Не в пользу правосудия

Почему привлечение частных судебных экспертов пока слишком дорого обходится государству и бизнесу?

Материал подготовила Полина СМИРНОВА

6715

8 августа 2013, 10:00

Создание в России института независимой экспертизы, в том числе допуск частных компаний до экспертных исследований и заключений в рамках судебных процессов, преследовало, конечно же, благие цели. Даже далекий от юриспруденции человек может предположить, что это было сделано для развития конкуренции между государственными и частными экспертными организациями. А честная конкуренция при нормальных правилах игры, как правило, ведет к росту соревновательности тех, кто конкурирует, и повышению качества их работы. Впрочем, хорошие теоретические идеи, особенно в нашей стране, зачастую приводят к откровенно плохим результатам. Подробности двух разных саратовских ситуаций, в которых участвовала одна и та же местная экспертная фирма и ее сотрудник, пока не позволяют считать качество работы частной судебной экспертизы безупречным, равно как и оптимистично оценивать перспективы развития этого института.

 

Экспертная организация, о которой идет речь, называется ООО "Научно-исследовательская лаборатория судебных экспертиз" (ООО "НИЛСЭ"). Как указано на сайте этой фирмы, это "обособленная, независимая от каких-либо министерств, ведомств, их структур организация, производящая независимые судебные экспертизы и досудебные экспертные исследования". Учитывая экспертные заключения сотрудника этой компании Николая Алексеевича Елданова, о которых будет сказано отдельно, слово "независимая" в характеристике, которую дает сама себе эта компания, представляется не слишком уместным.

 

Очевидное...

Первым примером в пользу этого предположения является примечательная ситуация, сложившаяся вокруг двух находящихся по соседству зданий на Набережной Саратова, возле шестого причала речного порта. Одно из них – бывший советский кинотеатр "Экран" (давно утративший свое первоначальное предназначение и переоборудованный в развлекательный комплекс), второе – расположенный в непосредственной близости от него кассовый павильон речпорта.

Весной этого года руководство Саратовского речного транспортного предприятия обратилось в государственный институт "Саратовгражданпроект" с просьбой сделать техническое заключение по поводу двух этих сооружений. Внешние перемены, которым они подверглись в последние два десятка лет, привели к тому, что многие воспринимают эти здания как единый комплекс. Однако на самом деле ситуация обстоит ровно наоборот.

Как отмечают эксперты уважаемого института, это сооружение "представляло собой два сблокированных объема", один из которых – кинотеатр, второй – "здание сезонного действия, кассовый павильон речного порта пригородного сообщения". "В уровне цокольного этажа эти здания разделены широкой лестницей, ведущей с верхних ярусов Набережной на нижний ярус Набережной, к шестому причалу", подчеркивается в заключении института.

Здание кассового павильона речного порта состояло из цокольного этажа, первого этажа с покрытием над ним и остекленным помещением на покрытии. Вот как описывают их эксперты "Саратовгражданпроекта": "В цокольном этаже располагались кассовые помещения речного порта пригородного сообщения, зал ожидания и другие служебные помещения, входы в которые были с нижнего яруса Набережной. На первом этаже располагалась летняя открытая веранда с павильоном "Мороженое". Над первым этажом было устроено плоское покрытие, выполненное в легких конструкциях, а на покрытии над павильоном "Мороженое" было устроено остекленное помещение с круговым обзором".

Проектно-сметная документация на оба здания была выполнена Ленинградским государственным институтом проектирования на речном транспорте "Ленгипроречтранс" в 1968 году. Как отмечают эксперты "Саратовгражданпроекта", и кинотеатр, и кассовый павильон спроектированы в едином стиле, одними и теми же людьми, в одно и то же время. Строила их в 1970-1971 годах одна организация – СМУ-2 треста №7 "Главприволжскстроя".

Но при этом архивные документы убедительно доказывают, что это были именно два разных здания, пусть и сблокированные вместе. Заказчиком здания кинотеатра выступило Саратовское областное управление кинофикации, а кассового павильона – управление капитального строительства Горисполкома Саратова. В документе под названием "Сводный сметно-финансовый расчет на строительство кинотеатра на 400 мест в комплексе с пассажирским павильоном и общественной уборной в Волжском районе г. Саратова" указано, что кроме расходов министерства культуры "на сумму 503 тысяч рублей" есть и "долевое участие Волжского объединенного речного пароходства и управления рабочего снабжения ВОРП" на сумму 112 тысяч рублей ("в ценах, введенных с 1 июля 1955 года").

Главным же доказательством того, что эти здания обособленные, для экспертов "Саратовгражданпроекта" явились исполнительные схемы на свайные фундаменты. На их основании они делают однозначный вывод: "здание кинотеатра и здание кассовых павильонов представляют собой два самостоятельных здания, отделенных друг от друга осадочными и деформационными швами".

 

…и невероятное

Казалось бы, ситуация – яснее некуда. Однако у семьи владельца здания бывшего кинотеатра "Экран" Александра Тимошка, похоже, существует большое желание, чтобы реальность представала в том виде, котором ей было бы удобно. Даже если этот вид не соответствует действительности. В соответствии с этими желаниями бывший кассовый павильон есть не что иное, как... часть кинотеатра (который официально принадлежит супруге господина Тимошка).

Как привести желания и реальность в соответствие? Очень просто: нужно заказать исследование эксперту, который сможет разделить такую точку зрения, "подкорректировав" реальность. Этим экспертом и оказался сотрудник ООО "НИЛСЭ" Николай Елданов. В июле этого года он составил экспертное исследование № 4952, которое на шести листах с приложением за подписью директора ООО А.А. Голубитченко отправилось к заказчику – гендиректору ЗАО "Экран-Центр" Тимошку А.А. (то есть сыну Александра Тимошка Андрею).

Высшее образование, стаж работы 24 года и квалификация судебного эксперта системы экспертных учреждений Министерства юстиции РФ не помешали эксперту Елданову прийти к совершенно изумительному заключению. Воспользовавшись грудой архивных документов, а также металлической 5-метровой рулеткой, лазерным дальномером Bosch и цифровым фотоаппаратом Canon Power Shot A480, эксперт Елданов обнаружил на Набережной не только здание бывшего кинотеатра "Экран", но и некое его одноэтажное "крыло" (!), которое "разделено на уровне цокольного этажа на две неравные части лестничным маршем", соединяющим первый и второй ярусы Набережной.

Как уже догадались проницательные читатели, за "крыло" кинотеатра эксперт господин Елданов принял кассовый павильон. А лестница, которой это "крыло" якобы разделено – та самая лестница, которая, по большому счету, бывший кинотеатр с павильоном визуально объединяет.

Летняя открытая веранда павильона, которая в документах БТИ именуется смотровой площадкой или помещениями первого этажа, по заключению экспертов ГУПП "Саратовгражданпроект" "является составной частью здания кассового павильона и выполняет функцию перекрытия над цокольным этажом". Но в заключении эксперта Елданова смотровая площадка  удивительным образом превращается в "смотровую площадку кинотеатра "Экран" (!), расположенную на крыше 1 этажа", и "по факту образует второй этаж крыла здания к/т "Экран" справа от лестницы".

При этом через пару абзацев эксперт Елданов вынужден признать, что "при изучении копий документов", представленных для проведения экспертного исследования, им было установлено, что финансирование "проводилось через разных заказчиков" и было "фактически выполнено строительство кинотеатра на 400 мест в комплексе с пассажирским павильоном". Подчеркнем: не кинотеатра с кассами для пассажиров речного транспорта, а именно пассажирского павильона. Иными словами, Николаю Алексеевичу Елданову совершенно понятно, что это два разных здания. Но дальше он продолжает упорствовать: "Исследуемый объект имеет фасад, выполненный в едином стиле по периметру  цокольного этажа со стороны р. Волга, что свидетельствует о существовании его как единого объекта".

 

Отрастающее крыло

Дальше эксперт ООО "НИЛСЭ" пускается, что называется, "во все тяжкие", и легко находит у двух зданий "общие конструктивные элементы", включая не только фундаменты, но даже общие стены и перекрытия (!).

Казалось бы, ситуация – яснее некуда. Однако у семьи владельца здания бывшего кинотеатра "Экран" Александра Тимошка, похоже, существует большое желание, чтобы реальность представала в том виде, котором ей было бы удобно. Даже если этот вид не соответствует действительности. В соответствии с этими желаниями бывший кассовый павильон есть не что иное, как... часть кинотеатра. Как привести желания и реальность в соответствие? Очень просто: нужно заказать исследование эксперту, который сможет разделить такую точку зрения, "подкорректировав" реальность. Этим экспертом и оказался сотрудник ООО "НИЛСЭ" Николай Елданов.

После перечисления архивных документов господин Елданов снова попадает в собственную ловушку, поскольку приходит к выводу, что "фундамент кинотеатра "Экран" и павильона к нему проектировался как единое целое". Так все-таки "павильон" или "крыло"?! Показания, что называется, упорно не сходятся. Мифическое "крыло" в исследовании эксперта Елданова то появляется, то исчезает, превращаясь в "павильон", надо полагать, в те моменты, когда он уже не может убедить самого себя (а заодно и читателя документа), что имеет дело с двумя зданиями, но уж никак не с одним.

В итоге своих мучений Елданов приходит именно к той версии реальности, которая выгодна господину Тимошку. Он делает вывод о том, что "на Набережной Космонавтов имеется одно здание кинотеатра "Экран", которое является единым объектом недвижимости и представляет единый объект".

При этом эксперт с многолетним стажем работы опускает, например, тот простой факт, что здание кассового павильона расположено за пределами границ земли, отведенной кинотеатру "Экран". Об этом свидетельствует чертеж границ земель, который эксперт Елданов вообще не считает нужным принимать во внимание.

Лестница между ярусами Набережной, которая в его заключении отделяет "крыло" кинотеатра от основного здания, на самом деле по документам четко поделена между двумя объектами недвижимости. Показательно и то, что в начале 1990-х, когда здания кинотеатра и кассового павильона попали в перечень приватизируемого имущества, они проходили по документам как собственность разного уровня – кинотеатр "Экран" был муниципальной собственностью, а кассовый павильон – федеральной. И это лишнее доказательство в пользу того, что комплекс на Набережной уже тогда представлял собой два отдельных сооружения, а не одно целое, включающее пресловутое "крыло".

В любом случае, на основании визуальных исследований и целого ряда документов эксперт ООО "НИЛСЭ" сделал не те выводы, которые из них следуют, а какие-то совершенно иные. Так что господин Тимошок обратился по верному адресу.

 

Нависающая алчность

Второй показательный случай, в котором некрасиво засветилось ООО "НИЛСЭ" вместе с тем же экспертом Елдановым – это судебное дело, которое весной этого года рассматривал Арбитражный суд Саратовской области. Местом комедии с элементами фарса тоже стала Набережная Космонавтов, где ООО "Брудершафт-Л" держит небезызвестное заведение общепита под названием "Брудершафт". Все было бы хорошо, если бы своей постройкой фирма не залезла на федеральную землю, использование которой ей никто не разрешал.

Здание "Брудершафта", как многим известно, построено на Набережной поблизости от бывшего речного вокзала таким образом, что его лоджии нависают над склоном, который находится ниже проезжей части. Фактически владельцы здания попросту "положили" часть своего здания на землю, которая находится в федеральной собственности, хотя никаких прав делать это не имели, и денег за использование этой земли не платят. Для устранения этого беззакония Территориальное управление Росимущества обратилось с иском в суд.

Поскольку платить за использование федеральной земли ООО "Брудершафт-Л", надо полагать, ужасно не хотелось, было решено провести экспертизу. И вскоре на сцене вновь появилось ООО "НИЛСЭ" и эксперт Николай Елданов в сопровождении металлической рулетки (на этот раз – 10-метровой), лазерного дальномера Bosch и цифрового фотоаппарата Canon Power Shot A480. Самое поразительное, что судья Людмила Комлева, которая  имела возможность выбрать между ООО "НИЛСЭ" и государственной экспертной организацией, которая уполномочена заниматься подобными видами деятельности, проявила себя в высшей степени демократичным человеком, отдав право экспертизы частной конторе.

Эксперт Елданов в этом случае в своем исследовании также создал некую версию реальности, которая представляется весьма выгодной для "Брудершафта", но противоречит реальности объективной. В заключении эксперта говорится, что "факт наложения возведенной конструкции (летнего кафе) на земельный участок отсутствует, так как габариты здания определяются на уровне подоконника либо нижней части оконного проема". Но при этом тут же Елданов приходит к неизбежному выводу о том, что "использование земельного участка под свесом навеса-веранды со стороны проезда Набережной Космонавтов затруднено", поскольку "расстояние от земли до нижней части продольных монолитных балок составляет от 0,2 до 0,6 м". Действительно, воспользоваться тем пространством над федеральной землей, которое по доброте оставили владельцы "Брудершафта", от 20 до 60 сантиметров, могут даже не лилипуты, а крохотные мифические гномики. В реальности таких, как известно, не бывает.

 

Услужливая память

В судебном процессе события развивались еще более интересным образом. Представители "Брудершафта", пытаясь отвертеться от обвинений в захвате земель и самовольном строительстве, начали "искать" на склоне какие-нибудь конструкции. И в результате   заявили, что там имеются бетонные лотки, выполняющие якобы функцию ливневой канализации. Но когда судья Комлева спросила эксперта Елданова, видел ли он эти конструкции, то тот заявил, что такой задачи перед ним, мол, не стояло. Возникает вопрос: как квалифицированный эксперт с большим стажем мог не увидеть что-либо существующее, если он лично проводил детальное исследование на местности? Напрашивается простой ответ: никаких конструкций там не было, поэтому он их и не увидел. Однако когда после перерыва в заседании судья Комлева повторила свои вопросы, у эксперта Елданова вдруг резко прояснилась память, и он начал что-то припоминать о ливневых конструкциях. Почему судья проявила такое пристальное внимание к этим аспектам дела, фактически "заставив" своими вопросами незадачливого эксперта припомнить то, что он то ли видел, то ли не видел, остается только догадываться. 

В результате этого спектакля Территориальному управлению Росимущества было отказано в удовлетворении исковых требований. Решение судьи Комлевой закрепило ситуацию, при которой государство теряет свою налогооблагаемую базу, а ушлые коммерсанты спокойно пользуются федеральной землей, не платя за нее аренду, и продолжают эксплуатировать самовольные постройки.

 

Пасынки Фемиды

Вывод, к которому неизбежно приходится прийти после ознакомления с двумя этими конкретными случаями, очевиден: частная экспертиза, по крайней мере в Саратове, пока не в состоянии противостоять соблазну обмена независимости на ангажированность. О причинах такого поведения организаций и конкретных экспертов можно, конечно, только догадываться, но финансовая мотивация тут наверняка имеет значение. А если еще и суд начинает играть на стороне одного из участников процесса (причем, против интересов государства!), то исход дела становится, увы, совершенно предрешенным.

Вывод, к которому неизбежно приходится прийти после ознакомления с двумя этими конкретными случаями, очевиден: частная экспертиза, по крайней мере в Саратове, пока не в состоянии противостоять соблазну обмена независимости на ангажированность. О причинах такого поведения организаций и конкретных экспертов можно, конечно, только догадываться, но финансовая мотивация тут наверняка имеет значение. А если еще и суд начинает играть на стороне одного из участников процесса (причем, против интересов государства!), то исход дела становится, увы, совершенно предрешенным.

Судебная экспертиза – очень маленький и своеобразный рынок услуг, где не слишком много заказчиков, но при этом не самые плохие обороты. На любом обычном рынке услуг те, кто играют в заведомо сомнительные игры, рано или поздно выбраковываются самим рынком, теряя репутацию, а затем и клиентуру. Независимая экспертиза – явление сравнительно молодое и не устоявшееся. У судебных экспертов РФ есть свое СРО НП "Саморегулируемая организация судебных экспертов", членом которой, кстати, является и господин Елданов. Но насколько эффективно СРО борется за чистоту своих рядов?

В любом случае, профессиональным сообществам экспертов и юристов, видимо, следует как можно скорее озаботиться созданием собственной системы оценки качества работы независимых судебных экспертов (или ее модернизацией, если она существует) и продумать механизмы выбраковки тех, кто уже прославился ангажированными заключениями. В противном случае весь эффект от действия независимой судебной экспертизы с участием частных структур пойдет насмарку: выигрывать в судах будут заказчики с большими кошельками, которые могут привлечь экспертов, вольно обращающихся с документами и упорно не замечающих одних фактов в пользу других. Ни о каком настоящем правосудии в этом случае не может быть и речи.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.8 1 2 3 4 5