О Валерии Николаевиче Белоногове

2862

22 июля, 08:05

Бывают в жизни священника дни, когда он с особенной силой осознает, чувствует, какая это удивительная радость – служить соединению людей со Христом. Радость, с которой ничего не может сравниться.

Очень многие в медицинском мире Саратова знали этого замечательного человека – Валерия Николаевича Белоногова. Талантливейшего хирурга, военного врача с огромным и поистине многогранным опытом. Меня познакомил с ним покойный ныне Сергей Рудольфович Утц. Он рассказывал, каким потрясением было для него, в ту пору еще студента, наблюдать за тем, как на его глазах Валерий Николаевич спасал доставленного к ним в больницу человека. Плита раздробила его грудь, он задыхался, жизнь с каждым мгновение уходила из него. С поразительной скоростью Валерий Николаевич пронизал всю грудную клетку этого несчастного ортопедическими спицами, устроив из них поддерживающий каркас, освободив таким образом легкие от сдавливания. А затем провел операцию.

Жизнь складывалась так, что я оказывался в кабинете Валерия Николаевича многократно: то какие-то травмы, то артроз, то периартрит, то посоветоваться о чем-то нужно. И я очень к нему привязался. И на протяжении многих лет обращался к нему с одной и той же просьбой: чтобы он наконец покрестился.

Валерий Николаевич соглашался, выражал уверенность в необходимости этого и… все время откладывал. Так прошли годы.

Мы давно не виделись, а на прошлой неделе я позвонил ему, чтобы, как обычно, что-то спросить. Голос моего собеседника был так слаб, что про просьбу я забыл сразу, лишь услышал его. Выяснилось, что после перенесенного ковида обострились хронические болячки, а самое главное – случился парез нижних конечностей.

На этот раз Валерий Николаевич крещение «на потом» переносить уже не стал: его очень смущало, что я увижу его в таком бессильном состоянии, но он не просто согласился креститься, а был по-настоящему рад.

Я хотел подождать несколько дней, пока он оправится. Но звонок его коллеги убедил меня, что откладывать нельзя.

Когда я пришел, Валерий Николаевич был страшно подавлен: ему невыносимо было сознавать свою, как он говорил, «бесполезность». Из глаз катились слезы. Мы поговорили, он исповедовался – глубоко и по-настоящему. Я читал молитвы «во еже сотворити оглашенного», освящал воду, помазывал его елеем, крестил, снова помазывал – миром… Потом причащал. А он смотрел на меня как ребенок, молился – иногда про себя, иногда вслух, крестился и кивал головой каким-то словам молитвословий, которые его особенно трогали.

Я расставался с ним как с по-настоящему родным человеком. Он уже не плакал. Он был радостным и светлым. Я даже специально рассказал о проблеме с опухолью в кости руки, чтобы он мог что-то посоветовать мне и почувствовать нужность. Он, кстати, и тут удивил меня, рассказав, что сделал множество подобных операций, которые сегодня в Саратове делает лишь один (!) хирург. Я обнялся с ним, попросил «не провожать меня», как бы «забыв», что встать он не может, и простился – в твердой уверенности, что буду приходить к нему регулярно.

А во вторник он ушел.

И я разделяю скорбь родных и близких, тех, кому особенно будет не хватать его. Но вместе с тем… Как же я рад и благодарен Богу за то, что мы успели сделать самое главное дело в его жизни, что он отправился в этот последний путь христианином, примирившись со Христом и приняв Его всем сердцем!

Слава Богу…

Отпевать Валерия Николаевича мы будем сегодня, в храме святого благоверного князя Михаила Черниговского и боярина его Феодора на Увекском кладбище, в 15.00. И я очень прошу тех, кто знал и любил Валерия Николаевича, помолиться завтра за отпеванием вместе с нами. И просто – прошу тех, кто прочтет этот небольшой «некролог», помянуть раба Божия Валерия, который так нуждается сейчас и в наших молитвах, и в доброй памяти.

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.75 1 2 3 4 5

Главные новости