Подозреваемые в подготовке к нападению на школу подростки: "Обрез нам, наверное, подбросили"

23596

3 марта, 12:15

Фото УФСИН. Видео УФСБ

Подозреваемые в подготовке к нападению на школу саратовские восьмиклассники мечтали отомстить одноклассникам лишь в воображении.

Вчера 15-летние Игорь и Евгений рассказали об этом членам ОНК во время проверки условий их содержания в саратовском СИЗО.

После долгих попыток собраться с мыслями, робея перед большой делегацией – представителей прокуратуры, правозащитниками и уполномоченным по правам ребенка – подростки восстановили хронологию событий, предшествовавших аресту, а также рассказали о проблемах в школьном коллективе.

Первым в камере посетили Игоря. Симпатичный парень – высокий, худощавый, но широкоплечий, с серьезным, немного обиженным лицом на "террориста номер один" совсем не похож. В разговоре он немного картавит, что делает весь его образ еще более уязвимым. 

Еще меньше похож на "террориста" его одноклассник Женя – спокойный и рассудительный, тоже с небольшим дефектом речи, он говорит так, что если бы не стены следственного изолятора, можно было бы подумать, что парень просто отвечает урок.

Однако уголовное дело возбуждено по ч. 1 ст. 30 -  п. "а, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ (приготовление к убийству двух и более лиц, совершенное группой лиц по предварительному сговору).

Это тяжелый состав, но наивному Жене кто-то успел сказать, что "может быть, дадут условный". Он, похоже, в это верит или, по крайней мере, надеется.

Оба школьника еще, кажется, не поняли, где находятся и что в их жизни произошло.

Сейчас идет предварительное следствие, подростки допрошены в качестве подозреваемых. Обвинение им пока не предъявлено. Редакция воздерживается от оценок и выводов, хотя некоторые версии уже напрашиваются и даже звучали в коридорах СИЗО.

Приводим прямую речь Игоря и Евгения максимально близко к первоисточнику, без купюр.

Игорь, 15 лет: "Все люди – эгоисты"

"Над нами в школе (речь идет о саратовской школе № 14 – ред.) издевались - обзывали, били, гнобили, все что могли, делали. Кулаками били в основном на лестничной площадке, где мы постоянно с Женей стояли. Или идет толпа - подножки нам ставят. Я однажды упал – колено болело месяц.

В предыдущем классе, где я учился, меня сразу приняли, а здесь мы отличались – одеждой, вкусами, музыкой. Они меня не принимали, но я бы и сам не хотел вливаться в их коллектив.

Директор и завуч - все были в курсе, только ничего не делали. Один раз только со мной школьный психолог поговорила. Я не жаловался, не сопротивлялся – если бы я кого-то ударил, против меня бы вся школа пошла.

А когда мы с Женей шли вместе домой, говорили всякое, только чтобы успокоиться, высказаться. После этого спокойнее было на душе. Иногда писали про это в переписке, но это мы все врали – всерьез этого делать не хотели. Но оперативники нам не верили – им нужно было, чтобы мы сказали, что мы это всерьез замышляли.

Где-то в начале зимы мы познакомились с Леной (имя девушки изменено – ред.). Она мне "ВКонтакте" написала, общались, потом гулять начали. Я ей доверял.

Она предложила сходить в этот бункер – из пневмата пострелять по банкам. Ей 17 лет, у нее был пневматический пистолет, где она его взяла, я не знаю.

Я пошел, мне нравится оружие, я увлекаюсь военной тематикой, с девяти лет хотел себе коллекцию оружия сделать. Я еще и в армию хотел. До 50 лет служить, потом в охрану пойти, но сначала выучиться на сварщика, чтоб профессия была.

В комнату, где был ящик с обрезом, первая вошла Лена. Кроме этого ящика, других вещей там не было. Ящик был открыт, в первый день там еще лежали какие-то книжки, во второй книжек не было, только листочки.

Когда нас задержали – ее сразу увели, Женя это видел. С Женей они познакомились только 24 января, в день задержания.

Никакого хайпа мы ловить не хотели. Колумбайном я интересовался не сильно, только раз в Википедию заходил - прочитать, что это такое, на сайты никакие не заходил.

На допросе я напуган был. Все так резко произошло.

Оперативники нас материли, говорили, "если ты сейчас не скажешь, что ты это хотел сделать, то будет плохо". При задержании били – когда меня повалили, кулаками били, потом пинали. Я лежал и не сопротивлялся, мне страшно было – я даже не знал, кто это был, они были без формы, не представлялись. Когда к стенке поставили, по животу били.  У меня потом от страха сердце весь день болело. На допросе приказали не врать, грубые очень были, а  я человек эмоциональный, чувствительный.

Что я думаю про жизнь? Везде эгоисты. Я много раз делал людям добро, а они мне ничего хорошего не делали. То машину вытащить, то что-то донести – даже спасибо не говорили.

Отца  у меня нет, есть отчим и мама, отношения в семье нормальные, только последние полтора года я не сильно с ними общался, замкнутым стал.

Сейчас давление никто не оказывает – нормально все, здесь (в СИЗО – ред.) все добрые".

Женя, 14 лет: "Думаю, обрез нам подбросили"

"Это был обычный день, в полвторого я поехал к бункеру, мы об этом договорились с Игорем еще в ту субботу, когда шли со школы. Он рассказал мне, что с подругой Леной они ходили туда стрелять из пневматики и нашли там обрез.

Я думаю, он был подкинут, он не мог пролежать там столько времени. Думаю, за моим другом уже давно следили. Может, они этот обрез туда и подкинули, чтобы дело долго не тянуть.

Лена тоже подставная наверняка, потому что именно она потащила его в этот бункер. А я просто под горячую руку попался. Если бы я в этот бункер не поехал, меня бы тут не было.

Пришли – Игорь достал обрез, потом мне передал, я его подержал. Патронов в нем не было. Мы походили по этому бункеру, подержали обрез – вещь интересная сама по себе.

Из помещения выходим, собираемся занести его обратно – идут мужчины, спрашивают – где выход? Я говорю – там. А обрез был в руках у Игоря, и они его положили, короче.

Меня не били – я сам лег, что было с Игорем, я не видел. Они не представились, лица у некоторых были замотаны – Игорь подумал, что это какие-то гопники.

Потом поехали, потом ждали, пока приедут родные.

За что я задержан, у меня нет до конца понимания. Мы писали друг другу в ВК, чтобы остыть, нас в школе все доставали. Достали просто. Ногу я ломал – меня толкнули, руку ломал – подножку на лестнице поставили. Я не жаловался, думал, сейчас дотерплю до 9 класса и уйду оттуда, наконец.

На Игоря класс пожаловался классному руководителю. Не знаю, за что, за то, что он такой. Он веселый и спокойный, он ничего плохого не делал, разговаривал, быть может, на уроках – не громко, но почему-то весь класс пожаловался. Как в классе обычно бывает: кто-то выше, кто-то ниже.

После школы мы постоянно шли злые. Игорь нафантазировал – типа он расстрелять всех хотел, ну такие дурные идеи.

Я в этой школе с подготовки, видать, им сразу не понравился. Друзей у меня только три человека, с остальными отношения фиговые. Все время пытаются докопаться.

С Игорем у нас общие интересы – сошлись на оружии, хотя мне еще интересна техника.

На допросе я вне записи сказал, что мы этого не хотели делать, что это все несерьезно. Вы сами подумайте – 14 лет людям, что мы могли?! Я просто на допросе в ауте уже был, сильно спать хотелось. Только сейчас понимаю, что тогда наговорил.

Никакие сайты АУЕ, Колумбайн мы не посещали, просто в Ютубе видео смотрели – там показывались люди, которые расстреливали под песни какие-то. Меня больше интересовали песни, мне музыка нравилась. Про керченского стрелка я слышал, но как я к нему отношусь – никак. Отвращение какое-то. Меня спрашивали в следственном комитете: ты поддерживал Игоря в его побуждениях? Я ответил – да, но это не было всерьез.

К людям я нормально отношусь, со всеми пытаюсь заговорить. Если есть какие-то проблемы, то успокою. Мои одноклассники – да, считаю, что они заслуживают наказания, но какого – не знаю".

Татьяна Загородняя, уполномоченный по правам ребенка в Саратовской области:

"Я не увидела в них террористов"

"Я сегодня встречалась с родителями мальчиков, мне важна была их позиция. До этого встречалась со школой, ситуация нужна была с разных сторон.

В  школе сказали, что ребята не подвергались давлению, а с утра мама и отчим Игоря и дедушка Жени заявили, что давление было, и что ребята находились в достаточно сложном положении.

Мама Игоря водила его к школьному психологу, так как у него был сложный период адаптации. Она хотела, чтобы с сыном работали, но школьный психолог, как сказала мама, встретился с ребенком один раз и больше не встречался. Игорь эту информацию подтвердил.

Я сегодня пообщалась со школьным психологом и не увидела, что там была какая-то работа проведена. Мы посмотрели работу психологов в УФСИН – могу сказать, что там больше работа проведена, чем в школе.

Проблемы были на протяжении достаточно долгого времени у обоих мальчиков, на этой теме они и сошлись.

Коллизия действительно странная, возможно, это дерзкая бравада, но фигурирует там только этот обрез - который, как они утверждают, им был показан, а один из мальчиков вообще увидел его первый раз.

Не в моей компетенции судить, но на основании этих слов говорить, что они заранее устроили там склад и собирали оружие, я бы не стала. Не думаю, что это было так, хотя компетентные органы это расследуют. Но на данный момент я не увидела в ребятах террористов и думаю, что многие из тех, кто был у них в СИЗО, согласятся с моим мнением.

Накануне мне говорили, что отношения в семьях были плохие, и это могло стать одной из причин, но я этого не увидела.

Игорь говорил, что боялся расстраивать маму, что мама его очень любит. И он ее любит.

Женя, когда думал о дедушке, крепился, но на глазах у него были слезы. А про маму сказал, что она к нему даже не придет. Было видно, что это болезненная для него тема.

Не бывает плохих детей. То, что произошло – вина взрослых. Не увидели, отмахнулись. У нас часто детей воспитывают репрессивными методиками: если ты плохо себя ведешь, то я тебя за это накажу, и после этого ты перестанешь плохо себя вести. А на самом деле демонстративное поведение ребенка говорит о его внутренних проблемах, о том, что ему плохо, что он кричит. И любое демонстративное поведение должно заставить взрослых задуматься, протянуть руку помощи.

Конечно, очень серьезная статья, которую инкриминируют этим подросткам, идет следствие, и я очень надеюсь, что оно будет объективным и беспристрастным".

Редакция ИА "Взгляд-инфо" благодарит УФСИН по Саратовской области за помощь в подготовке материала. 

Материал подготовила Елена Балаян

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.27 1 2 3 4 5

Главные новости