Формализм законников

За трагедию в лагере "Солнышко" никто не понес ответственности

Мнение репортера Александра СОКОЛОВА

2336

8 апреля 2013, 10:00

На минувшей неделе судья Саратовского района утвердил мировое соглашение по делу Людмилы Никитиной. Педагог детского лагеря "Солнышко", обвиненная в халатности, и родители Артема Митрошина – ребенка, пострадавшего от падения футбольных ворот, решили закончить процесс. Попытка следствия сделать виновным в трагедии одного лишь тренера оказалась безрезультатной. Никитина не понесет наказания за травму, полученную 11-летним ребенком, а других виновников трагедии у следствия и гособвинения не нашлось. Автор "Взгляда-онлайн" размышляет о том, почему так случилось, что за инцидент в детском учреждении никто так и не понес ответственности.

Для нашей судебной системы, не часто балующей подсудимых оправдательными приговорами, пожалуй, и такое решение уже сродни восстановлению справедливости. Педагог останется на свободе, ему больше не грозят и другие репрессивные меры со стороны прокуратуры или суда. Но будет ли она выполнять свою работу, как раньше? Чем теперь начнет заниматься – воспитанием здоровых, крепких, сильных детей или ее главной заботой станет вопрос: "Как бы чего не случилось?".

Уголовный кодекс РФ: "Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений".

В похожем положении находится не только вчерашняя подсудимая, а практически каждый бюджетник. Все они продолжают ходить под дамокловым мечом нашей правоохранительной системы. Все эти люди  – условные "Людмилы Никитины", только еще не представшие перед судом и надеющиеся в случае ЧП лишь на русский авось. Ведь практически у каждого бюджетника есть должностные инструкции, из которых следует, что именно рядовые исполнители в ответе за все, что только может случиться с их подопечными.

Припоминаю, как мой отец, проработавший более 35 лет врачом, рассказал мне мудрость, которой учат любого ординатора и интерна, впервые пришедших в больницу: "Историю болезни пиши в первую очередь для прокурора, затем для начальства и уже в последнюю очередь – для пациента и себя".

Оказывается, что на любой случай чиновники надежно прикрыты от обвинений в их адрес. В суде по делу Никитиной прокурор Саратовского района Андрей Шутас широко разводил руками, вопрошая: "Если бы была хотя бы малейшая возможность привлечь к ответственности должностных лиц, мы бы обязательно это сделали". Но что же, получается, даже дознание, следствие и прокуратура оказались абсолютно беспомощны перед чиновничьей номенклатурой? Или же все-таки силовики не захотели идти до конца? Ведь избавили от ответственности конкретных должностных лиц – членов комиссии по приемке лагеря, администрацию "Солнышка" и работников управления по спорту,  переложив всю полноту вины на педагога. Ведь тот же прокурор Шутас напрямую заявлял: "Ребенок получил травму, и кто-то должен понести за это ответственность".

Павел Астахов: "Перекладывать вину с больной головы на здоровую, конечно, увлекательное дело, но непродуктивное".

По моему мнению, прокуроры забывают о такой функции уголовного закона, как "предотвращение новых преступлений". Для того чтобы напомнить эту норму, процитируем часть 2 ст. 43 Уголовного кодекса РФ: "Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений".

Но была ли "в деле Людмилы Никитиной" достигнута хотя бы одна из целей наказания, провозглашенная Уголовным кодексом?

Как можно вести речь о социальной справедливости, если родители потерпевшего ребенка изначально настаивали на невиновности педагога, обещая защищать Людмилу Никитину во всех инстанциях? О каком исправлении можно говорить, если еще до процесса педагог сделала все возможное для того, чтобы ребенок остался в живых? И главное – способствует ли такое решение предупреждению новых преступлений против детей?

К слову, в ст. 2 УК РФ также прописана задача уголовного закона – "предупреждение преступлений". По данному поводу исчерпывающим образом высказался во время своего визита в Саратов уполномоченный по правам ребенка РФ Павел Астахов"Перекладывать вину с больной головы на здоровую, конечно, увлекательное дело, но непродуктивное".

Более того, правозащитник отметил, что только за прошлый год от упавших ворот, баскетбольных щитов и каруселей в России погибли 12 детей. И вне зависимости от того, сколько педагогов или родителей (не уследивших за своими или чужими детьми) не было бы привлечено к ответственности, ситуацию это уже изменить не может. Ни родители, ни бюджетники не принимают в эксплуатацию опасный инвентарь, не разрабатывают СНИПы, ГОСТы и инструкции по эксплуатации!

О своих впечатлениях от увиденного в "Солнышке" рассказывает глава Общественной палаты области Александр Ландо: "Когда мы приехали в лагерь с Олегом Грищенко и Алексеем Прокопенко, мы увидели, в каком состоянии он находится. Все оставляло желать лучшего. Потом лагерь стал одним из образцовых. Все сделали, вплоть до того, что установили спутниковую антенну. Все было возможным, но для того, чтобы это все получилось, нужно было, чтобы произошло несчастье!".

Александр Ландо: "Что касается вопроса о привлечении ответственных, я публично заявлял об этом на совещании у губернатора и заседании правительства. Речь идет о том, что люди, в первую очередь, должны знать, что виновный ответит своей должностью".

Вот так, только несчастье, произошедшее с ребенком, побудило к активным действиям чиновников. При этом оказалось, что для решения проблем не нужно было прикладывать сверхъестественных усилий, а просто выполнять свою работу.

Но раз даже этого малого не было сделано заранее – до трагедии, то получается, имела место банальная халатность.

"Что касается вопроса о привлечении ответственных, я публично заявлял об этом на совещании у губернатора и заседании правительства. Речь идет о том, что люди, в первую очередь, должны знать, что виновный ответит своей должностью," - утверждает Александр Ландо.

По мнению главы ОП, в случае с ЧП в лагере "Солнышко" это "руководитель, занимающийся подготовкой лагеря, и те, кто подписывает акт о готовности учреждения".

Эти прописные истины, пожалуй, ясны каждому. Ведь не случайно на защиту Никитиной встали не только ее коллеги и ученики, но и родители потерпевшего. Общественное движение в защиту педагога стало формироваться в интернете. Одну только статью "Взгляда-онлайн" "Высшая мера безнаказанности" несколько сот человек отметили или разместили на своих страницах в социальных сетях.

Не это ли наглядная демонстрация того, что современное общество готово сопереживать человеку? Вместе с тем, оно нетерпимо к лицемерию и несправедливости. А тем более не готово мириться с так называемой "формальной законностью", когда виновного не ищут, а избирают. Понимают ли силовики, выступающие с обвинениями против "стрелочников", что, поступая так, они не восстанавливают справедливость, а лишь подрывают доверие общества к государственным институтам?

Прокуратура и следствие могут исправить ситуацию лишь одним-единственным способом. Найти и изобличить реальных виновников трагедии в детском лагере "Солнышко".

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 0 1 2 3 4 5