Дмитрий Шадрин о заявлении УФСИН: "Люди запуганы и молчат"

4450

13 августа 2013, 11:29

Скандал вокруг разоблачительных заявлений заведующего столовой Областной туберкулезной больницы УФСИН Дмитрия Шадрина получил продолжение.

Сегодня главный герой этой истории, ранее побывавший в Государственной думе, намерен рассказать в Следственном комитете РФ о нарушениях прав осужденных, отбывающих наказание на территории Саратовской области. Корреспондент ИА "Взгляд-инфо" взял интервью у Шадрина.   

- Случай гибели Алексея Степанова был первым, свидетелем которого вы стали?

- В общем, да. По Степанову я знаю фамилии свидетелей, которые видели, как его уже мертвого принесли в ОТБ-1. Но в Москву я приехал не только по этому случаю. Я приехал с фактами, которые могут свидетельствовать о применении насилия со стороны начальника учреждения ОТБ-1 и сотрудников оперативной службы. И хочу их конкретно озвучить, чтобы привлечь внимание правозащитников и депутатов Госдумы.

- Почему Вы решили это сделать? Ведь человек, работающий в системе, очень редко выносит сор из избы?

- Я считаю, что если от осужденных требуют исполнения порядка и закона, то должны и сами его соблюдать. Но сейчас идет, как мне представляется, моральное унижение со стороны администрации больницы, у них руки развязаны полностью. Люди молчат, люди напуганы конкретно, естественно, что никакие жалобы из учреждения не уходят, огласке не предаются, оседают в самом учреждении.

- УФСИН сообщает, что за 2013 год Вы дважды привлекались к дисциплинарной ответственности. Что скажете по этому поводу?

- Началось с того, что начальник, зная мои намерения о сборе информации от осужденных, начал любыми способами палки в колеса втыкать. И вот это дисциплинарное взыскание заключается в чем? Мне как начальнику столовой предъявлялась преднамеренная недостача продуктов.  Внезапную сделали проверку, и заведомо была якобы сфальсифицирована недостача. Хотя дело копеечное, нехватка каких-то граммов продуктов, но они так сделали. Сделали раз, сделали два, я уже на грани был тоже, что они так поступают. За мной начались слежки, установка прослушки в телефон, и у меня уже естественно назрело…

- Владимир Осечкин в интервью нашему агентству рассказал, что одним из поводов для предания огласке всех этих фактов стала еще одна история, когда Вы якобы были свидетелем факта хищения оборудования из больничной столовой. Это так?

- Да-да. Конечно, не хотелось предавать это огласке, потому что я еще не был в федеральном Следственном комитете, я только сегодня туда попаду. Это было старое оборудование, которое подлежало списанию, но не было списано. Его вывезли и сдали на металлолом, хотя на балансе оно вроде как до сих пор стоит. Только одна его часть стоит 70 тысяч, а таких частей там несколько. Зная, какие будут проблемы, когда я обнародую факты моральных унижений, я для подстраховки запечатлел факты вывоза металла, сегодня в Следственном комитете я их представлю. Вне зависимости от того, нужно это было или не нужно, все под метлу шло на вывоз. Это было в первой декаде марта этого года, а документы по нарушениям я стал собирать месяца за два до этого. Созванивался заранее с Осечкиным, договаривался о встрече, он мне сказал, какие документы надо собрать – показания осужденных, заявления об избиении, свидетелей и т.п.

- Много у Вас набралось заявлений?

- Люди запуганы и молчат. И они, наверное, будут молчать до тех пор, пока и.о. начальника учреждения является Гаценко.

- То есть, выйдя в эфир с разоблачениями, Вы решили себя обезопасить?

- Да. И не только с оборудованием. Мне напрямую были угрозы со стороны службы безопасности УФСИН и со стороны оперативных сотрудников в том, что будет сфальсифицировано в отношении меня уголовное дело, что меня подставят, наркотики подкинут или еще что-нибудь в этом роде.

- То есть у Вас не было выхода или вы настолько совестливый человек, что не могли молчать?

- Все вместе. Все понемногу накопилось. И в принципе я за карьеру не боюсь, я со спокойной душой уйду с работы, но буду знать, что будет какой-то резонанс "свыше" и в плане физического насилия со стороны администрации. Какие-то тормоза должны быть.

- А Вы думаете, Вам так легко дадут уйти?

- Без проблем.

- Вы рассказали об имеющейся у Вас информации на заседании рабочей группы в Госдуме. Как ее восприняли депутаты, услышали ли Вас и будут ли какие-то результаты?

- Результаты, конечно, будут. Но огласке я их пока не хочу предавать. Депутаты выслушали, были в шоке, что такое вообще может быть, и что я приехал.

- А Вы открыли для них Америку? Они раньше не слышали о фактах издевательств над заключенными?

- Они слышали, такие факты есть в некоторых учреждениях исполнения наказаний, это ни для кого не секрет. Но они слышали о них от адвокатов, журналистов и никогда не слышали напрямую от самих действующих сотрудников УФСИН. Поэтому удивились. Удивились и тому, что начальство никак эти факты не пресекает. Нынешний и.о. начальника ОТБ-1 – он какой-то… бесстрашный. Не знаю, почему и кто ему помогает. Ни огласки не боится – ничего.

- УФСИН в своем официальном комментарии пишет, что одним из поводов привлечения Вас к дисциплинарной ответственности стало то, что Вы, находясь на больничном, пытались выехать за пределы области. И это якобы является грубым нарушением трудовой дисциплины. Вы действительно не имели права выезжать из области?

- Я имею право на свободное передвижение. Это не является нарушением трудовой дисциплины. Тем более я вольнонаемный сотрудник. Про меня где-то написали, что я офицер, а я гражданское лицо, я не ношу погон.

И факт был такой, что меня хотели снять с поезда, точно зная, с какими бумагами я туда еду.

- А как это происходило?

- Поставили прослушку в телефон, когда я договаривался о покупке билета, у них эта информация зафиксировалась, в какое время и какой поезд. На саратовском вокзале, уже в вагоне, они подошли ко мне и сказали, что будут проблемы, если поедешь. Хотели морально запугать. А я сказал – свою поставленную цель я исполню. Они не имели права меня задерживать, поэтому оставили меня и ушли.

- Вы уже решили, что уйдете из системы УФСИН?

- Да, конечно, я уже решил уйти. Просто уже терпения нет...

- Хотелось бы более подробно узнать о фактах, свидетелем которых Вы были, помимо гибели Алексея Степанова.

- Других убийств при мне не было. Заключенные от туберкулеза в больнице умирали, это было. А вот моральное унижение... Этим, вероятно, занимаются сотрудники оперативного отдела и те, кого на жаргоне называют "петухи". Человеческую судьбу могут решить за пять минут и с этим клеймом люди остаются на всю жизнь. Люди автоматически переходят в категорию обиженных и нерукопожатных. Кто знает, поймет, о чем речь. А это испорченная судьба и, прежде всего, психология человека.

- А за что это делается? За какие-то нарушения, за неподчинение начальству?

- Я полагаю, просто личная неприязнь, личное побуждение – вот не понравился и все. Не поддается человек вербовке оперативному сотруднику – все, клеймо обеспечено. Я, если Вы заметили, делаю упор именно на оперативном отделе. Хотя у нас есть еще отдел безопасности, они хорошо работают, к ним претензий никаких нет. Сотрудники идеальные. А оперативный отдел у нас хромает.

- Эти факты морального унижения, о которых Вы говорите, практикуются именно в больнице?

- Люди уже, мне кажется, боятся заболеть в учреждениях, потому что они знают, что если они поедут в ОТБ, с ними неизвестно что случится. Раньше люди рвались в больничку, на лечение, сейчас боятся.

- Чем Вы дальше собираетесь заниматься?

- Я еще пока не решил. Мне сейчас главное эту ситуацию разрешить. Нет, без работы я не боюсь остаться. Работу я найду. Мне сейчас пока не до этого. У меня есть цель, я буду добиваться ее до последнего.

- А какова Ваша цель? Что Вы в конечном итоге хотите?

- Моя цель - чтобы сняли и.о. начальника ОТБ-1 с занимаемой должности. Чтобы факты были преданы огласке, понесли наказание виновные. Чтобы был положен конец издевательствам и моральным унижениям людей.

Комментарий

Владимир Осечкин, основатель социальной сети "Gulagu.net":

"Из больницы, в которой работает Дмитрий Шадрин, якобы было похищено пищевое оборудование для столовой на сотни тысяч рублей. Его увезли на металлолом, потому что это ценный металл, решили заработать на этом деньги. По документам это все стоит на балансе, а, вероятно, всего этого нет - все давно продали и деньги поделили. Дмитрий был свидетелем события и снял это все на смартфон. У нас есть эта видеозапись, придет время – мы ее обязательно выложим.

Когда это все произошло, стало понятно, что Дмитрия могут подставить, повесив на него ответственность за эту кражу как на начальника больничной столовой. Он не хотел связываться со всей этой грязью, поэтому решил сделать такой упреждающий маневр – рассказать обо всем первым...

Еще один из мотивов – чисто человеческий. Желание, чтобы виновных в коррупции, пытках, избиениях все-таки наказали. В системе УФСИН Дмитрий работает с 2005 года, а в ОТБ - 1 около года. Заключенный Алексей Степанов погиб в марте, и Шадрин принял решение уходить, собрал на сотрудников компромат... Сейчас он официально находится на больничном...".

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 5 1 2 3 4 5

Главные новости