Оптимизация детей

В детском доме №2 надеются на неравнодушие граждан и здравый смысл чиновников

Материал подготовила Елена ТАЛПЭУ. Фото Юрия НАБАТОВА

6836

17 января 2014, 09:00

У многих из нас сформировался вполне устойчивый "медийный" образ детей, живущих в детских домах: они кидаются на шею всем, кто приходит к ним, в надежде, что заберут в семью… Отсюда и сами детские дома представляются похожими на переполненные казармы. Нечто похожее я ожидала увидеть и в детском доме №2 – единственном пока оставшемся в Саратове учреждении для сирот. И была приятно удивлена тем, что не обнаружила и намека на описанный выше стереотип.

 

Детдом – в ссылку?..

Приехали мы на Гвардейскую, 7А перед Новым годом, в связи с тем, что "под елочку" всем, кто так или иначе привязан к этому детдому, достался "подарок" в виде то ли слуха, то ли новости, что его могут закрыть. Официальной информации, подтверждающей это, как не было тогда, так нет и до сих пор. Директор детдома Галина Ефимова узнала о таком плане из третьих уст: "Мои коллеги – директора детских домов и наши спонсоры рассказали, что слышали о возможном закрытии нашего учреждения. Поехала в министерство к начальнику отдела интернатных учреждений Елене Юрьевне Ксенофонтовой. Она подтвердила, что есть такая тенденция – значительную часть детских домов со временем будут закрывать. Но пока вопрос окончательно не решен, работайте спокойно".

Увы, спокойно работать уже никак не получалось. Ефимова собрала инициативную группу попечительского совета при детдоме, рассказала им последние новости и предложила собрать в новом году расширенный совет. "Мне говорят: не надо ждать, давайте мы подготовим письмо на имя губернатора", – вспоминает директор и "главная мама" воспитанников.

Косвенным подтверждением того, что подобные намерения у власти все же есть, можно считать комментарий министра образования Саратовской области Марины Епифановой нашему порталу: "Случай с закрытием детского дома должен вызывать радость, а не огорчение. Это же счастье! Значит, обездоленных и брошенных деток стало меньше! А разве не к этому мы стремимся?!".

Получается, что главный аргумент для закрытия детского дома пока один – чиновники считают, что есть тенденция к сокращению сиротства и скоро в городе не будет необходимости в подобном заведении.

"То, что Марина Анатольевна предлагает радоваться, когда детский дом закрывают, – это цинизм. Чему радоваться, если дети плачут?! Радоваться, что сотрудники переживают это как трагедию, потому что отдали этим детям по десять-пятнадцать лет жизни – это более чем странно", – Галина Викторовна не может договорить фразу и сама почти плачет…

Ефимова предполагает, что большинство детей-сирот, которых устанавливают и регистрируют в Саратове, направляют в детские дома и интернатные учреждения области. А тот факт, что условия для образования, развития и культурного воспитания детей, бесспорно, гораздо лучше именно в областном центре, в расчет уже не принимается. Очевидно, важнее создать видимость отсутствия в городе проблемы сиротства. Нет детдома – нет брошенных детей.

Следует признать, что число детей в детдоме №2 по сравнению с прошлыми годами действительно уменьшилось – сейчас их 29. Но у этого процесса есть как объективные причины, так и вполне искусственно созданные. Совсем недавно на воспитание взяли четверых ребят и уже готовят отдать в семью еще двоих. "Обычная практика такая: взяли у меня одного-двоих под опеку, следом дают из приюта других. Так и заполняется детдом. А сейчас нам просто не дают детей – видимо, чтобы был повод закрыть учреждение. Но дети-сироты никуда не делись, не надо кривить душой", – отстаивает свою позицию Ефимова. Она предполагает, что большинство детей-сирот, которых устанавливают и регистрируют в Саратове, направляют в детские дома и интернатные учреждения области. А тот факт, что условия для образования, развития и культурного воспитания детей, бесспорно, гораздо лучше именно в областном центре, в расчет уже не принимается. Очевидно, важнее создать видимость отсутствия в городе проблемы сиротства. Нет детдома – нет брошенных детей.

Между тем, только в 2012 году, по информации отдела опеки и защиты прав несовершеннолетних регионального министерства образования, в Саратове было зарегистрированно две сотни детей-сирот. Хотя следует признать, что за последние пять лет их число как в городе, так и по области действительно сократилось. Галина Викторовна рассказывает, что когда она восемнадцать лет назад пришла работать в детский дом №2, в нем было 96 детей. Кровати стояли в гостиных, так что пройти было негде. На санитарные нормы тогда мало кто обращал внимание. Не то что сейчас.

 

Где родился, там не пригодился

Сейчас детский дом №2 – это большое двухэтажное здание, в котором живут три "семьи", как они сами себя называют. Фактически дети расформированы по группам, в среднем – по десять человек. Братья и сестры – вместе. Когда мы появились у них, они были озабочены проблемой, что бы приготовить на Новый год – какие продукты еще нужно докупить для праздничного стола. "Мы будем запекать курицу с картошкой и приготовим салаты. Что будет на десерт, еще не решили, но что-нибудь придумаем", – по-свойски доложили мне ребята из первой семьи. А на предложение директора разнообразить меню, заявили, что ничего менять не будут, потому что это у них "традиция давняя" готовить курицу на новый год.

Пока дети обсуждали с Галиной Викторовной список продуктов, я осматриваю их просторные "квартиры". Как и положено, здесь есть зал, гостиная, спальня, кухня, ванная. Везде новая мебель, техника. "Посмотрите, какой у нас теперь огромный плазменный телек", – хвалится мне один из мальчишек. Огромная махина занимает полстены прямо напротив мягкого дивана, и создается ощущение небольшого кинотеатра. В другой "квартире" мне показывают "наикрутейшую" душевую кабину, в третьей угощают тортами, которые они "уже видеть не могут". В детском доме также есть актовый, спортивный и оздоровительный залы, сенсорные комнаты, своя сауна, массажные кресла, плазменные телевизоры, компьютеры, бесчисленное количество игрушек.

В большинстве своем все это приобретено на средства спонсоров. На протяжении многих лет директор поддерживает с ними дружеские отношения. Видно, что дети здесь ухожены и обласканы. Поражает отсутствие явных иерархических отношений между педагогами и детьми. Даже подарки, которые им подарят спонсоры (как бы Дед Мороз) на Новый год, они выбирали сами, без советов со стороны. "Один раз девочка заказала Деду Морозу голубого жирафа, – вспоминает Галина Викторовна. – Мы долго пытались найти такую игрушку или хотя бы какой-то выход из тупиковой ситуации. В итоге подарили жирафа, правда, не голубого, и поход в зоопарк. Она была очень довольна".

Те, что постарше и уже заканчивают девятый класс, переживают за свою дальнейшую судьбу и на Новый год просят себе уже не игрушки, а чисто утилитарные, бытовые вещи, которые могут понадобиться им в хозяйстве, когда они поступят в учебные заведения и будут жить в общежитиях. Те, кто еще учится в младших классах, предпочитают "гаджеты": от машинки с пультом управления до наручных часов с функцией видеокамеры.

Однако предновогодние ожидания праздника отошли на второй план. Все мысли о том, что у них могут отнять дом. "Мы не называем друг друга братьями или сестрами, но мы одна семья", – пытается внушить мне девочка Яна. И напоминает, что детдом существует с 1945 года.

"У нас на предновогоднем представлении была депутат областной думы от "Единой России" Татьяна Ерохина. Из ее речей я поняла, что вопрос решенный – нас закроют… Но не хочется в это верить, хоть она и говорит: вам не надо возбуждать общественность и СМИ. А я говорю: что же нам делать – сидеть и ждать? Мы все-таки свой дом отстаиваем. Не только для детей, которые сейчас здесь живут, но и для выпускников, для которых это тоже дом, они по любому вопросу сюда обращаются за советом, за помощью", – рассказывает Ефимова.

У детского дома №2 есть и еще одна важная миссия: в 2009 году здесь была организована школа приемного родителя. Психологи, тьюторы, обучавшиеся в Москве, сейчас здесь, в Саратове, помогают людям, желающим усыновить ребенка, подойти к этому вопросу осознанно, осознать, с какими трудностями им придется столкнуться и как их можно преодолеть. За четыре года были единичные случаи, когда люди признавали, что желание взять на воспитание ребенка для них было слишком поспешным, опрометчивым. Но и семьи, которые стали приемными родителями для воспитанников детских домов (а на сегодняшний день их 41), нуждаются в постоянной помощи и сопровождении. Кто ими будет заниматься, если детский дом закроют? Министерство?..

У детского дома №2 есть и еще одна важная миссия: в 2009 году здесь была организована школа приемного родителя. Психологи, тьюторы, обучавшиеся в Москве, сейчас здесь, в Саратове, помогают людям, желающим усыновить ребенка, подойти к этому вопросу осознанно, осознать, с какими трудностями им придется столкнуться и как их можно преодолеть. За четыре года были единичные случаи, когда люди признавали, что желание взять на воспитание ребенка для них было слишком поспешным, опрометчивым.

"У многих детей здесь, в Саратове, есть родственники: бабушки, дедушки, братья, которые в силу разных причин не могут жить с ними вместе. Но они их навещают. Если нас расформируют, у таких ребят порвутся еще и родственные связи. И это очень серьезная проблема, если понимать, что эти дети – не объекты социального эксперимента, а будущие граждане страны. Когда мне говорят, что они и на новом месте привыкнут… у меня нет слов! Есть, пить, спать – привыкнут. А кто им компенсирует все остальное, в том числе веру в справедливость, которую мы им так настойчиво прививали?" – спрашивает Ефимова.

Пока мы беседуем, звонит бабушка одного из воспитанников и просит разрешения забрать его на несколько дней к себе. Директор спешно ищет свободные дни в череде запланированных мероприятий: поход в ТЮЗ, в цирк, поездка в Москву на елку, посещение храма на Рождество... Понятно, что дети, которые воспитываются в районных детских домах, если и выезжают в областной центр на елку или театральное представление, то очень редко. В этом смысле их саратовским сверстникам из детдома №2 повезло значительно больше. По тем меркам они живут в шикарных условиях.

В общем, каких-то рациональных и по-настоящему убедительных аргументов для закрытия детского дома №2 нам услышать пока не удалось. Усугубляет ситуацию тот факт, что министерство образования избрало выжидательную позицию: возможность закрытия детдома здесь не опровергают и не подтверждают.

"Еще нет никакого решения, его не может быть, потому что идет учебный год. Никакая реорганизация учебного заведения во время учебного года не разрешается. Никакого документа по второму детскому дому на сегодняшний день нет и не было. Если есть у кого-то в головах фантазии, это не ко мне. План есть только одни… Количество детей-сирот и количество детских домов будет сокращаться естественно. Я уже говорила, как это хорошо и здорово. Мы уже достаточно долго дискутируем, поэтому если есть еще какие-либо вопросы – присылайте запрос", – ответила на наш телефонный звонок министр образования области Марина Епифанова.

Возможно, министра воодушевляет позиция столичных коллег. В начале года Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов представил некоторые итоги года минувшего. Отметив, что "такого внимания к вопросам семейного воспитания сирот не было никогда за последние 20 лет", федеральный чиновник сослался на опыт нашего региона, где, по его словам, закрылся последний детский дом. "В Саратовской области, например, число воспитанников в сиротских учреждениях за три года уменьшилось почти на 20 процентов. За счет такого сокращения на 27,8 процента сократилось и количество детдомов, - проинформировал Астахов. - На момент нашей проверки в регионе было 13 детдомов, в которых жили 544 воспитанника, и три дома ребенка, где воспитывался 171 малыш. Примерно на 36 процентов стало меньше сиротских учреждений в целом по России. Есть уверенность, что тенденция продолжится".  

Но вот люди, неравнодушные к судьбе детского дома №2, решили иначе. В интернете начался сбор подписей в его защиту. Под петицией, которая была направлена в том числе и губернатору Саратовской области Валерию Радаеву, на сегодняшний день уже подписались 75 тысяч человек.

 

Мы спросили – нам ответили…

 

Галина Калягина, начальник отдела опеки и защиты прав несовершеннолетних министерства образования Саратовской области:

– О закрытии детского дома №2 в Саратове уже столько сказано, но ведь решения никакого нет еще. Это все на уровне слухов. Я, например, вообще об этом ничего не знаю. У нас ежегодно сокращается количество интернатных учреждений. За пять лет процентов на 25 сократилось количество детей в таких учреждениях. Естественно, должны закрываться те из них, где материально-технические условия хуже. Уже были закрыты маленькие детские дома в Алгае, Романовке. В Саратове закрылась школа-интернат №2. Я уважаю Галину Викторовну (Ефимову – Авт.) и знаю их работоспособный коллектив, поэтому мне сложно судить о целесообразности закрытия детского дома №2, если вдруг эти слухи подтвердятся… Я так скажу: жалко любой детский дом, возьмите хоть в Вольске, Балаково, Красноармейске – он каждый хорош по-своему. Но есть объективные процессы. Количество выявляемых ежегодно детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, уменьшается. Связано это с тем, что в рамках государственной политики проводится работа по реабилитации семей, лишенных родительских прав. Увеличивается количество детей, переданных на семейные формы воспитания – с 80 процентов в 2012-м до 82-х – в 2013 году. Тенденция как по городу, так и по области в принципе одинаковая.

Точное количество выявленных детей-сирот в Саратове на сегодняшний день я сказать не могу, потому что город отчет мне сдаст только 22 января. По области примерно на 13 процентов выявлено меньше, чем в предыдущем году. К тому же совсем не обязательно, что детей, которых выявляют в Саратове, направляют в детский дом №2. В законе нет такого требования. Поэтому нет зависимости от количества детей в этом конкретном детском доме и количества сирот в целом по городу. У нас все детские дома в области сейчас недоукомплектованы, потому что чаще всего сироты сразу же устраиваются в семьи. Если это не удалось сделать в течение месяца, тогда их помещают в детские дома, интернаты. Есть три возможных решения судьбы такого ребенка: усыновление, опека и приемная семья. Усыновление считается приоритетной формой, потому что ребенок приобретает все права, в том числе и на имущество новых родителей. Но усыновляют у нас меньше, в основном семьи, у которых нет собственных детей. Они, естественно, берут маленьких, грудных детей, от которых отказались при рождении. Но количество здоровых отказников снижается. В основном от ребенка отказываются, если у него есть какие-то физические недостатки или заболевания. Тем не менее, традиционно порядка 150 детей ежегодно усыновляются российскими гражданами.

 

Владимир Чернобровкин, председатель комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при правительстве Саратовской области:

– Сразу нужно отметить несколько взаимоисключающих нюансов. С одной стороны, идет сокращение детского населения, соответственно сокращается доля детей-сирот. Хотя последние два года отмечается повышение деторождаемости, но пока кардинальным образом это не повлияло на ситуацию. С другой стороны, в соответствии с пилотным проектом в сфере образования очень много финансов вбухано в систему поиска семей для усыновления, в создание приемных семей и прочих форм устройства ребенка не в интернат или детдом, а сразу в семью. Соответственно, все это сказывается и на уменьшении числа детей-сирот.

Закрытие детских домов – это действительно позитивная тенденция. Понимаю, что коллектив, здание, помещение остаются. Коллектив, насколько я знаю, по заверениям министра образования, никуда не пропадет. Еще есть поле деятельности для таких классных специалистов, которые в сфере сиротства работают. У нас есть центр по подготовке семьи. Они тоже там будут востребованы.

Я понимаю, что это очень болезненная процедура. Люди привыкли к этому детскому дому. Сама ситуация непростая: здесь есть вопросы и проблемы, я даже спорить с этим не буду. Но государству приходится выбирать приоритеты. Сейчас у нас 17 тысяч очередников в детские сады. Понятно, что любое учреждение и здание, которое стоит на балансе минобразования и города, будет использоваться под детские сады и не уйдет в коммерческие структуры. Это тоже надо учитывать. Закрытие детского дома №2 – это чисто технологическое решение. При любом реформировании есть негативные последствия. Контакт с родственниками у сирот будет затруднен, нужно будет находить места на устройство на работу коллектива, пока они переобучатся, пока привыкнут к новому. Я все это прекрасно понимаю. Понятно, что лучше, когда с детьми работает большое количество воспитателей-психологов. Лучше, когда, скажем так, более штучно занимаются с сиротами. Чем когда, допустим, в школе тысяча воспитанников и тридцать воспитателей.

Но бухгалтерия и федеральная норма определяют, что нецелесообразно, скажем, на тридцать воспитанников иметь сорок воспитателей, что это неправильное бюджетирование. Это не мы определили. Нашу детскую колонию ликвидировали по такому же принципу. Сорок офицеров на 28 осужденных. УФСИН посчитал, что это финансово несостоятельное учреждение, хотя мы им доказывали, что лучше пусть двое воспитателей будет на одного осужденного. Но это уже не наша, а федеральная установка идет. По-человечески я понимаю, что это неправильно. Лучше бы платили нормально родителям ту сумму, в которую обходится содержание ребенка в интернате, они бы не бросали столько детей и рожали бы с удовольствием. К тому же законодатели в прошлом году отменили льготы для сирот при поступлении в вузы. Сейчас мы все выступаем за то, чтобы Государственная дума вернула эти льготы.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.2 1 2 3 4 5