Физика раздора

За что на самом деле уволена Людмила Правдина?

Беседовала Елена БАЛАЯН. Фото Юрия НАБАТОВА

17526

5 августа 2014, 09:00

Увольнение директора саратовского Физико-технического лицея № 1 Людмилы Правдиной вызвало бурю общественного удивления. Признанный педагог с непререкаемым авторитетом, "Учитель года-2004" была уволена по статье без объяснения причин. По официальной версии, поводом для столь неожиданного решения послужили нарушения, допущенные при открытии в лицее Центра молодежного инновационного творчества, а также… не вовремя проведенный выпускной вечер. Что это были за нарушения и были ли они на самом деле, а также об истинных причинах своего увольнения Людмила Правдина рассказала ИА "Взгляд-инфо".

 

Инициатива наказуема?

– Людмила Вениаминовна, создание Центра инновационного творчества при ФТЛ является одним из главных пунктов претензий к вам со стороны вашего работодателя – городской администрации. Олег Грищенко в своем видеокомментарии назвал Центр частной компанией, объяснив, что только 20% в ней принадлежит лицею и 80% – частной фирме. Так ли это? И правда ли, что ваш муж возглавляет эту фирму?

Мой бывший муж Александр Борисович Правдин работает в университете на физическом факультете. Никакого отношения он к этой истории не имеет. И откуда все эти слухи – я даже голову не хочу себе забивать такой ерундой. Кто дает эту информацию, кем она собирается… Мы с ним поддерживаем отношения, и я думаю, что он был искренне удивлен, когда об этом прочитал.

Мне бы не хотелось какими-то резкими словами кого-либо обвинять, но я хочу сказать, что львиная доля той информации, что исходит сейчас от властей, является, мягко говоря, непроверенной. И нет, это не просто слухи – видимо, кому-то просто удобно, чтобы именно эта информация доходила до людей. И тот же Олег Васильевич пользуется этой информацией, хотя она не то что не проверена, но просто является заведомо ложной.

– Как был Центр организован? Какая у него форма собственности и что это были за гранты?

В феврале 2013 года областное министерство экономразвития в лице Владимира Александровича Пожарова довело до сведения многих учреждений и учебных заведений и до нас конкретно, что в рамках федеральной программы развития малого и среднего предпринимательства существует подпрограмма, посвященная созданию сети Центров молодежного инновационного творчества по всей стране. И что есть такая программа и в Саратовской области на 2012-2015 годы. Субсидия по этой программе была 4 миллиона рублей. На эти деньги предполагалась закупка оборудования прямого цифрового производства, прототипирования, 3D-моделирования, оргтехники, без которой установка этого оборудования невозможна, запчастей и расходных материалов. Главным условием участия в программе и получения субсидии было создание ООО. Это ООО и принимает на себя обязательства создания центра.

– То есть создание ООО было не вашей идеей, а условием программы?

Именно. Обязательным условием, которое надо было выполнить. Потому что только это ООО является получателем субсидии на оборудование. По положению о конкурсе наш лицей как юридическое лицо должен был войти в состав учредителей с долей участия не более 20%. Это тоже предусмотрено условием программы. На первом совещании в правительстве мы получили пакет документов, в котором это было оговорено, а дальше стали задумываться: кто бы мог принять участие в качестве учредителей, кому бы эта идея была интересна.

– Сколько денег нужно было вложить?

Уставный капитал 50 тысяч рублей – вот и все расходы. И поскольку учредителей пять, то на каждого пришлось по десять тысяч. Я собрала людей – выпускников, родителей наших учеников и просто неравнодушных к судьбе лицея, с которыми мы сотрудничаем, – и предложила войти в состав ООО. В итоге в состав учредителей вошли: МАОУ "ФТЛ № 1" как юридическое лицо, Александр Ефимович Волоцкий, наш выпускник и гендиректор фирмы "Софит", Дмитрий Александрович Луговой, гендиректор учебного центра "Трайтек". Туда же вошел наш выпускник, доктор физико-математических наук Михаил Борисович Абросимов с мехмата СГУ. У него есть своя фирма, цель которой – проводить олимпиады по информатике в нашем городе для одаренных детей. Вошел в число учредителей Вячеслав Вячеславович Прокофьев, заместитель по административно-хозяйственной работе нашего лицея, потому что нужен был человек, кто мог бы все организовать, закупать, другими словами, создавать Центр и т.д.

Откуда тогда слухи о вашем бывшем муже, и какое отношение он имеет к этой истории?

– Вообще ниоткуда. Мой бывший муж Александр Борисович Правдин работает в университете на физическом факультете. Никакого отношения он к этой истории не имеет. И откуда все эти слухи – я даже голову не хочу себе забивать такой ерундой. Кто дает эту информацию, кем она собирается…

Мы с ним поддерживаем отношения, и я думаю, что он был искренне удивлен, когда об этом прочитал.

 

Реакция на инновацию

Еще власти утверждают, что вы выиграли грант, но я так понимаю, вы не выигрывали, так как конкурса не было?

– Конкурс был. И конкурс мы выиграли. Кроме нас было подано, насколько я помню, 28 заявок от разных предприятий, учреждений, учебных заведений, предпринимателей. Для конкурса было необходимо представить подтверждение, что у нас есть не менее 60 квадратных метров площади, на которой можно поместить оборудование. И хотя это было очень тяжело, но мы их нашли. Нужно было представить также пояснительную записку, как мы видим деятельность центра, направления его развития и план работы. И совместно с учредителями этот план и записка были созданы.

А Пожаров вам лично предложил участвовать в конкурсе?

Я могу предположить, что это просто желание видеть на моем месте другого, наверное, более близкого себе человека. Все люди говорят, что это ситуация не рабочая, она личностного плана. Львиная доля информации, которую Ирина Михайловна Архипова предоставляла городскому руководству, была заведомо занижающей положительную деятельность лицея.

– Нет, нам позвонили из его аппарата и официально предложили прийти на первую рабочую группу. Там знаете сколько людей помимо нас было! И предприятия, и колледжи, и институты. Не мы одни грант выиграли, таких центров по области создано пять.

Получается, что создание таких центров – это федеральный тренд, в котором вас теперь уличают?

– Да. Это тренд, который появился в ответ на предложение Президента РФ о создании по всей стране сети центров для детей, молодежи и предпринимателей с целью развития инновационного творчества, создания предпринимательской жилки, использования инновационных технологий.

Замглавы администрации Вадим Дубривный заявил, что вы допустили самоуправство, сдав в аренду помещение на безвозмездной основе без разрешения городской администрации. В словах Олега Грищенко тоже сквозит обида на то, что вы пригласили на открытие губернатора, а не его, и что он ничего о создании Центра не знал. Насколько городские власти были в курсе происходящего?

– В марте 2013 года, когда после рабочих совещаний я общалась с председателем комитета по образованию и ее заместителем, я говорила о поиске площадей. Для лицея такие площади найти было сложно. Я сказала, что есть здания и во дворе первого учебного корпуса, и рядом со вторым. В итоге я получила разрешение написать на адрес администрации города письмо с просьбой найти для Центра помещение. То есть я не через голову наших учредителей это делала. Такое письмо я отправила в мае, а в июне от Александра Григорьевича Буренина получила официальный ответ (и у меня есть это письмо за его подписью), что у города для Центра помещений нет, поэтому надо искать подходящие площади собственными силами.

Дальше было письмо из министерства образования Саратовской области в городской комитет по образованию, а оттуда нам, что в рамках создания центров предполагается реализовать проект "Инженерные уроки" на базе СГТУ, чтобы научить детей пользоваться этим оборудованием. И были перечислены лицей № 15, лицей № 37 и наш ФТЛ.

Может, на все эти письменные свидетельства не обратили внимание? Может, вам надо было прийти и лично засвидетельствовать свое почтение? Знаете, как это обычно бывает с чиновниками…

– Да, но кроме переписки на протяжении всего этого периода со мной общалась Ирина Александровна Чинаева, заместитель председателя городского комитета по образованию.

То есть она тоже была в курсе?

– Она была в курсе. Я помню наш разговор, когда говорила ей о создании ООО, потому что ведь вхождение в состав ООО нетипично для учебного заведения. И я ей тогда сказала, что есть два тонких момента – это площади и ООО. Она это не может не помнить.

Далее, у нас проходило заседание наблюдательного совета, это управляющий орган в лицее, куда входят представители комитетов по образованию, по имуществу и экономике – в обязательном порядке. И я рассказала обо всем совету и получила "добро" на ряд шагов. Более того, в рабочую группу, которая готовила Центр к открытию, в апреле 2014 года вошла сама Ирина Александровна Чинаева. И на протяжении длительного времени, когда мы с ней встречались по Центру, она мне задавала один и тот же вопрос: когда Центр открывается?

Хорошо, почему Радаева на открытие пригласили, а не Грищенко?

– Пригласили и губернатора области, и главу города. Все приглашения рассылало министерство экономического развития. Я не диктую правила! И Валерий Васильевич Радаев, и Олег Васильевич Грищенко были приглашены министром Пожаровым, аппарат которого организовывал открытие Центра. И Чинаева присутствовала на рабочих совещаниях. И она обсуждала с другими, кто будет приглашен. Я не хозяйка в этой ситуации. Я ставила в известность своего учредителя – комитет по образованию. Все остальные мои шаги были бы через голову.

У меня по этому поводу возникает только два предположения: либо комитет по образованию не вчитывался в тот пакет документов, который еще летом 2013 года им был предоставлен, либо, вчитавшись, занял позицию невмешательства и решил посмотреть, что из этого выйдет. Я не знаю даже, что хуже. Но уже в апреле этого года те неточности и недочеты, которые были допущены, можно было исправить.

О каких недочетах идет речь?

– Мы получили разрешение наблюдательного совета, но, отбиваясь от проверок комитета по образованию в сентябре-октябре прошлого года, не сумели по объективным причинам подготовить пакет документов на аренду в октябре. Здание было после ремонта, и нам требовалось получить новый техпаспорт, план БТИ и оценку площадей, чтобы потом провести аренду. В октябре я не сумела это сделать: у меня не было ни времени, ни сил, ни денег. Подготовили все уже после Нового года, и 10 апреля я на руки получила документы. Но созданное ООО и не обладало до апреля никаким имуществом, подчеркиваю, никаким. В предполагаемых помещениях Центра шли занятия по расписанию. Соглашение с губернатором было подписано в январе, и до апреля обсуждался вопрос, какое оборудование закупить. И оно стало поступать только в апреле. Не спорю, я должна была подготовить документы, но я не могла это сделать в октябре.

 

Место под солнцем

Если все претензии по созданию Центра только повод, в чем тогда истинная причина вашего увольнения?

– Вы понимаете, эти два приказа о дисциплинарных взысканиях я получила в мае, а уволить меня хотели еще в сентябре прошлого года. Огромная проверка была, и проходила она сразу после ремонта, когда учебное заведение было абсолютно не готово ни по каким показателям. 1 сентября ремонт закончился, а 10-го пришла проверка. У нас все документы были в мешках, все!

Проверка выявила нарушения? Вас хотели уволить по ее итогам?

– Да, хотели. Искали хищения – их не нашли. И их не может быть просто, у нас в учебном заведении в принципе нет наличных денег. Мы работаем только через банк. А ведет всю нашу хозяйственную деятельность централизованная бухгалтерия, которая располагается на территории комитета по образованию.

Так вот о "подпольных" причинах: мне известна только одна. Говорили, что бывший директор ФТЛ и экс-министр образования Саратовской области Гарри Татарков давно уже хочет занять ваше место и использует свой административный ресурс в комитете по образованию для осуществления этой цели.

– В городском комитете по образованию открыто говорили, что он более эффективный руководитель.

Гарри Николаевичу, оставшемуся без должности после ухода Ипатова, в чьем правительстве он работал, работа наверняка нужна. Но неужели, чтобы вернуться в ФТЛ, нужно предпринимать такие сложные схемы? Разве если бы вас попросили, вы не уступили бы место, которое он раньше занимал?

– Согласна, он раньше его занимал. Гарри Николаевич не просто уходил из ФТЛ, он очень стремился уйти на повышение в областное министерство. Однако тот клубок проблем, который после него остался, нам приходилось решать с коллективом. И я считаю, что за четыре года мы с честью справились с поставленной задачей. Поэтому просто взять и отдать? Это после того, как мы впервые за долгое время сделали капитальный ремонт и реконструкцию нашего исторического здания? После того, как обновили педагогический коллектив? Когда Гарри Николаевич уходил, средний возраст педагогов был 57 лет, мы же пригласили на работу молодых учителей – а их ведь нужно было найти и подготовить.

Мы освободились от тех предписаний, которые тоже достались нам в наследство. После трех месяцев моей работы пришли пожарные и выдали 27 предписаний. Поверьте, они касались не моей деятельности, они касались всей предыдущей: что нет эвакуационных лестниц, выходов и так далее. Мы с этой задачей справились за полтора года, она была огромная. И просто так отдать, потому что человек потерял место работы?

У вас есть информация, где Гарри Николаевич все это время находился после того, как уволился с поста министра?

– Нет, у меня нет информации. Я только знаю, что после министра он работал в правительстве области, в комитете по информатизации.

А когда он уходил из ФТЛ, у вас или у коллектива был с ним конфликт?

Гарри Николаевич не просто уходил из ФТЛ, он очень стремился уйти на повышение в областное министерство. Однако тот клубок проблем, который после него остался, нам приходилось решать с коллективом. И я считаю, что за четыре года мы с честью справились с поставленной задачей. Поэтому просто взять и все отдать, потому что человек потерял место работы?

– Конфликта с Гарри Николаевичем не было, более того, это с моей подачи он пришел в ФТЛ директором. Он от меня узнал, что Евгения Борисовича Квашнина провожают на пенсию. Гарри Николаевич на тот момент был без работы. Он был уволен из городского комитета по образованию. Почему уволен, не могу сказать. Это было в 2005 году. Он проработал директором ФТЛ пять лет.

И все же трудно представить, что человек, проработавший в этом коллективе, будет такими интригами пытаться в него вернуться. Как же он будет смотреть в глаза сотрудникам?

– Я полагаю, что сейчас уже никак. На тот момент, когда появилась его кандидатура, слишком много людей поднялось против – и в коллективе, и в окружении, и среди выпускников. Но поскольку результаты проверки были признаны недействительными, как и сама проверка, то, видимо, идея с его возвращением потерпела фиаско.

А кем была признана недействительной проверка?

– Областным Рособрнадзором. Я отчаялась биться за правду в тот момент, а правда состояла в том, что проверка тогда закончилась 25 сентября по плану, а потом началась заново. И проверять начали опять все то же самое, всю платную образовательную деятельность, в поисках "сотен тысяч рублей хищений" – это я цитирую.

И вы ее обжаловали?

– Да, я подала письмо с просьбой прекратить все это безобразие, потому что жить в таком напряжении и коллективу, и лицею было невозможно.

И получила письмо, что ни сама проверка, ни цель проверки, комплексной и внеплановой, как ее назвали, не являются действительными. Целью было выполнение мной служебных обязанностей, но это не может быть целью внеплановой проверки. Для внеплановой проверки нужны жалобы, а они отсутствовали.

А вы не пробовали прийти в комитет и просто по-человечески поговорить и спросить, а что, собственно, такое происходит? Наверняка же есть и в комитете по образованию добрые люди, которые вам сочувствовали?

–Я разговаривала. Они сказали, что это личное отношение ко мне председателя комитета Ирины Михайловны Архиповой.

А что могло повлиять на ее отношением к вам?

– Мне трудно предположить, потому что мы всем, чем могли, всегда доказывали и доказываем свою патриотичную позицию по отношению к городу, развиваем отношения со школами города по всем направлениям. Лицей открыт для любого сотрудничества.

Но есть же предыстория этого отношения?

– Не могу сказать. Я могу предположить, что это просто желание видеть на моем месте другого, наверное, более близкого себе человека. Все люди говорят, что это ситуация не рабочая, она личностного плана. Львиная доля информации, которую Ирина Михайловна предоставляла городскому руководству, была заведомо занижающей положительную деятельность лицея. Но те решения, которые выносились ею в отношении ФТЛ, по крайней мере два глобальных, потерпели фиаско. Первое – это та проверка, где она ставила задачу уличить меня в чем-то. А второе – ее решение о том, чтобы в ФТЛ не было набора 6-7 классов. На борьбу с этим решением было потрачено восемь месяцев родительского труда, даже Москва была втянута, потому что убирать 6-7 классы при том, что очень сильно омолодились олимпиады, было нельзя.

А нового директора ФТЛ Наталью Сапрыкину как вы оцениваете? Насколько человек может быть для лицея полезен?

– Я ее не знаю. Мне известно, что она работала заместителем директора по учебно-воспитательной работе в лицее № 2. Формально сейчас она временно исполняет обязанности руководителя, до того момента, пока не будут объявлены результаты конкурса на замещение должности директора ФТЛ. Но Ирина Михайловна Архипова, представляя ее коллективу, всячески говорила о ее заслугах и о том, что она тоже подает документы на участие в конкурсе.

 

"Это было потрясение…"

Есть еще одна претензия, что вы якобы втягиваете в ситуацию вокруг себя большое число людей, которые пишут письма, выходят на митинги и вас защищают. Какова ваша роль в этой общественной мобилизации?

– Когда меня уволили 17 июля, я забрала вещи, приехала домой и отключила телефон, ни собирать людей, ни общаться с кем-либо мне не хотелось. И включила я его только в понедельник, даже другой телефон взяла, чтобы общаться с тем малым кругом людей, которые являются моими близкими.

То есть все произошло помимо вас?

– Абсолютно. И без моего участия. В первый день было 70 звонков, но ни говорить, ни отвечать я не могла, для меня это было потрясение, поэтому я не отвечала. И мне очень хочется донести до городской власти, что я не инициирую это. Более того, когда где-то промелькнули слова о том, что дети хотят куда-то выйти, я нашла людей из родительского комитета и попросила – нельзя категорически детей допускать до этого.

Надо еще понимать, что, подписывая письма в мою поддержку, родители и выпускники выступают не только и не столько за меня, сколько против той негативной информации, которая сейчас валом льется на ФТЛ. Это и низкая успеваемость, и плохой воспитательный процесс, и неэффективность руководства. Я сейчас не буду говорить о наших успехах, всю информацию о них мы выложили на сайте лицея, но тиражируемый негатив – это неправда, и против этой неправды сейчас выступают выпускники. Я очень благодарна им и искреннее благодарна всем СМИ, журналистам, которые отозвались на эту ситуацию и уже две недели постоянно поддерживают наш лицей.

А как вас вообще увольняли? К вам пришли или прислали бумагу?

– Учебное заведение должно было подать документы на лицензирование, и я готовила эти бумаги. Я так понимаю, что дождались, пока я закончу подготовку документов...

Чтоб не делать потом эту работу за вас?

– А просто человек незнающий, со стороны, эту работу быстро не сделает. Для этого необходимы очень важные заключения, и, чтобы их получить, надо сначала очень сильно поработать: получить заключения Госпожнадзора, Роспотребнадзора, внести изменения в устав образовательного учреждения и так далее. Поэтому, когда я все это получила, в комитете по образованию, честно говоря, были очень удивлены, как это мне удалось без посторонней помощи, потому что обычно возникают очень большие проблемы. И когда мы все это получили 17 июля, в этот же день меня и уволили, направив в этот же день к нам в лицей внеплановую проверку по антитеррористической деятельности. Когда пришли пять или шесть человек из комитета, из администрации города, то комиссия по антитеррору встала и ушла, быстро и молча. А Дубривный сказал, что я уволена по статье, которая не требует объяснений. Но при этом Вадим Владленович добавил, что это за низкие результаты ФТЛ, и спросил, есть ли у меня вопросы к нему. Я сказала, да, есть: можно узнать, за какие именно низкие результаты? У нас же есть разные направления работы. В каком из направлений мы показали низкие результаты? Он сказал, что в пояснения вдаваться не будет. Этим все и закончилось.

С Мариной Епифановой у вас какие отношения? И какую роль она играет в этой ситуации, поддерживает ли вас?

– Вообще надо сказать, что Марина Анатольевна – министр образования Саратовской области, а я – уволенный директор. Поэтому, конечно, смешно слушать, когда говорят, что у нас теснейшие дружеские отношения. Что касается Марины Анатольевны, то она меня назначала на эту должность, когда была председателем городского комитета по образованию. Под ее руководством я проработала два года, именно в этот период благодаря ее усилиям был начат ремонт нашего лицея.

Владимир Пожаров какой-то интерес проявил к вашей судьбе?

– Насколько я понимаю, он был в отпуске и появился на работе только в этот понедельник. У нас с ним не было разговора.

 

Фактор Плеве

Вы поработали в системе образования много лет, четыре года были директором, у вас много регалий и заслуг, общественный авторитет. И в финале такой сюрприз и такая оценка. Вам не обидно? Что вы намерены делать дальше?

Подписывая письма в мою поддержку, родители и выпускники выступают не только и не столько за меня, сколько против той негативной информации, которая сейчас валом льется на ФТЛ. Я не буду говорить о наших успехах, но тиражируемый негатив – это неправда, и против этой неправды сейчас выступают выпускники. Я очень благодарна им и искреннее благодарна всем СМИ, журналистам, которые отозвались на эту ситуацию и уже две недели постоянно поддерживают наш лицей.

– Как ни странно, какой-то человеческой обиды нет. Но обида знаете за что есть? Во-первых, за созданную в течение четырех лет систему работы с одаренными детьми. Я лично писала эту программу, потому что ее не было в лицее, и строила больше планы. Уже в июне провели первое рабочее совещание с преподавателями вузов, как строить работу и что менять в новом учебном году. За последние два года в плане работы с одаренными детьми мы сделали поистине передовые шаги, отправляли детей в школы для одаренных. Во-вторых, обидно расставаться с коллективом, в котором появились и начали успешно работать молодые учителя. Много всего сделано. Заработал школьный музей, мы освободились от всех предписаний, закончили ремонт. И Центр создан. И человек со стороны – он должен понять, почувствовать жизнь лицея, чтобы знать, как все это продолжить и что делать, с моей точки зрения. А уже созданное порушить легко. Как создать потом это вновь? Вот за это обидно.

Вот вы спрашиваете о том, что я хочу делать, а я до сих пор не могу освободиться от тех планов, которые строили на это лето для лицея – уже родителей собирала в июне для реализации проекта "Школьный дворик". У нас есть территория в лицее, которая 70 лет никому не нужна была. И мы хотели на ней создать парк для шестиклассников к 1 сентября. По работе Центра очень большие планы строились с учредителями. Вот за это обидно. Но придется перестраиваться. Что я буду делать дальше – не могу пока сказать. Могу лишь сказать, что на днях в лицей пришла прокуратура и начинается проверка комитета по финансам. С какой целью – не знаю.

Что теперь будет с Центром, какова его дальнейшая судьба?

– Поскольку комитет по образованию от Центра отказывается, сейчас Центр на грани того, чтобы переехать из лицея в другое место. Центром заинтересовался ректор технического университета Игорь Рудольфович Плеве, чтобы дать Центру площади, это ведь его тематика. Не хотелось бы, чтобы Центр был потерян для города. У нас знаете какое оборудование? Просто космическое! И оно – именно для наших детей. Вы не представляете, какой восторг это у школьников вызывает. Они делают сами все, что хотят, впервые создали модели электромоторов и электродвигателей, которые на научно-практических конференциях представляли только теоретически, на картинках. А здесь они на 3-D принтерах, отсканировав то, что им нужно, по схеме создали свои модели.

Ирина Михайловна Архипова сказала, что наш Центр молодежного инновационного творчества городскому комитету по образованию не нужен, и что он может съезжать с территории ФТЛ куда угодно. Но учредители же не могут съехать с четырехмиллионным оборудованием куда угодно. Естественно, они умные люди и озаботились тем, что надо найти кого-то, кто был бы заинтересован в развитии технического детского творчества и кому этот центр был бы небезразличен. И что надо сделать его уже отдельным от ФТЛ.

И чтобы в него любые дети со всего города ходили?

– Да в него и так любые дети ходили! Там же было предусмотрено, что 60% рабочего времени Центра должно быть отдано для детей бесплатно, для любых детей – и учеников ФТЛ, и других школ. А предполагалось, что он будет работать с двух до девяти вечера, во внеурочное время.

Сколько Центр успел проработать?

– Май и немного июня. Дальше начались экзамены.

Если Плеве согласится, оборудование будет передано ему?

– Оборудование не может быть передано. Центр может быть просто размещен на площадке технического университета, и он будет работать. Но поскольку там другая возрастная категория молодежи, то какие-то акценты будут смещены.

Марина Епифанова, отвечая в ходе онлайн-конференции на сайте нашего информагентства на вопрос о вашем дальнейшем трудоустройстве, дала четкий ответ: вам уже сделано предложение, и вы его рассматриваете. Так ли это?

– Был только разговор, Марина Епифанова спросила у меня, правда ли, что мне город три разных места работы предложил, но мне эти три места не предлагали. С момента увольнения ни один человек из администрации города со мной не разговаривал и ничего не предлагал. Честно сказать, столько разговоров идет о моем трудоустройстве без моего участия, что хочется отметить: я не шахматная фигура, чтобы меня так переставлять по доске.

Собираетесь ли вы бороться, как-то отстаивать свои права? Есть ли у вас линия защиты?

– Я собираюсь оспорить в суде дисциплинарное взыскание. Называя в качестве причины увольнения дисциплинарные взыскания, люди сами себе противоречат. Они меня уволили по статье, по которой не рассматриваются дисциплинарные взыскания, которая как бы оценивает мою работу как неэффективную. Взыскание я собираюсь оспорить потому, что его вынесение я считаю превышением должностных полномочий со стороны председателя комитета по образованию Ирины Михайловны Архиповой. Что касается самой статьи, к сожалению, она просто так не оспаривается, поскольку не предусматривает объяснений.

Попробуй оспорь то, что невозможно объяснить…

– Именно.

Значит, вы будете бороться?

– Я считаю, что тот, кто создал эту ситуацию и ее спровоцировал, должен нести ответственность за свои действия. Я считаю, что имею полное право бороться за то, чтобы результаты моей работы оценивались объективно. И твердо уверена: нельзя без реальных причин разрушать репутацию легендарного учебного заведения, которое не первый год составляет гордость нашего города и области.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.82 1 2 3 4 5