполагаемый главарь банды Роман Силенко, добровольно ушел из жизни в СИЗО.

Напомним, подсудимых обвиняют по 11 статьям УК РФ, в числе которых такие тяжкие преступления как убийства, вымогательство, хранение оружия и изготовление взрывчатки.

Председательствует на процессе Алексей Егоров. Сторону обвинения представляют прокуроры Никита Вальков и Григорий Жидков.

Первым выступил Михаил Силенко.

 "Меня обвиняют в очень тяжких преступлениях, которые я не совершал и отрицаю свою вину с момента моего задержания. Поздно вечером 21 марта 2018 года к нам с мамой домой пришли с обыском. Изъяли оружие из моего сейфа. Оно было все с документами и законное. Изъяли оружие из двух сейфов отца, ключей не было, и они ломали. Оружие отца также было официально оформлено.

С 2013 года у нас с отцом были напряженные отношения, он нашел себе другую семью. Но был прописан в квартире на улице Мира, приезжал ночевать в будние дни, когда работал в офисе. В выходные и праздники он жил отдельно в частном доме, в поселке "Красная Поляна" Марксовского района. Его оружие было в квартире по месту регистрации и участковый постоянно, как положено, приходил с проверкой.

Мне вменяют переделку ружья "Вепрь-12", оформленного на меня. Я его приобрел официально в магазине "Тульские ружья". У данной модели, при сложенном прикладе, имеется возможность производить выстрелы - и в длину получается 810 мм, что  является законным, и поэтому оно заводское.  800 мм это уже незаконно. Что касается эпизодов с убийством байкеров Тарасовых и предпринимателя Джафарова, то, согласно детализации звонков в материалах дела, во время этих событий  я находился дома", - сообщил суду обвиняемый.

Продолжая отвечать на вопросы адвокатов, Силенко сказал: "У меня было свое ИП, и я работал на дому, через интернет занимался торговлей, сайтами. Клиентам охранной фирмы отца оказывал услуги по проверке экономической безопасности их контрагентов. У отца было несколько автомобилей, которые он сдавал в аренду. Также был гараж, иногда мы с матерью ходили туда за продуктами. Квадроцикла я в нем никогда не видел.

Банда - какой в ней смысл? Она нужна для оправдания, придуманных мотивов. Какой отец будет привлекать ребенка в такие дела? Доказательств моей причастности не предоставлено. Какой мой интерес во всем этом? Все только со слов Алексея Клусова, который меня оговорил, вероятно, по досудебному соглашению, чтобы облегчить наказание".

Отвечая на вопрос прокурора Григория Жидкова, Силенко подтвердил, что формально по трудовой книжке числился юрисконсультом в компании отца "Гранит-Защита".

Жидков спросил, почему подсудимый после 2010 года не приобретал нового оружия, почему отец не отвез свое оружие, например, к подсудимой Быстровой.  

После чего судья Алексей Егоров потребовал от обвинения задавать вопросы по существу: "Вы хотите какую-то выгоду получить? Задавайте по существу".

Защита потребовала вызвать для дачи показаний эксперта, проводившего экспертизу якобы переделанного ружья "Вепрь-12", но выяснилось, что он в отпуске до 7 декабря.

Следующей для дачи показаний была вызвана Нина Силенко, мама подсудимого Михаила Силенко. Она практически повторила рассказ сына о событиях 21 марта и рассказала об отношениях с мужем: "Каждый жил на свои деньги. Сын машинами отца никогда не пользовался".

Прокурор начал спрашивать Нину Силенко, кто и где спал, и как они все помещались в двухкомнатной квартире, когда оставался ночевать муж. Но судья остановил эти вопросы.

"Он там прописан. Не могла же я его выгнать или не пускать", - успела ответить Нина Силенко.

Защита вызвала для дачи показаний сожительницу подсудимого Алексея Клусова Светлану Андреянову. Девушка явно нервничала, но отвечала: "Обычно Алексей приезжал за мной на работу, и мы ехали домой или гулять. Один раз приглашала Юлия Быстрова, чтобы познакомиться. Больше ни с кем не общались. Роман Силенко был очень вспыльчивым и грубым человеком. Когда звонил Алексею, то постоянно на него орал".

Когда адвокат попытался задать вопросы про события, связанные с убийством Джафарова, Андреянова заявила что показания из материалов дела не давала, подпись не ее: "Меня сутки продержали в "Кобре", били, заставляли подписать протокол, не читая. Я потом в больнице лежала. Везде жаловалась".

Клусов не выдержал и закричал, стуча по лавке: "Зачем вы, (произнес нецензурное слово - ред.) ее вызвали, я же просил, чтоб не трогали! Она больная вся!".

Адвокаты посоветовались и отказались от дальнейшего допроса Андреяновой.

Далее поочередно вызвали супругов Кашиных, друзей убитых Тарасовых, которые находились на месте убийства при проведении следственных действий ночью 21 июля 2016 года. С их слов, возле гаража Тарасовых были, по их мнению, следы квадроцикла.

"Я практически два года по вечерам общалась с Тарасовыми у них в гараже. В течение двух недель перед убийством возле гаража постоянно попадались подозрительные люди и машины, вероятно, следили. Дмитрий Тарасов говорил, это все сторожа ловят охотников за металлом, не обращай внимания. Напротив гаража были следы от квадроцикла. Я с детства с мотоциклами и по протектору, и ширине колес могу отличить. Тем более до этого мы слышали звук квадроцикла в районе гаражей. В дальнейшем я видела эти следы на фотографиях следователя в компьютере", - рассказала Татьяна Кашина.

Напомним, согласно версии обвинения, Михаил Силенко в день убийства Тарасовых охранял в лесу квадроцикл, пока Романа Силенко и Алексея Клусова не было. А потом якобы они втроем через лес доехали до гаража ныне покойного Силенко-старшего.

Материал подготовил Дмитрий Герасимов

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.6 1 2 3 4 5

Главные новости