Брат ты мне или не брат?

Как сказалась международная обстановка на побратимских отношениях Саратова

В связях городов разбиралась Елена БАЛАЯН

7371

4 сентября 2015, 09:00

"Никогда мы не будем братьями, ни по родине, ни по матери…" Эти обращенные к россиянам пламенные и довольно горькие слова из политического манифеста патриотичной украинской девушки сегодня знакомы многим. Политический конфликт с Украиной надолго зачернил отношения с этой ближайшей и по сути родной нам страной. Одновременно охладели и связи с некогда дружественными западноевропейскими государствами, не говоря уже про Америку, которой снова впору петь гудбай.

Сегодня у нас другие братья, и приобретаются они исходя из новой генеральной линии – в рамках глобального "разворота на восток". Развернуло недавно и Саратов: в августе этого года мы побратались с китайским городом Ухань. Новые друзья – новые радости, а что же друзья старые? Те самые города-побратимы, с которыми нас когда-то так много связывало – американский Даллас, болгарский Добрич, польский Лодзь? Старый друг ведь лучше новых двух? Живы ли наши интернациональные чувства или огонек любви погас вместе со сгоревшими контрафактными яблоками?

ИА "Взгляд-инфо" решило поворошить побратимское прошлое Саратова и узнать, кто у нас еще в друзьях, а кто уже далече.

 

Родная Братислава

Международное движение породненных городов зародилось в годы Второй мировой войны, когда мир оказался настолько хрупок, что едва не канул в бездну под натиском фашизма. Люди во всех странах поняли – надо объединяться. В Советском Союзе это тоже поняли, но дружить предпочитали по большей части с представителями соцлагеря – Болгарией, Кубой, Польшей, Чехословакией.

У Саратова в советские годы тесные побратимские отношения сложились с чехословацкой Братиславой (ныне этот почти полумиллионный город является столицей Словакии). Лучшие саратовские ученики ездили отдыхать в ЧССР. "Таких детей было очень много, из моей школы ученики точно ездили", – вспоминает главный международный профи саратовской администрации, начальник отдела по взаимодействию с общественными объединениями и однофамилец главы города Павел Грищенко.

Словацкие дети приезжали к нам в "Березку". Дружба была настолько теплой, что оба города бросились наперебой называть именем друг друга какую-то часть своего пространства. Так в Саратове появились улица Братиславская, магазин "Братислава", гостиница "Словакия". В Братиславе с братским колоритом тоже не отставали.

"Улица Саратовская в Братиславе есть до сих пор, – признает Павел Грищенко. – Правда, я разговаривал со словаками далеко не все из них понимают, почему она так странно называется. Еще большой универмаг был "Саратов" в центре Братиславы, возможно, он и сейчас сохранился. Еще они все до сих пор вспоминают холодильники "Саратов". В общем, они Саратов помнят, в плане дружбы у нас с Братиславой все хорошо было".

Вместе с развалом СССР рухнули и побратимские связи. Но частные контакты остались. Студенты ПАГС ездили в Словакию учиться. А в международном отделе СГУ утверждают, что с братиславской стороны есть ностальгия по тем дружным временам и нужен только намек, чтобы эти связи возобновить.

Хотя Павел Грищенко занимается международными связями с 1999 года и говорит, что за эти годы ни одного намека из Словакии пока не поступало. В отличие от Чехии, с которой кое-какие связи сохранились: "Я знаю, что чехи работают у нас на марксовском пивзаводе. Почему именно чехи? Ну, потому что они умеют варить хорошее пиво. И прямой рейс у нас с Прагой не случайно был".

 

Опасные связи

Как только рухнул Советский Союз, Саратов бросился активно родниться с Америкой, видимо, подсознательно компенсируя многолетний запретный интерес. В 1992 году у нас появилось сразу два американских города-побратима: Каррборо и Чапел-Хилл из штата Северная Каролина. Контакт этот был основан на связях с нашим университетом, его историческим факультетом. Истфак в те годы был прогрессивный, благодаря чему у Саратова и заводились связи с Америкой, Германией, Испанией, Францией, Канадой.

В 40-тысячном Чапел-Хилле расположен один из старейших университетов США, а 20-тысячный Каррборо – его городок-спутник. Поэтому решение о побратимстве принималось одним пакетом.

По иронии судьбы, именно эти два американских города впоследствии окажутся единственными из всего побратимского списка (а породнены мы с одиннадцатью городами мира), кто захочет разорвать с нами отношения. Кто бы мог подумать в годы нашей первой нежной саратовско-американской дружбы, что случится этот разрыв на интимной почве.

Мэр Чапел-Хилла Марк Кляйншмидт, не скрывающий своих нетрадиционных сексуальных пристрастий, оскорбился, узнав, что саратовский активист и член совета по проблемам многодетных семей при правительстве области Александр Леликов призвал очистить полки саратовских книжных магазинов от гей-литературы. В частности внимание Леликова привлек выпущенный московским издательством том "GAYs.Они изменили мир", который, по его словам, лежал рядом с детской литературой.

Казалось бы, где Леликов и где Марк Кляйншмидт, чтобы оскорбляться. Но побратимские связи – они такие, тонкие и ранимые. Мэр Чапел-Хилла заявил "Голосу Америки", что остаться безучастным к творимому господином Леликовым безобразию он не может. И направил городскому правлению петицию с предложением разорвать отношения с саратовскими коллегами.

"Я не принимал никакого решения, его примет правление. Мы намерены также проинформировать о петиции наших коллег в Саратове. Как изолированная акция, конечно, наша петиция не произведет большого эффекта. Мы маленький город, не сравнимый по масштабам с Саратовом. Но в совокупности все протестующие голоса составят международный хор, который не услышать невозможно", – сказал мэр из Северной Каролины. Он также добавил, что вместе со своим партнером никогда не рискнул бы приехать в Россию из-за "антигейского" закона, принятого нашей Госдумой.

Дело было в 2013 году. С осуждением позиции американских коллег выступили глава областного центра Олег Грищенко, а также депутат Госдумы Ольга Баталина. Грищенко тогда высказался в том смысле, что "мы здесь натуралы", но это не повод обижаться. И если американцы не хотят с нами дружить, то что делать? Пусть не дружат!  

Однако "международный хор" все-таки был составлен, демарш американцев коснулся не только Саратова. О своем намерении инициировать разрыв братских отношений с российскими городами заявили группы граждан из Лос-Анджелеса (побратим Санкт-Петербурга) и города Шарлотт ("названный брат" Воронежа). Правда, мэр Шарлотта разрывать отношения с Воронежем не стала, хотя и была избрана при поддержке ЛГБТ-сообщества.

Побратимство с Саратовом формально тоже осталось в силе, хотя в реальности ничем не продолжилось. Разрывать фактически было нечего. Но осадочек остался. Правда, его немного разбавило письмо, которое пришло в саратовскую администрацию от американских журналистов.

"Они писали нам: "Вы уж извините, наш мэр немного странный, мы его и сами не всегда понимаем, – делится закулисными подробностями братской дружбы Павел Грищенко. – Он совсем с ума сошел или основания разрывать отношения действительно есть?" Американские журналисты захотели услышать другую сторону и поэтому нам написали. Мы им ответили: слухи о том, что говорит их мэр, сильно преувеличены".

 

Олег Грищенко и братство кольца

Олег Грищенко за множеством дел об инциденте с трепетными американцами успел подзабыть.  "Какой еще гейский скандал?– не сразу понял он. – А-а-а, этот…".

Главе города сегодня не до побратимских связей, со своими бы разобраться.  Его волнует, что у города остается все меньше финансовых полномочий, чтобы решать насущные ежедневные проблемы. И говорить об этом спокойно он не может.

"Водоканал валится, а я еще несколько лет назад говорил, что так будет – боролся, просил денег, но потом понял, что это борьба с ветряными мельницами. Нам сказали: денег не дадим, вот вам фирма, отдайте ей водоканал в концессию. Но это была никакая не концессия, фирма просто хотела забрать предприятие на халяву. Конечно, мы сказали – не отдадим, потому что нас не устраивают такие условия. Останется город без воды, кто за это отвечать будет?!  – в разговоре с корреспондентом ИА "Взгляд-инфо" Олег Васильевич был крайне эмоционален. – Или возьмите СпецАТХ – сколько там проблем. 100 миллионов у них кредиторка, а денег нет. Частный сектор за вывоз мусора вообще не платит. Я всегда говорил, что у города должен быть один хозяин. Пусть таким хозяином будет губернатор, лишь бы наш город был чистым и ухоженным и  бизнес к нам пошел".

По словам Грищенко, за то время, что он возглавляет город, к нему лично никто из братских нам иностранцев не обращался. Возможно, он этого просто не помнит – голова совсем другим забита. По его мнению, если город бизнесу интересен, то он пойдет сюда независимо от побратимских связей, которые суть лишь дружественный жест. А если нет, никакие жесты не помогут, даже если они приличные.

Грищенко приводит в пример инвестиционный проект с участием иностранного капитала – автобусный завод в Красноармейском районе. "Иностранцы вложили туда деньги, поставили Сергея Крайнова, нашего депутата, директором, а потом проект заморозили. Вот и все "побратимство". Хотя, вы знаете, я был на открытии локомотивного завода в Энгельсе (построен совместно с канадской компанией "Bombardier". – Ред.), мне понравилось. На голом месте предприятие построили – значит, их что-то здесь привлекает. Я сам двенадцать лет проработал на заводе и не могу такой бизнес не оценить", – выразил уважение совместному проекту саратовский глава.

 

Юрий Аксененко и международная  дипломатия

"История сотрудничества США и Саратова насчитывает более ста лет. Торговые отношения области и Соединенных Штатов зарегистрированы еще в конце XIX – начале XX веков. Основным предметом торговых сделок были зерно, соль, пенька, яблоки", – гордо пишется на сайте саратовской администрации.

Слова про столетние отношения Саратова и Америки поначалу немного удивляют. Но потом понимаешь: учитывая нашу страсть к исторической гиперболе, странно, что не тысячелетние…

Неизвестно, как там было сто лет назад, но то сотрудничество, которое сложилось у Саратова с "локомотивом американской экономики" городом Далласом во времена мэра Юрия Аксененко, можно действительно назвать плодотворным. (Даллас, напомним, – это крупный город в штате Техас, с населением 1,25 миллиона жителей. В 1963-м там был застрелен президент Кеннеди, а сейчас живет певец Михаил Шуфутинский).

"Не знаю, как мы, а Даллас за нас взялся очень сильно и во многом был инициатором наших отношений. И до известных событий 2014 года они этими отношениями очень дорожили, да думаю, и сейчас дорожат. Вплоть до того, что они готовы были заплатить и заплатили взнос в Ассоциацию городов-партнеров, которая у них есть и в которую они вступили после того, как заключили с нами отношения", – рассказывает Павел Грищенко.

Инициатором договора, подписанного в 2003 году, стало саратовское отделение Фонда мира. Благодаря усилиям его председателя Людмилы Чечиной удалось познакомить мэров Саратова и Далласа, после чего были реализованы различные проекты – образовательные, культурные, медицинские. Множественные поездки, конференции, обмен делегациями – жизнь в те годы действительно кипела.

Студенты ездили в Даллас учиться, фольклорный ансамбль "Кристалл-балалайка" отправился в Америку на гастроли, которые были полностью оплачены той стороной, американские врачи приезжали в Саратов и проводили здесь показательные операции. По проекту "От сердца к сердцу" в саратовские медучреждения было безвозмездно передано современное оборудование на несколько десятков тысяч долларов: аппарат искусственной почки, оборудование для операций на шейке бедра, мини-тренажеры для детей, больных ДЦП, кардиомониторы, стерилизаторы, центрифуги, эндоскопические аппараты. При активном содействии медицинской общественности Далласа обсуждалась возможность открытия в Саратове хосписа.

А в далеком Техасе устраивались саратовские культурные недели "Русская зима", где выступали наши творческие коллективы. "В Далласе традиционно очень сильная русская община, резидентом которой является Армен Джигарханян. Там много русских магазинов, русских ресторанов, это все им близко. У них есть все возможности русскую культуру пропагандировать, в том числе и с точки зрения Саратова", – объясняет Павел Грищенко.

Экс-мэр Саратова Юрий Аксененко, которому как раз и довелось налаживать побратимские отношения с американцами, вспоминает о тех временах с удовольствием и заметно приободряется: "Я помню, что у Далласа мэром была женщина. По итогам визита мне вручили сертификат, что я являюсь кем-то вроде почетного жителя Далласа. Мы много встречались с интересными людьми, общались с пастором, который имел отношение к тогдашнему американскому президенту Джорджу Бушу. У нас была большая делегация. От бизнеса с нами ездил ныне покойный Михаил Ланин, был Дубривный. Очень интересное было время – мы познавали новый для нас мир, с нами знакомились. Америка, Венгрия, Франция. Мне за свое время не стыдно. Мы тогда прорубали если не окно, то ручейки, тропинки. По нам судили о России. Помню, во Франции нас встречали депутаты, проводили экскурсию по своему  парламенту. И там за трибуной был человек, который отчитывался перед парламентом о проделанной работе. Это был Саркози. Тогда он был министром внутренних дел".

Еще Юрий Аксененко заключил договор о побратимстве с крупным польским городом Лодзь. Но договор этот попал на 2005 год, когда Аксененко уходил из мэрии и уходил, как известно, тяжело.

"У них был большой интерес к нам, намечались хорошие перспективы, мэр их был в нас заинтересован. Лодзь когда-то был русской территорией, традиционно там к русским относятся хорошо, в отличие от западной Польши. Они приезжали сюда, потом несколько раз писали, но руки у нас тогда до них не доходили. Второй раз написали, третий, а на четвертый писать перестали",   признается Павел Грищенко.

В 2004 году был подписан договор с итальянской провинцией Катандзаро.

Интерес был с их стороны: они рассматривали Саратов как город для сбыта своей продукции. Речь шла о керамике и оливковом масле. В "Звездном" устраивали выставку, принимали у себя нашу делегацию. Потом наступила тишина. Но и в 2008 году один чиновник рассказывал, что был в Катандзаро, и там вспоминали, что у них с Саратовом намечались отношения, которые они до сих пор не против возобновить. 

 

Добрый Добрич

Вообще международные таланты Юрия Аксененко незаслуженно остались без должной оценки. Еще один город, с которым он наладил побратимские связи, болгарский Добрич. Экс-мэру надо было дать медаль за выведение Саратова на международную орбиту, а его вместо этого взяли и посадили. Правда, потом отпустили.

Побратимский договор с 90-тысячным Добричем был заключен в 1996 году. "Я принимал участие в визите в Добрич, это был 2003 год. Они праздновали что-то вроде Дня города – освобождение от османского ига, – вспоминает тогдашний подчиненный Аксененко, руководитель отдела международных и межрегиональных связей саратовской администрации, а ныне председатель правления благотворительного фонда "Благодать" Игорь Мещеряков. –  Были контакты с администрацией, бизнесом, культурным сообществом, много общения и знакомств. Юрий Николаевич очень подружился с мэром Добрича, они встречались, много разговаривали, рассматривали разные возможные проекты. Это было живое общение с друзьями. Очень интересно было посмотреть на Болгарию. У нас в России это были уже достаточно "жирные" годы, а Болгария еще была в девяностых – не очень чистая, не очень ухоженная, бедная. Но вместе с тем люди очень отзывчивые и очень любят русских. Вслед за нашими официальными контактами шли бизнес-миссии, сюда приезжали болгарские бизнесмены. Сейчас уже по прошествии лет не могу сказать, чем они закончилось. Вы видите, в каком Болгария находится состоянии – ее до донышка высосал Евросоюз и, по сути дела, бросил. Там разрушено все, чем славилась страна, но тогда, в наше время, все еще было достаточно интересно".

Еще один саратовский мэр, примерявший роль дипломата, Вячеслав Сомов.  В мае 2009 года уже он встречал в Саратове делегацию из Добрича, но сегодня подробности этой дипломатической миссии из его памяти стерлись.

"Это было так давно, я толком даже не вспомню, – пытается восстановить в уме свое международное прошлое экс-градоначальник. Знаю, что этот побратимский договор был заключен еще до меня и мне достался по наследству от предыдущего мэра. Они тогда приехали к нам, был какой-то культурный обмен, и это было связано, по-моему, с Фондом мира. Этим занимался комитет общественных связей. Это не закончилось подписанием какого-то экономического договора о притоке инвестиций, по большей части носило характер культурного обмена, может, что-то обсуждалось из теории и практики муниципального управления".

Кстати, в Добриче тоже отдыхали саратовские отличники.  

 

По ком молчит Америка?

"С каждым годом растут и развиваются связи нашего города с городами-побратимами в различных странах", – бодро рапортует сайт саратовской администрации. Он, как видно, консервативен и не поспевает за международными тенденциями. Оптимистичная информация не соответствует действительности: никакие связи нашего города ни с кем не растут и не развиваются. Все заглохло.

По словам Павла Грищенко, наши отношения с Далласом развивались активно вплоть до 2014 года. Были перспективы экономических проектов, предпосылки для инвестиций. Но политика взяла свое, американцы замолчали. "У нас была круглая дата – они нас не поздравили. Мы подумали: ну и мы тогда не будем им ничего писать", – показали "кузькину мать" чиновники саратовской администрации. 

Хорошие перспективы развития отношений вплоть до установки побратимства были у Саратова с Францией и Германией. Особенно с Германией: у Саратова есть своя часть немецкой истории, а контактов с немецкими городами у нас до сих пор не было. Предложений от немцев было много, но все как-то затихло. Были попытки установить отношения с городом Сакраменто, столицей Калифорнии, туда даже ездил председатель ТПП Максим Фатеев, но они тоже в режиме паузы.

С Лодзем, Катандзаро, Карборро, Чапел-Хиллом, а также китайскими Шаояном и Тайюанем, с которыми побратимский договор был заключен еще в 1994 году, отношения не сложились. Единственный город, который по-прежнему нам верен, старый добрый Добрич.  

"Что приятно, несмотря на все эти европейские закидоны, болгары никогда от нас далеко не уходили и не уйдут, полагает Павел Грищенко. Их наши как от османского ига освободили, они до сих пор это помнят и дорожат. И никакие санкции этого не изменят. "Южный поток" они нам отказались согласовывать, но на наших отношениях с Добричем это сильно не сказывается. Они стараются, и мы их в этом очень поддерживаем, сохранить отношения на добром уровне. По крайней мере, со всеми праздниками  нас поздравляют, на День города к себе зовут. Но мы пока не едем –  у нас сейчас режим жесткой экономии".

"Когда есть друзья, это всегда полезно. Главное, чтобы это приносило пользу, а не ущерб, комментируя необходимость побратимских связей, экс-дипломат Вячеслав Сомов сегодня тоже включает "режим экономии".  Чтобы смог поехать глава администрации, надо формировать делегацию, а это стоит дорого. Если без конца ездить туда-сюда, это может превратиться в пустую трату денег. Вы же, журналисты, это первые и осудите. И правильно сделаете".

По мнению Сомова, побратимов не должно быть так же много, как друзей в фейсбуке. "Можно назаключать договоров, но во всем нужно чувство меры. Лучше меньше, но пусть это будут реально работающие проекты. И если не дойдет до экономики, пусть это будет культурный и управленческий обмен. Что можно взять на вооружение, а чем, быть может, мы их удивим. России всегда есть чем удивлять", сделал философский вывод бывший саратовский градоначальник.

У Игоря Мещерякова иное мнение. Он считает, что международная обстановка ни при чем: "Что Россия находится в изоляции, я бы говорить не спешил. На самом деле мы находимся в некой видимости изоляции, которую хочется видеть некоторым кругам на Западе. На самом деле никакой изоляции нет. Точно так же идут бизнес-контакты, пишутся договора. Побратимские отношения – это обмен опытом по разным направлениям: городского хозяйства, дорог, управленческих решений, и обмен культурными делегациями, большее узнавание и рассеивание предрассудков и взаимного недоверия между странами, это бизнес-контакты, которые приводят к бизнес-контрактам и увеличению налогооблагаемой базы. Это все что угодно, но этим надо заниматься. А, насколько мне известно, этим сейчас никто не занимается. Вопрос стоит просто и незатейливо: либо мы замыкаемся внутри себя и начинаем в собственном соку вариться, полагая, что мы то ли хуже всех вокруг, то ли лучше. Либо мы открыты для мира и контактов с другими городами и странами и готовы впитывать их опыт и делиться своим".  

 

Еще не вечер?

Муниципалитет отчасти уже начал этим заниматься. Готовится визит китайской делегации и мэра города Ухань к нам осенью. Побратимство с китайцами случилось не внезапно Саратовская область имеет многолетние партнерские отношения с провинцией Хубэй, столицей которой является самый густонаселенный город центра Китая,  восьмимиллионный Ухань. 

Впрочем, активизация отношений произошла благодаря генеральной линии: проект "Волга – Янцзы" курирует Михаил Бабич. Полпред налаживает связи провинции Хубэй с городами ПФО. Как отмечается в официальном пресс-релизе, "во всех регионах Приволжского федерального округа реализуется комплекс мер по созданию благоприятного климата для зарубежных инвесторов".

Саратов, судя по всему, не стал исключением. В начале августа в составе делегации ПФО в Ухане побывали губернатор Валерий Радаев и глава администрации Саратова Александр Буренин. Проект обещает быть перспективным. Первая ласточка – в Ухань в этом году поедут учиться саратовские выпускники из некоторых школ.

"В развитии побратимских связей важна система, вот с Далласом она была. И были люди, помимо администрации города, которым это интересно. Если это интересно только администрации, развития не будет. Это не чиновники должны развивать, а жители. Надо чтобы была гражданская инициатива и народная дипломатия", убежден Павел Грищенко.

Чиновник верит, что развитие будет идти не только на восток – старые связи тоже реанимируются: "Я надеюсь, это еще не вечер. Просто не может такого быть. Я сам был в Америке и общался с американцами, они к русским очень хорошо относятся. И иногда не очень хорошо понимают свое правительство, которое относится к России иначе".  

По его словам, уже сейчас все потихоньку оживает. Немецкие партнеры присылают осторожные информационные письма, приглашают участвовать в проектах. И от американских побратимов потихонечку идут какие-то весточки. Никто на самом деле не хочет уходить в глухую несознанку. Все хотят сотрудничества, денег и, по возможности, любви.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.37 1 2 3 4 5