Черная метка

Саратовские адвокаты размышляют о последствиях приговора по делу Старосельцевой

Экспертов выслушал Александр СОКОЛОВ

7343

19 февраля 2013, 11:10

Вчера адвокат Татьяна Старосельцева обжаловала приговор о признании ее виновной в мошенничестве. Подсудимая сочла необоснованным и незаконным решение (четыре года колонии общего режима), которое вынес  Энгельсский районный суд Саратовской области. За этим громким процессом пристально следили не только СМИ, но и коллеги обвиняемой. Корреспондент "Взгляда-онлайн" расспросил правозащитников, юристов и клиентов Старосельцевой на предмет того, какие последствия будет иметь приговор для адвокатского сообщества. Мнения собеседников разделились – от безусловного осуждения до горячей поддержки судебного решения.     

 

Нина Царева, член Общественной палаты Саратовской области, адвокат:

"Почему действиям потерпевшей следствие или суд не дали оценку?"

"Необходимо четко разделять две ситуации. Если адвокат действительно взял деньги для их передачи в качестве взяток, либо просто захотел их присвоить себе, не оказав реальной помощи своему клиенту в процессе, его следует привлекать к ответственности. Но в том случае между клиентом и адвокатом действительно был заключен договор об оказании юридических услуг, адвокат полностью выполнил свою работу – то есть участвовал во всех заседаниях, выступал с аргументированной позицией по делу и всячески отстаивал в суде интересы своего клиента, то речь об уголовном преследовании идти не должна. В данном процессе, насколько мне известно, договор на оказание юридических услуг был заключен, адвокат участвовала в процессе и даже добилась отмены решения суда первой инстанции в Саратовском областном суде. Таким образом, она провела большую работу. Со стороны потерпевшей, напротив, были сделаны странные заявления. Она утверждала, что передавала деньги именно для дачи взяток, а следовательно, сама открыто и гласно признается в намеренном нарушении закона. Получается, потерпевшая действовала с умыслом? Почему ее действиям следствие или суд не дали оценку? Этот вопрос мне не понятен. Конечно, уже сам факт осуждения адвоката, даже безотносительно к вопросу о справедливости и законности провозглашенного приговора, бросает тень на всю систему адвокатуры. Мы изо всех сил стараемся бороться за имидж, а тут такое происшествие. Оно, несомненно, будет иметь свои последствия. Конечно, я считаю, что в этом деле надо разбираться досконально. И если Татьяна Старосельцева считает себя невиновной, если она действовала только в рамках закона, то просто обязана добиваться своего оправдания во всех возможных инстанциях. Иначе это дело может стать очень неприятным прецедентом, когда адвокат будет чувствовать на себе постоянное давление со стороны следствия".

 

Станислав Зайцев, адвокат:

"Этот приговор адвокатское сообщество может расценить как черную метку"

"Насколько я знаю итоги процесса, суд частично снизил сумму, которую Старосельцевой вменяло следствие, и переквалифицировал дело по 3-й части статьи 159 УК РФ. Мне не очень понятно, каким именно образом суд проводил деление сумм на отработанные и похищенные. Возможно, если бы я мог ознакомиться с решением и протоколом, я мог бы дать более компетентный ответ. Но пока некоторые выводы и мотивы суда мне до конца не ясны. По-человечески мне, конечно, очень жаль Татьяну Старосельцеву. Я знаю ее как достаточно известного и вместе с тем грамотного адвоката. Она очень активно отстаивала позицию своих клиентов прямо со стадии следствия, пыталась сыграть на нарушении норм УПК. Можно предполагать, что далеко не всем работникам силовых структур ее подобная деятельность была по душе. Так можно нажить себе немало недоброжелателей. И нельзя полностью исключать, что возбуждение уголовного дела против нее было обусловлено таким мотивом, как месть за ее позицию в процессах.

И все же считаю, что этот приговор (вынесенный Татьяне Старосельцевой. – Авт.) адвокатское сообщество может расценить как некую "черную метку". Теперь нельзя исключать, что следствие не истолкует действия адвоката как мошенничество даже в том случае, если между ним и клиентом был заключен официальный договор".

 

Таймураз Тотиков, адвокат:

"Не так страшен черт, как его малюют", – уверена осужденная"

"Я мало общался с Татьяной Старосельцевой в последнее время, но на заре ее деятельности мы иногда даже работали вместе в процессах. В тот момент она много делала, чтобы стать успешным адвокатом. Сейчас о ней говорят куда больше, и, конечно, есть критика, есть недоброжелатели. Но я думаю, что люди делятся на два типа – одни делают, а другие завидуют. Не исключено, что не вся негативная информация о ней является действительно достоверной. Я видел Татьяну Старосельцеву в следственном изоляторе буквально на следующий день после оглашения приговора по ее делу. Я шел к своему подзащитному, а ее привели на встречу с адвокатом, и мы успели перекинуться парой слов. Настроение у нее было бодрым, она не сломлена, у нее не дрожали руки, голос был уверенный. "Не так страшен черт, как его малюют, – сказала она мне. – Я понимаю, что не найду правды по своему делу в Саратовской области, но я буду бороться дальше". Хочется верить, что репрессий для всего адвокатского сообщества после этого дела не последует, я очень на это надеюсь. В то же время у меня есть претензии к нашей судебной системе. И я прекрасно понимаю, что в нашей стране случиться может всякое".

 

Олег Сапрыкин, подзащитный Татьяны Старосельцевой, бывший сотрудник УФССП:

"В моем случае она добилась наказания ниже низшего предела"

"Татьяна Старосельцева обладает хорошей профессиональной хваткой. Она всегда досконально изучала все вопросы, была очень живым, общительным человеком. Мне в суде она оказала серьезную поддержку. Приговор по делу был обвинительным, но она, работая тогда вместе с адвокатом Тотиковым, добилась наказания ниже низшего предела, действуя исключительно законными методами. Прокурор просил приговорить меня к девяти годам заключения, а я получил лишь четыре года колонии".

 

Елена Левина, адвокат:

"Сам факт осуждения неприятный и очень настораживающий"

"Я, к сожалению, не могу дать комментарий по обстоятельствам приговора, так как не видела материалов дела. Но я была шокирована, когда услышала информацию об осуждении адвоката из уст коллег и СМИ. Хотелось бы отметить, следствие нередко расценивает адвоката как фигуру, которая ему активно мешает. Несмотря на то, что в своей работе адвокатура призвана лишь обеспечить исполнение конституционного принципа равноправия сторон и права на защиту при уголовном преследовании. Между тем, когда еще на этапе следствия эффективно начинает работать защита, я полагаю, что обвинение не всегда адекватно расценивает эту деятельность. Работу адвоката могут расценить даже как обиду. Сам факт осуждения неприятный и очень настораживающий. Приговор специфичен. Я не могу исключать, что в этом деле могли быть иные мотивы, кроме тех, которые были представлены общественности".

 

Елена Кобзаренко, адвокат:

"Этот   приговор   не  будет иметь значение  прецедента"

"Я участвовала в работе квалификационной комиссии Адвокатской палаты  Саратовской области, которая рассматривала дисциплинарное производство в отношении Татьяны Старосельцевой. Материал  в отношении  адвоката поступил из Управления Минюста России по Саратовской области и был основан на представлении органов следствия. Нарушения требований закона "Об адвокатской  деятельности и  адвокатуре в РФ" в деятельности  адвоката Татьяны  Старосельцевой  действительно были установлены. Они касались, в том числе, вопросов несвоевременного оприходования денежных средств. Сама Старосельцева не отрицала наличия этих нарушений в своей  деятельности. Хотелось бы подчеркнуть, что предметом рассмотрения  на заседании комиссии не были и не могли быть обстоятельства, подлежащие  установлению в ходе расследования уголовного дела. Квалификационная комиссия не может вторгаться в компетенцию следствия, поэтому мы не давали оценку  этим обстоятельствам.
Все жалобы, поступающие  в квалификационную комиссию,  рассматриваются  гласно,  с участием  представителей  Минюста,  Саратовской областной думы, судей Саратовского областного  и арбитражных судов, и  уже по этой причине  упрекнуть адвокатское  сообщество в   корпоративности вряд ли возможно.

Этот   приговор   не  будет иметь значение  прецедента, как и  любой другой  приговор, провозглашенный  в России. Это в англосаксонской правовой семье  судебный прецедент является  источником права, а у нас с вами суд решает, кого и за что "казнить", а кого  миловать. Обыватели  могут разве что из  газет узнавать  об итогах судебных процессов,  удивляться или  ужасаться. Не следует отождествлять деятельность адвоката Татьяны  Старосельцевой  и,  как вы  выразились, адвокатский корпус Саратовской  области. В подобных ситуациях вообще следует  избегать каких-либо  обобщений.

 

Александр Никитин, руководитель правозащитного центра "Солидарность":

"У многих низкий уровень доверия к судьям и в целом к судебной системе"

"Я считаю, что приговор законный и обоснованный. Мы часто слышим о том, что адвокаты вступают в сговор со следствием, прокуратурой и судом. Взятие под стражу и освобождение из-под стражи, даже вопросы о виновности можно пробовать решить "финансовыми методами". Более того, я даже считаю, что в наших нынешних условиях подобные коррупционные  проявления являются неизбежным следствием сложившейся системы. Кадровый подбор как судей, так и адвокатов происходит таким образом, что есть вероятность получить статус за деньги. Заплатил – стал. Конечно, я не распространяю действие этого принципа на всех. Как среди судей, так и среди адвокатов много честных людей. Но у многих людей низкий уровень доверия к судьям и в целом к судебной системе. Мы должны понимать, что в этой ситуации у адвоката появляется соблазн получить деньги якобы на взятку и использовать ее как дополнительный гонорар для себя. Борьба с этой порочной практикой должна идти по двум направлениям. Необходимо совершенствовать нравственность всего общества, а также менять систему подбора кадров".

 

Светлана Писакина, адвокат Татьяны Старосельцевой:

"Суд положил в основу своего приговора лишь доказательства обвинения"

"Вчера я подала апелляционную жалобу. На 22-х листах документа я привожу весь анализ доказательств. Сторона защиты продолжает настаивать на том, что вынесенный приговор незаконный и необоснованный. Даже если представить, что преступление действительно имело место быть, то назначенное наказание явно не соразмерно содеянному. Моя подзащитная имеет исключительно положительные характеристики, у нее на иждивении ребенок. Она разведена и воспитывает дочь одна. Как можно оставлять ребенка без матери? Стоит обратить внимание на тот факт, что ч.3 ст.159 УК РФ имеет несколько видов наказания. В качестве альтернативы лишению свободы предусмотрен штраф. В разъяснениях Верховного суда РФ указано, что если статья предусматривает альтернативу, то суд в обязательном порядке должен объяснить, на основании чего он пришел к выводу о необходимости изоляции от общества. В своем решении судья говорил о том, что подсудимая не признала вину и не раскаялась в содеянном преступлении. В то же время в УПК РФ содержится исчерпывающий перечень отягчающих вину обстоятельств, и непризнание вины к таковым не относится. Практика говорит о том, что столь суровое наказание, как лишение свободы на четыре года, назначают людям ранее судимым, не работающим, ведущим асоциальный образ жизни. То есть Татьяну Старосельцеву приравняли к закоренелым уголовникам, людям, которые не могут пойти на путь исправления без изоляции от общества. В данном случае ситуация совсем иная. События, которые стали основанием для возбуждения уголовного дела, относятся к 2010 году, сейчас идет уже 2013-й. Все это время Татьяна Старосельцева работала, содержала семью, не получала взысканий, имеет только поощрения. Таким образом, даже если лишь допустить предположение о виновности, то и в этом случае, по моему мнению, приговор необоснованный. Судья не доказал, что исправление и предупреждение новых преступлений возможно только в условиях лишения свободы. Но не меньше претензий у нас и к законности принятого судом акта. Статья "мошенничество" говорит о том, что человек обманным путем завладевает деньгами и ничего не делает. Мы же привели множество доказательств, подтверждающих, что Татьяна Старосельцева исполняла все свои обязанности по заключенным договорам и отработала свои деньги. Однако суд по каким-то причинам положил в основу своего приговора лишь доказательства обвинения, несмотря на то, что по нашему мнению, они недопустимы и не доказывают виновность. А наши ходатайства и доказательства без достаточных оснований судья Попенков оставил без внимания. Я думаю, что осужденная надеялась на справедливое решение и собственное оправдание еще в первой инстанции. Предполагаю, что как правозащитник Татьяна Старосельцева будет добиваться справедливости всеми законными способами".

 

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3 1 2 3 4 5