Подмоченный авторитет

Из года в год люди ждут от власти компенсаций и объяснений

Материал подготовила Анастасия ХЛОПКОВА. Фото Юрия НАБАТОВА

4490

10 апреля 2014, 09:00

По улице Карла Маркса, что на окраине Аткарска, сейчас можно спокойно проехать на машине. Обычно в это время года здесь передвигаются на лодках. Приход весны в этом году местные жители, как всегда, ждали с тревогой. Думали, что и на этот раз Медведица преподнесет им немало сюрпризов. К счастью, прогнозируемого сильного паводка не случилось. Затопило лишь мост, соединяющий окраину города с районом Нижней Красавки.

 

Ветхая история

На первый взгляд и не скажешь, что здесь зона затопления. Никаких явных следов стихия на этот раз не оставила. Но, как рассказывают старожилы, и десять, и двадцать лет назад все было куда печальней… В 1994 году вблизи Аткарска строили трассу Саратов – Тамбов. Тогда проектировщики не предусмотрели на участке дороги специального отвода для пропуска вешних вод. В результате просчета пострадали тысячи домов.

"Медведица настолько поднялась, что дома оказались почти полностью в воде, видны были одни крыши, – вспоминает пенсионерка Валентина Мурлаханова. – Сама живу чуть дальше, на Мичуринской улице, и к моему дому вода никогда близко не подступала. А тут за какие-то минуты – раз, и в помещениях воды по пояс".

Федеральную трассу экстренно взорвали, а через год все-таки построили небольшой мост. Но, по мнению местных жителей, сделали его опять же "неформатным", и весной вся вода через него пройти не могла. Поэтому в 2004 году все повторилось: большая вода прибыла с такой силой, что пострадала уже не только тысяча домов, но и сам мост, и даже газопровод. Нижняя Красавка осталась без газа.

И хотя местные жители ежегодно страховали свое имущество, компенсацию за понесенные убытки после наводнения, например, 1994-го года выплатили не всем. Вероника Орлова и рассказывать не хочет, какую материальную помощь оказала ей местная власть. На попечении пенсионерки парализованная дочь – инвалид первой группы, и сын – инвалид второй группы, но никто на это не обратил внимания, когда распределялись средства. "Мне выплатили 80 рублей на две банки краски, – чуть сдерживая слезы, рассказывает Вероника Ивановна. – Приходила комиссия, поглядела на дом и вынесла заключение, что мы не так уж сильно пострадали. Хотя у нас не только стены все потрескались, но и пол прогнил. Все эти годы мы сами, как могли, понемножку восстанавливали дом. От администрации ни рубля не получили".      

Орлова добавляет, что до середины 1990-х по дворам часто ходили страховщики, предлагали оформить страховку, но в подтапливаемых районах их уже давно никто не видел. Соседи подтверждают, что у многих пропало желание "впустую отдавать деньги". "А на кой мне страховать дом? Живем и живем. Никто ничего ни разу не дал", – насупив брови, вопрошает Николай Климов, старик лет восьмидесяти, живущий по соседству от Вероники Ивановны.

 

Вдвоем на переправе

В конце улицы – спуск к мосту, соединяющему Аткарск с Нижней Красавкой. Через него перекатываются потоки воды. Когда больше недели назад здесь начался паводок, водители легковых машин не рисковали заезжать на мост, теперь же беспрепятственно преодолевают опасный участок. Пешеходам сложнее: их с берега на берег переплавляют зональные спасатели, братья Вячеслав и Петр Кригеры. Работают братья по договору с администрацией района. Кригеров в этих краях уважают. Отец семейства, Александр Емельянович, которому сейчас под восемьдесят, сорок лет во время половодья перевозил сельчан на лодке, но уже давно не участвует в организации переправы. Занимается любимым пчеловодством. Дом Кригеров – на самом берегу, в тесном соседстве с Медведицей. Как только вода прибывает, они реагируют моментально.

"Прогнозировали, что в этом году будет сильный паводок, а он оказался минимальным, – рассказывает Вячеслав. – Из-за морозов вода сошла тихо, без проблем"

Петр по рации соединяется с базой и запрашивает свежие данные по уровню воды: "Сейчас 1,84 метра, а максимальный уровень в этом году на Медведице был 2,36 метра". За десять минут разговора спасатели, сменяя друг друга, успели четыре раза переправить пассажиров. Каждый раз всем выдают спасательные жилеты. 

Вспоминая об одном из самых сильных половодий в истории "острова", спасатели подтверждают, что с тех пор немало средств у людей ушло на капитальный ремонт домов: "А кто делал трассу, так и не узнали, – говорит Вячеслав. – Крайних не нашли. Слышал, что даже документы из архива были утеряны, хотя этим делом занималась прокуратура. Люди стали судиться, чтобы хоть кого-то привлечь к ответственности, но так ничего и не добились".

Окраина Аткарска сейчас больше напоминает цыганский поселок. Женщины в длинных юбках и их ребятня часто встречаются по дороге. Старики объясняют, что в среднем домик здесь можно приобрести за 300 тысяч рублей. Цыганам как раз хватает на это материнского капитала. Их "владения" легко можно вычислить среди построек коренных жителей. Ну а русские – те, что помоложе, в поисках работы уезжают в другие районы.

Окраина Аткарска сейчас больше напоминает цыганский поселок. Женщины в длинных юбках и их ребятня часто встречаются по дороге. В это местечко они съезжаются не из-за красивой природы, а из-за дешевых домов. Старики объясняют, что в среднем домик здесь можно приобрести за 300 тысяч рублей. Цыганам как раз хватает на это материнского капитала. Их "владения" легко можно вычислить среди построек коренных жителей. Ну а русские – те, что помоложе, в поисках работы уезжают в другие районы. "Пенсии тут у всех минимальные – 5300 рублей, зарплаты – от шести до восьми тысяч, – рассказывает продавец нижнекрасавского магазина Ольга Зеленская. – Больше половины уходит за коммунальные услуги. Вот и за садик еще до Нового года платили по 1100 рублей,  теперь 1500. Администрация пересмотрела цены и решила, что слишком большой возврат нам делают. Раньше мне компенсировали за троих детей 75 процентов, в результате я за детсад платила всего 300 рублей. Теперь же начисляют ежедневную компенсацию в размере 29,6 рубля, и получается, что мне приходится платить практически в три раза больше".

Население "островка" недоумевает, почему за двадцать лет так никто и не провел расследование и не выяснил, кто именно строил трассу Саратов – Тамбов, и почему их не привлекли к ответственности за тот ужас, который пережили люди? По словам местных жителей, некоторые по неизвестным причинам получили большие выплаты, хотя к их домам и близко вода не подходила. Но даже если для этого были основания, почему никто никому ничего не объяснил?..

 

Есть вопросы, кто ответит?

С чем-то подобным столкнулись и жители Петровска. У них еще в 1970-х годах прокладывали федеральную трассу Саратов – Пенза, при строительстве которой также допустили ряд просчетов, которые нарушили водный баланс. Петровчанка Тамара Катруша уверена, что без "человеческого фактора" тут не обошлось: "Сильные паводки  начались сразу после того, как проложили федеральную трассу, а потом внутри города понаделали дорог и совсем "заковали" Медведицу".

Как правило, на все претензии населения у руководителей районных администраций одно возражение: мол, нужно страховать жилье, тогда и спорных моментов не будет возникать. К такой позиции властей у людей с годами выработалось скептическое отношение: "Да я раньше всегда страховалась, вот только компенсацию стала получать меньше, чем заплатила взносов", – поясняет Тамара Николаевна.

Сильный паводок население Петровска пережило прошлой весной, тогда вода поднялась до уровня 3,7 метра. По данным администрации, финансовую помощь оказали 1070 жителям, на эти цели было выделено более 10 миллионов рублей. Каждый получал на руки больше 10 тысяч. Но восемь человек из тех, чьи дома пострадали, так и не получили компенсацию, выделяемую из федерального бюджета.

Причины отказа в компенсации у всех разные. Если пенсионерка Надежда Желтухина подписала акт об осмотре своего жилья, не изучив его как следует, то за Нину Шейнову, как оказалось, вообще подписался кто-то другой. Между тем в копии акта, которую женщина получила, говорится, что ей полагались 40 тысяч рублей, которые Нина Владимировна так и не получала. Молодая семья Учеваткиных оказалась в еще более интересной ситуации. Они за счет материнского капитала построили свой дом, который и пострадал от наводнения. А деньги они не получили только потому, что не успели в нем прописаться, хотя уже жили там. Сейчас Дмитрий Учеваткин, его жена и двое детей живут в ужасных условиях. В доме не просто сыро – по стенам пошли трещины, "расцвела" плесень. "Мы на последние средства обратились к адвокату, который подтвердил, что мы имеем право на компенсацию, даже если не успели прописаться, – дом-то находится у нас в собственности", – говорит Дмитрий.

Получив акты об отказе в компенсации, люди обратились в районную и областную прокуратуры с просьбой провести проверку. Но ответа пока так не получили.

В свою очередь, глава администрации Петровского района Юрий Заигралов предлагает всем обращаться в суд: "Была комиссия, которая выяснила, что эти люди не были в зоне подтопления. Если они хотят получить компенсацию, пусть обращаются в суд. Они подписи ставили под актами или не они – я не гадалка, чтобы это выяснять. Есть органы, которые все проверяют. Вот меня уже прокуратура проверяла. Администрация занималась этим вопросом лишь тогда, когда составляла акты на людей, которые были в зоне подтопления. Зону подтопления определяет МЧС России, поэтому им судиться нужно будет не со мной, а с Россией. Если я сам вынесу решение выплатить деньги, меня посадят за нецелевое использование бюджетных средств", – прокомментировал "Взгляду-онлайн" руководитель администрации.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.5 1 2 3 4 5