Краевед написал рецензию на книгу Андрея Кумакова о революции

3360

25 мая 2015, 12:28

Саратовский краевед, автор и ведущий программы "Ракурсы прошлого" Андрей Кумаков написал книгу, посвященную революции 1917 года в России.

Книга пока не издана, но уже вызывает интерес у специалистов.  

Сочинение  "Октябрьская революция, какой мы ее не знаем (взгляд с разных сторон баррикад. Дневники, воспоминания, документы)" рассматривает саратовскую историю событий почти вековой давности.

Предлагаем ознакомиться с рецензией на труд, подготовленной писателем-краеведом Владимиром Вардугиным:

"Эта книга ужасно интересная! – приходится слышать отзывы об иных книгах от восторженных читателей. Книга, которую подготовил к печати известный саратовский краевед Андрей Вадимович Кумаков – и ужасная, и интересная. Ужасная, потому что буквально на каждой странице льется кровь, людей убивают и бандиты, и законные власти как по приговору суда, так и по прихоти; жильцов выбрасывают из квартир, увольняют с работы только за то, что они "не той масти"; словом, повествование давит насилием… А интересная потому, что все происходящее случилось не где-то за тридевять земель, а у нас в Саратове, и рассказы сложены из таких деталей, коих ни один фантаст не выдумает, потому что книга та – документальная, составлена из дневников, воспоминаний, газетных заметок и архивных документов. Называется книга "Октябрьская революция, какой мы ее не знаем (взгляд с разных сторон баррикад. Дневники, воспоминания, документы)". Я бы поставил эпиграфом к ней строки поэта Николая Глазкова: "Чем столетье интересней для историка, тем для современников печальней". Революции 1917 года и гражданская война, вызванная ими – одна из самых печальных страниц мировой истории ХХ века.

В 1967 году широко отмечалось пятидесятилетие Великой Октябрьской социалистической революции. К юбилею выпускались фильмы, издавались книги, ни одна газета, ни один журнал не обходились без публикаций о "пламенных революционерах". Даже такой далекий от политики журнал, как "Здоровье", поместил фотографию бегущих к реке детей, под снимком – подпись: "Им встречать столетие Великого Октября".

Среди тех пионеров мог быть и Андрей Кумаков, ему в ту пору исполнилось двенадцать лет. Не знаю, рассказывали ли ему родители о предках, среди коих известный саратовский купец Хрисанф Образцов, дворяне Виктор Антонович Шомпулев, служивший при четырех императорах и оставивший  записки о своей жизни, и Михаил Викторович Готовицкий, один из основателей Саратовской ученой архивной комиссии (известный Дом трезвости на улице Григорьева, 45 – это "дворянское гнездо" Готовцких). Скорее всего, не рассказывали, потому что даже спустя полвека говорить о "бывших" было небезопасно. О своих замечательных предках Андрей Вадимович узнал, когда в 1990-х годах открылись архивы и с "бывших" сняли клеймо позора. С падением советской власти реабилитировали и такое понятие, как предприимчивость, и Андрей Вадимович, к тому времени уже кандидат биологических наук, соединил свои знания с жилкой предпринимателя, основав свое дело – выращивание элитных семян (он – директор ООО "Гибриды Поволжья"). А в свободное от дел время продолжил интересовавшие его с детства путешествия в прошлое Саратова (издал несколько краеведческих книг,  в 2010 году открыл свой персональный сайт по истории Саратова, вот уже два года ведет программу "Ракурсы прошлого" на tvsar.ru.

Казалось бы, людям поколения Кумакова о большевистской революции известно все: сначала в школе на уроках истории, потом в вузе (Андрей Вадимович – выпускник СГУ) курсы истории КПСС и политэкономии не оставили белых пятен, однако, приступив к изучению летописи Октябрьского переворота 1917 года (до 1927 года о революции и не упоминали, официально именуя произошедшее переворотом), обнаружил, что на самом деле все было не совсем так. Вернее, совсем не так. Но не стал, подобно конъюнктурщикам от науки, переменять плюсы на минусы, предоставив в своей книге слово всем сторонам конфликта. Изложение получилось объемное (и по количеству страниц – свыше шестисот,  – и по методу изложения: взгляд со всех сторон на одни и те же факты). Авторство двух составителей (часть материала предоставил кандидат исторических наук Анатолий Александрович Симонов) выразилось в расстановке акцентов: обратившее внимание исследователей выделяется курсивом или полужирным шрифтом. Впрочем, каждый читатель может сделать свою интерпретацию фактов, коих в книге неисчислимое множество: ни одно мало-мальски значимое событие в городе (и в области, хотя львиная доля фактов взята из жизни губернского центра) не прошло мимо внимания составителей.

Не могли не попасть в поле зрения исследователей и руководители переворота. И если про Антонова-Саратовского и Васильева-Южина раньше много писали, то о Хвесине как-то умалчивали, и для многих саратовчан имя Хвесина ассоциируется лишь с табличкой на троллейбусе первого маршрута, прежде именовавшегося понятными пунктами "Вокзал – Волга", а ныне извещающими, что троллейбус следует с вокзала до улицы Хвесина.

Если газетные материалы и архивные документы (постановления исполкома, распоряжения военных властей и т.п.) лишь сообщают факты, то осмысление происходящего находим в цитированных строках дневников и воспоминаний современников тех лет. Меня удивляло, как горстка людей смогла совладать со стихией, ведь 99 % населения совсем не поддерживало большевиков, обыденным были разговоры о том, что коммунисты вот-вот потерпят поражение, их восстание захлебнется. Но нет. Дни шли за днями, складывались в недели и месяцы, а советская власть держалась. На чем? Ведь известно, что на штыках долго не усидишь, а новая власть только и делала, что применяла штыки (в те годы в Саратове даже  возникла поговорка: "Ходить со свечками", то есть водить арестованных под конвоем с примкнутыми штыками). Ответ на свой вопрос я нашел в дневнике Александра Бабина, преподавателя английского языка в университете. Уже 15 ноября 1917 года, через две недели после большевистского переворота, он вынес новоявленным "спасителям России" свой приговор: "Объявленная Советами всеобщая и полная амнистия всех политических заключенных и уголовников, открытие всех тюрем и уничтожение судебных архивов наполнили страну опасными элементами. Молодые и наиболее предприимчивые рецидивисты после освобождения вступили в Коммунистическую партию. В ряде случаев им удавалось занять ответственные административные должности; из этой среды большевики получили наилучший человеческий материал для борьбы и истребления врагов партии, т. е. ленивых и слабохарактерных любителей правопорядка".

Ответственность за случившееся, таким образом, ложится не только на взявших власть, но и за тех, кто так бездарно отдал ее. По благодушию или по глупости, неважно, факт налицо: революционерам удалось убедить людей, что "так жить нельзя", поманили красивой обманкой, и  народ попал в капкан.

Не вдруг, не сразу произошла подмена понятий, плюс поменялся на минус и наоборот. И даже умудренные опытом отцы семейства, интеллигентные и образованные люди не смогли разгадать замысел врагов России, а тех же, кто предупреждал, что к нам идут волки в овечьих шкурах, пресловутое общественное мнение третировало, выставляло противниками прогресса и даже… вызывало на дуэль.

Признаться, читать книгу о революции нелегко. И дело не в большом объеме написанного, а в большом объеме негатива, сосредоточенного в одной рукописи. Даже закрадывалась мысль: "А надо ли сегодня  вспоминать об этом? Не лучше ли будет, если Кумаков не найдет денег на издание, и рукопись останется рукописью, не став достоянием публики? Ведь то – дела давно минувших дней, ну, было – и прошло". И тут же – сам себя опровергаю, включив телевизор с новостями дня текущего: "Прошло ли? Не возродился ли сегодня "боевой восемнадцатый год" на Украине? Там один к одному повторяется картина революционного разгула, когда жизнь человеческая не  стоит ни копейки".

История мстит за невыученные уроки, и не двойки ставит нерадивым, а ставит их к стенке. А потому – предупрежден – значит, вооружен! Книга Кумакова и Симонова предостерегает: красивый слоган, родившийся в дни празднования пятидесятилетия Великого Октября – "Есть у революции начало, нет у революции конца" – отнюдь не просто лозунг… Книгу "Октябрьская революция, какой мы ее не знаем" прежде всего нужно прочитать тем горячим головам, которые полагают, что все вопросы можно решать "подъемом переворотом". Такие горячие головы думают, что в революции они окажутся на белом коне. А если – на барже заложников, в числе расстрелянных в силу "революционной необходимости"? По ходу действия авторы книги дают сноски о тех комиссарах, которые и двигали вперед революцию, и после фамилии, как полагается, приводят в скобочках даты рождения и смерти, и у большинства революционеров вторая дата – 1937 или 1938 год (Хвесина, в ту пору первого заместителя наркома коммунального хозяйства РСФСР, тоже в 1938 году расстреляли). Как образно выразил это явление публицист Г.П. Климов, "змея кусает свой хвост". Всякая революция пожирает своих детей. И это главный урок, который извлечет читатель из книги "Октябрьская революция, какой мы ее не знаем".

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3 1 2 3 4 5

Главные новости