Эффект собаки Павлова. Как из заблудившегося охотника делают особо опасного преступника

16566 3

10 января, 13:13

В Саратовской области разворачивается очередная правовая коллизия, достойная внимания Следственного комитета и Генеральной прокуратуры России.  Из случая на охоте с участием адвоката и бизнесмена Сергея Терехова пытаются сделать сюжет лихого боевика, включающего угон автомобиля, напуганных граждан и угроз открыть стрельбу. Все это казалось бы спешно скроенным и бездарным сценарием, если бы не реальные пострадавшие: многодетный отец Терехов арестован на два месяца, несмотря на просьбы участников событий не возбуждать уголовное дело.

Пленум Верховного суда и квалификация надзора-следствия

СУ СКР (руководитель Анатолий Говорунов) по согласованию с региональной прокуратурой (возглавляет Сергей Филипенко) инкриминирует Сергею Терехову ст. 166 УК РФ - неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения – угон.

Причем ч.4 - с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, что предполагает до 12 (!) лет лишения свободы.

Параллельно в изданиях, традиционно обслуживающих руководство областной прокуратуры, идет кампания дискредитации Терехова, являющегося давним бизнес-партнером политика и предпринимателя Сергея Курихина; выходят предвзятые публикации с явным расчетом повлиять на общественное мнение в оценке обстоятельств инцидента.

СМИ, симпатизирующие Филипенко, распространяют о Терехове злонамеренную ложь,  пытаясь легализовать дезинформацию маркерами слухов.  

В свою очередь, Алексей Тарасенко, адвокат арестованного, полагает, что квалификация деяния органами СУ СКР явно не соответствует фабуле инцидента и противоречит Пленуму Верховного суда №25 от 9 декабря 2008 года: угон является оконченным преступлением с момента начала движения.

 "Учитывая заявление потерпевшего (оно было оглашено в суде по рассмотрению ходатайства следствия об аресте), который сообщил, что Терехов насилие не применял и не угрожал его применением, максимум, что могли инкриминировать моему доверителю, так это ч.1 той же статьи УК РФ. Более того, именно эта часть фигурирует в первоначальном рапорте об обнаружении признаков преступления", - подчеркнул адвокат.

Защитник убежден: "СУ СКР искусственно завысило категорию преступления, что позволило неправомерно мотивировать тяжестью совершенного преступления свое ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу".

Павел Волосожар, потерпевший по уголовному делу, сам возмущен подобной квалификацией и рассчитывает на то, что ситуация станет предметом внимания председателя СК России Александра Бастрыкина и генпрокурора Игоря Краснова.

Именно к руководителям федеральных ведомств Волосожар апеллирует в своем видеозаявлении, которое ИА "Взгляд-инфо" предлагает к просмотру. Он претензий к Терехову не имеет и считает, что инцидент был исчерпан уже на следующий день.   

На видео представлена позиция и свидетеля по делу – Дмитрия Кислицына.

Ночь 11 декабря. Стечение обстоятельств и примирение

Итак, что же все-таки произошло ночью 11 декабря, и почему из Терехова пытаются сделать особо опасного преступника?   

Накануне поздно вечером Терехов был вместе с товарищами на охоте близ села Юнгеровка Лысогорского района. Около 0.30, оторвавшись от группы, он, без телефона, фонарика, спичек, заблудился  на пересеченной местности - в оврагах. Пытаясь найти дорогу и ориентируясь на огни вдали,  прошел около шести километров, прежде чем оказался в селе Октябрьский. Замерзающий Терехов зашел во двор частного дома (калитка была открыта), постучал в дверь и объяснил хозяйке – матери Павла Волосожара, что потерялся, сильно продрог, его ищут, нужна помощь, просил вызвать такси или сообщить о нем в экстренные службы. Женщина спросонья его поняла неправильно - ей подумалось, что по двору ходит "украинский диверсант" (Терехов был с охотничьим карабином за спиной и в камуфляжной куртке), о чем она сообщила по телефону своему сыну Павлу, который возвращался ночью с работы.  

Терехов ждал около получаса на улице, а потом сел в "ВАЗ 2114" (дверь была открыта, ключи в замке зажигания), стоявший во дворе, и хотел погреться, но печка не работала. Тогда он поехал в Лысые Горы, где планировал вызвать помощь и такси. На трассе Терехов встретил Павла Волосожара, который, помня о разговоре с матерью, предпочел не общаться.

Оказавшись в Лысых Горах на АЗС, Терехов вызвал такси, там его и задержали сотрудники ГИБДД.

На следующий день стороны пришли к примирению: Терехов попросил прощения у всех членов семьи, которую он побеспокоил ночью.

Владелец машины Волосожар еще 12 декабря написал в полицию заявление (документ был зарегистрирован в отделе МВД), в котором просит не возбуждать уголовное дело и подчеркивает, что "ущерб за использование автомобиля возмещен полностью, претензий не имею".  Потерпевший убежден, что Терехова просто надо было пустить в дом согреться и дать позвонить.

Но такой финал истории, похоже, не устроил прокуратуру области и СУ СКР (хотя адвокатский статус Терехова сейчас приостановлен, им занимается не полицейское следствие, а почему-то Следком).

Сейчас защита Терехова изучает правомерность дальнейших действий сотрудников правоохранительных органов, включая следователей, дознавателей, прокуроров, полицейских. В том числе по линии возможных внепроцессуальных контактов и давления.

Так, по словам Волосожара, внимания заслуживает приезд лысогорского прокурора, убеждавшего в необходимости написать заявление на местный отдел полиции, который якобы допустил волокиту.

Приехали в больницу, задержали и арестовали 

12 декабря Терехов, имеющий серьезные хронические заболевания сердца, включая атеросклероз, ишемическую болезнь и неконтролируемую артериальную гипертензию, обратился в поликлинику с жалобами на состояние здоровья, о чем есть соответствующая справка.

А 14 декабря его на "скорой" помощи экстренно доставили в Саратовскую городскую больницу №1 с последствиями переохлаждения. В тот же  день Аткарский межрайонный отдел СУ СКР возбудил уголовное дело, оформил привод -  на следующее утро Терехова буквально изъяли из больницы и доставили к следователям, а в квартире провели обыски.

А уже 16-го числа вышли в суд с ходатайством о заключении под стражу.

Калининский райсуд не принял во внимание многочисленные доводы, подчеркнул адвокат Алексей Тарасенко.

Защитник настаивает: "Если и было преступление, в чем я очень сомневаюсь, раз Терехов действовал в условиях крайней необходимости (это, по закону, реабилитирующее обстоятельство), то исключительно в рамках ч.1 ст. 166, а достаточной мерой пресечения мог быть запрет определенных действий".  

Как полагает редакция, этот инцидент мог бы закончиться примирением сторон, если бы не кампания давления, которую ведет руководство прокуратуры области против Сергея Курихина.

Акционер речного порта Терехов - бизнес-партнер Курихина, а это и есть, судя по публикациям СМИ, в представлении того же прокурора области Филипенко "отягчающий признак" - вне зависимости от того, действительно кто-то во время угона бряцал оружием или это от начала и до конца выдумка следствия.

Арест и квалификация дела Сергея Терехова, по оценкам редакции, вписываются в "парадигму", о которой публично заявлял 6 декабря Сергей Курихин.

"Месть гламурного генерала", - так он охарактеризовал четырехлетнюю кампанию, сравнив ее с "эффектом собаки Павлова: когда загорается лампочка (звучит фамилия Курихина, его друзей, товарищей, партнеров – ред.), у собаки выделяется слюна"

Получается, Терехов мог стать очередной жертвой этой "мести" - явления, созвучного по значению тому, что в цивилизованном обществе обычно называют произволом?

Защита Терехова рассчитывала, что Саратовский облсуд примет во внимание позицию потерпевшего Волосожара, который прибыл 27 декабря в зал заседаний, где рассматривалась жалоба на решение о заключении под стражу.

Потерпевший заявил суду, что доводы жалобы адвокатов Терехова полностью поддерживает, считает решение Калининского райсуда незаконным и необоснованным.

"Лишать его свободы я не желаю, претензий не имею, угрозы моим жизни и здоровью не поступало", - подчеркнул Волосожар, выступая с речью в зале суда.  

Однако обстоятельные доводы Волосожара, основанные, в том числе, на документах, не убедили судью Виталия Петлюру в необходимости смягчения меры пресечения.

Материал подготовила редакция ИА "Взгляд-инфо"

Подпишитесь на телеграм-канал "ИА "Взгляд-инфо". Вне формата": заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.74 1 2 3 4 5

Главные новости