По принципу крови

Наследные принцы и принцессы саратовского нотариата

Материал подготовила Юлия КЛИМЕНКО

34651

23 ноября 2020, 11:30

Нотариат – чрезвычайно важный элемент правовых отношений в России, являющийся одновременно общественным институтом и инструментом публичной власти. Вместе с тем для данной сферы характерна максимальная закрытость, которую лишь отчасти можно оправдать соблюдением профессиональной тайны. И как следствие, о деятельности этого института мы можем судить лишь по громким скандалам с участием нотариусов или возбужденным в отношении них уголовным делам. Все это в полной мере относится и к саратовскому нотариату, чья деятельность фактически засекречена и, прежде всего, – в плане подбора кадров. Высокая доходность и непрозрачность этой сферы определяют ее востребованность среди представителей местной элиты. Довольно часто нотариусами становятся жены, дети, зятья, невестки и кумовья высокопоставленных чиновников и силовиков.

 

В свое время саратовские СМИ писали о таких "ведомственных" нотариальных конторах, где трудились близкие родственники высокопоставленных персон. В открытом доступе до сих пор можно найти информацию о помощнике нотариуса Елене Жадновой - дочери бывшего областного прокурора Владимира Степанова.

Учитывая ограниченное количество заветных должностей, за каждую из них идет борьба, победить в которой без протекции сложно. Тотальная закрытость и отсутствие общественного контроля дают неограниченные возможности для разного рода манипуляций. Поэтому, было бы логичным, чтобы данная сфера деятельности стала прозрачной.

Долгое время квалификационная коллегия судей Саратовской области, которая рекомендует или отклоняет кандидатуры служителей Фемиды, тоже представляла собой закрытую корпорацию. Однако "Взгляду" удалось добиться права присутствовать на заседаниях ККС и транслировать информацию своим читателям.

"Процедура проведения конкурса не позволяет и не предусматривает присутствие на нем посторонних лиц, которые могут, в том числе, повлиять на экзаменационный процесс своими нерегламентированными действиями".

По нашему мнению, заседания и другие значимые мероприятия Саратовской областной нотариальной палаты (СОНП) тоже могут стать открытыми. Мы сделали первый шаг – обратились к ее президенту Валентине Грушициной с просьбой разрешить съемочной группе "TVSAR" (видеопроект ИА "Взгляд-инфо") и корреспонденту присутствовать на конкурсе по замещению вакантной должности нотариуса. Но, к сожалению, понимания пока не нашли.

"Уверены, что освещение этого события в СМИ подчеркнет Вашу готовность к диалогу с общественностью, удовлетворит запрос нашей аудитории на получение объективной информации, а также повысит уровень прозрачности самого конкурса", - говорилось в редакционном запросе.

Однако эти доводы не возымели действия – мы получили отказ. После длинной преамбулы о формате конкурса, правах и обязанностях его участников госпожа Грушицина сообщила следующее: "Процедура проведения конкурса не позволяет и не предусматривает присутствие на нем посторонних лиц, которые могут, в том числе, повлиять на экзаменационный процесс своими нерегламентированными действиями".

 

Практическая этика

Трудно сказать, каких именно действий журналистов опасается президент нотариальной палаты. Но складывается впечатление, что регламент, а, быть может, что-то другое, здесь ставят превыше всего, в том числе прав граждан на получение информации.

Президент Саратовской областной нотариальной палаты Валентина ГрушицинаЧуть ли не каждое действие нотариуса строго регламентировано – и федеральным законодательством, и приказами Минюста России, и, наконец, кодексом профессиональной этики. Он предписывает нотариусам воздавать должное правде, советоваться с честью, руководствоваться справедливостью, ограничиваться законом и работать с достоинством.

Причем каждый нотариус, впервые назначенный на должность, торжественно клянется исполнять свои обязанности в соответствии "с законом и совестью, хранить профессиональную тайну, в своем поведении руководствоваться принципами гуманности и уважения к человеку".

Впрочем, как показывает практика, в ежедневной рутине представителям данной профессии не всегда это удается. О чем, например, свидетельствует рассказ юриста из Санкт-Петербурга Романа Кашаргина.

После смерти бабушки, проживавшей в селе Константиновка Саратовского района, мама Романа, Ольга Кашаргина, обратилась с заявлением о вступлении в наследство к нотариусу Елене Лапеевой (за ней закреплены Александровское, Багаевское и Михайловское МО).

"Мама обратилась к этому нотариусу больше года назад. Все начало складываться с привычных, к сожалению, вещей – волокиты, хамства, мелких придирок. Оказалось, что мы неправильно сделали оценку недвижимости, хотя Лапеева не потрудилась объяснить, как правильно. Пришлось еще раз делать оценку. Или требовала, чтобы мы сами сделали копии документов. А потом говорила: "Зачем вы мне копии принесли? Заберите обратно". Иначе, чем издевательство, это не назовешь", - полагает Кашаргин.

Наследственная масса включала в себя несколько объектов недвижимости и старенький, 1991 года выпуска, автомобиль ВАЗ 2121. Вот на это транспортное средство Елена Лапеева и отказалась выдавать свидетельство о праве на наследство.

По словам Романа, нотариус заявила его матери, что свидетельство подготовила, но отдаст его лишь в том случае, если Ольга Кашаргина докажет, что машина будет зарегистрирована. Таких гарантий женщина дать не смогла, и, соответственно, документа не получила. 

"Согласно п. 2 ст. 8.1 Гражданского кодекса Российской Федерации права на имущество, подлежащее государственной регистрации, возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр, если иное не установлено законом.

В соответствии со ст. 17 ГК РФ, правоспособность физического лица прекращается с момента его смерти.

По данным основаниям свидетельство о праве на наследство по закону выдано быть не может", - мотивировала отказ Лапеева.

"Нотариус сразу видела все документы на машину, и, если она не собиралась выдавать свидетельство, зачем было просить делать оценку? – недоумевает Роман Кашаргин. - Ее отказ, я полагаю, был абсолютно незаконным. Верховный суд РФ подтвердил право наследовать транспортное средство без регистрации. Позиция Верховного суда заключается в том, что отсутствие регистрации автомобиля на момент смерти наследодателя не является препятствием к его наследованию. Поэтому мы пошли на принцип и решили обжаловать отказ нотариуса в суде. К слову, сразу после подачи мамой заявления нотариус ей позвонила и посоветовала забрать заявление, а также сказала, что никто не заставит ее выдать свидетельство".

Но не секрет, что подобный стиль поведения с "посторонними" практикуется преимущественно в закрытых системах, к которым, собственно, и относится нотариат. Строгая иерархия, четкое деление на "своих" и "чужих", отсутствие обратной связи и откровенное нежелание ее устанавливать – вот их отличительные черты.

В Саратовском райсуде это заявление пробыло недолго – уже через неделю его вернули истице, сославшись на отсутствие в документе ее подписи. В тот же день наследница направила новую жалобу на отказ в совершении нотариальных действий, которое было зарегистрировано 18 ноября.

Это, конечно, обнадеживает, но, по словам Романа, он готов к любому исходу судебного разбирательства. Не исключает юрист и повторного возврата заявления.

"В этом случае частная жалоба полетит. Уже из научного интереса дойду до Верховного суда. Я и на это возвращение хочу подать частную жалобу, но все никак руки не дойдут. Возможно, напишу в Минюст, попрошу обратить внимание на действия нотариуса", - сказал Кашаргин.  

 

Корпорация родственников

Конечно, нельзя судить о профессиональном сообществе в целом по некорректным поступкам отдельных его представителей. Но не секрет, что подобный стиль поведения с "посторонними" практикуется преимущественно в закрытых системах, к которым, собственно, и относится нотариат. Строгая иерархия, четкое деление на "своих" и "чужих", отсутствие обратной связи и откровенное нежелание ее устанавливать – вот их отличительные черты.

"Нотариат – достаточно закрытая корпорация, особенно в части кадровой политики. На вопросы молодых юристов, что нужно сделать, чтобы стать нотариусом, я в шутку отвечаю – нужно жениться на дочери нотариуса. У нас в области, как правило, помощниками нотариусов работают дети и иные родственники коллег-нотариусов. Но по моему субъективному мнению, эти должности должны замещаться не по "принципу крови", а на основании профессиональных качеств претендентов", - считает саратовский юрист Александр Леликов

Его коллега, член Общественной палаты Саратовской области Николай Скворцов тоже полагает, что главный критерий отбора претендентов на должность нотариуса – это родственные связи.

"Система настолько закрытая, что освобождающиеся должности нотариусов передаются практически по наследству, то есть от родителей – детям, от мужа – супруге или наоборот. Никаких чужих людей, людей с улицы туда не пускают. Мне не известны случаи, чтобы кто-то попал в систему не по наследству. Есть у меня несколько друзей, которые учились, готовились, сдавали экзамены - но невозможно прорваться.

Если и бывают какие-то случайные варианты, то, скорее всего, в отдаленных районах области, куда не особо интересно ехать. Дело и в доходности, и в качестве жизни – люди, живущие и отучившиеся в городе, предпочитают здесь же и работать", - поделился он своим видением ситуации.

Что касается конкурса на замещение должности нотариуса, то, по мнению общественника, - это простая формальность, поскольку победитель известен заранее.

И хотя Николай Скворцов сомневается, что из-за публичности результаты конкурсного отбора на должность нотариуса станут менее предсказуемыми, он, тем не менее, ратует за гласность: "Я думаю, что когда будет гласность, обнаружатся интересные совпадения. Прошел конкурс, и в нем, например, победила дочь нотариуса, который только что ушел с этого места. Следующий конкурс – победил муж женщины, которая ушла с этой позиции. Снова конкурс – победил брат нотариуса и так далее. Вот такие факты через гласность мы, конечно, будем видеть, и рано или поздно станет странно, почему так повторяется все - побеждают люди, которые связаны родственными узами. И будет понятно, что это не совпадения, а система, которую будет сложно покрывать и неудобно повторять дальше".

"На вопросы молодых юристов, что нужно сделать, чтобы стать нотариусом, я в шутку отвечаю – нужно жениться на дочери нотариуса. У нас в области, как правило, помощниками нотариусов работают дети и иные родственники коллег-нотариусов. Но по моему субъективному мнению, эти должности должны замещаться не по "принципу крови", а на основании профессиональных качеств претендентов".

Похоже, до прихода гласности в саратовский нотариат еще далеко. Нам недвусмысленно дали понять, что прозрачность и открытость здесь не в чести. Не исключено, что дальнейшие попытки вывести эту сферу из тени могут вызвать серьезное сопротивление.

Однако не стоит забывать об общественной значимости возложенных на этот институт функций. В конце концов, именно нотариусы, в классическом академическом понимании,  осуществляют так называемое "предварительное правосудие" и, как бы высокопарно это ни звучало, призваны защищать права и законные интересы граждан. И те, в свою очередь, имеют полное право знать, кто их защитники и насколько им можно доверять.

Но о каком доверии может идти речь, если важные решения принимаются за закрытыми дверями, а собрания и конкурсные отборы в нотариальной палате больше напоминают корпоративные "междусобойчики"? 

На наш взгляд, закрытость нотариата и процветающая в нем клановость способствуют профессиональной деградации. Когда кругом только "свои", на объективность оценок личных и деловых качеств претендентов не приходится рассчитывать.

Редакция полагает, что давно назрела необходимость широкой общественной дискуссии о деятельности нотариата, и приглашает принять в ней участие всех, кому есть что сказать на эту тему.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.01 1 2 3 4 5