Кристинка не отстанет!

29-летняя Кристина Федурина не теряет надежды вернуть своих детей

Расследование провела Елена БАЛАЯН. Фото из семейного архива Кристины Федуриной.

11912

11 января 2017, 08:00

"Дорогой Дед Мороз! С Новым годом! Сделай, пожалуйста, так, чтобы Кристина Павловна, которая сама привезла нас с Пашей жить к папочке, от нас отстала! Спасибо тебе!" - такое крайне нетрадиционное письмо написала 8-летняя Таня Федурина из Саратова.  

Кристина Павловна – это родная мама Тани, 29-летняя Кристина Федурина, историю которой читатели ИА "Взгляд-инфо" вкратце уже знают. Называя маму Кристиной Павловной, Таня, по всей видимости, интуитивно решила соблюсти этикет. Неудобно признаваться Деду Морозу, что в менее торжественной обстановке пренебрежительно говоришь о "Кристинке" и "биологической матери". Вдруг Дедушка удивится такому странному отношению к родной маме и желание не исполнит?

У "Кристинки" же желание только одно – чтобы страшный сон, в котором уже год живет молодая женщина, поскорее кончился, и она снова смогла обнять своих детей.

 

"Танька слабая…"

Мы уже писали, что Кристина Федурина обратилась в редакцию ИА "Взгляд-инфо", поскольку уже несколько месяцев лишена возможности видеть 9-летнего Пашу и 8-летнюю Таню.

По мнению женщины, ее бывший муж, 37-летний Александр Федурин после развода с помощью адвокатов и "возможных внеслужебных связей в органах опеки Заводского района" фактически отнял у нее родных детей и "вопреки решению суда" препятствует их общению с матерью.

Сам Александр Федурин неоднократно уверял сотрудников ПДН и судебных приставов, что общению детей со своей бывшей женой ни капельки не препятствует – они якобы сами не хотят с ней общаться. Письмо маленькой Тани эту странную позицию, на первый взгляд, полностью подтверждает.

 Не сомневаются в папиной правоте и сотрудники Заводской опеки. За все то время, что Таня и Паша отказываются от общения с матерью, никому из специалистов и в голову не пришло задаться вопросом о причинах столь странного поведения. В письме, кроме процитированного отрывка, Таня пишет, что очень хочет жить "с мамой Таней, Папой, Пашей и Соней  в Березиной речке!" А заодно просит Деда Мороза сделать так, чтобы "Кристина Павловна вернула мои сережки и документы с Пашиным телевизором!"

Это письмо маленькая Таня передала маме в школе, накануне Нового года (его копия есть в органах ПДН), а потом сразу же убежала к папе в машину. "Я поначалу очень обрадовалась, думала, Таня поздравила меня с новым годом. А потом открыла письмо и едва не упала…", - рассказывает Кристина.

По словам директора школы Елены Репринцевой, накануне с девочкой творилось что-то странное, она нервничала и едва сдерживала слезы.

Писала ли Таня письмо сама или под диктовку? Почему письмо, адресованное Деду Морозу, передается маме? Откуда у маленькой девочки столь меркантильно-прозаическое мышление, что под Новый год она мечтает не о куклах и красивых нарядах, а о возврате телевизора и документов и о том, чтобы ее собственная мама от нее "отстала"?  

Что же такого могло произойти в душе ребенка, чтобы так резко разлюбить родную мать, с которой до этого благополучно прожили все восемь лет своей маленькой жизни? И как всего за несколько месяцев эти же дети могли полюбить совершенно чужую женщину, новую гражданскую жену Александра, которую со столь поспешной готовностью теперь называют мамой?  

По мнению уполномоченного по правам ребенка в Саратовской области Татьяны Загородней, такое отношение детей к родной матери – энциклопедическая и природная редкость. По опыту многолетних съемок передачи "Где ты, мама?" Татьяна лично наблюдала, как дети всей душой тянутся даже к самой пропащей, самой пьющей матери.  

"Так запрограмировано самой природой, для них мама – какая бы она ни была – всегда самая лучшая и самая родная.  Детям стоит больших усилий забыть свою маму и привыкнуть к другому человеку", - говорит Загородняя.

Оговоримся, что ИА "Взгляд-инфо" взялось за расследование истории Кристины Федуриной не из праздного интереса к частной жизни. Для Саратовской области это своего рода правовой прецедент. Как рассказала сотрудница отдела по делам несовершеннолетних Заводского района, капитан полиции Надежда Александрина, в ее практике впервые с помощью психологического насилия отец отнимает у матери детей. Матери любящей и с точки зрения социальных норм совершенно нормальной – с высшим образованием и личным авто, работающей, симпатичной и совершенно не пьющей. 

То, что в ситуации с Таней и Пашей Федуриными имело место психологическое насилие – не частное мнение капитана Александриной. Это со стопроцентной ясностью подтверждают  и результаты судебно-психологической экспертизы детей в исполнении сотрудницы ООО "Саратовское бюро судебных экспертиз" Марины Шашковой, эксперта с 15-летним стажем. Эксперт говорит, что негативное отношение к матери сформировалось у Павла и Тани под прямым воздействием со стороны отца.

Оказалось, что мальчика водили к психологу, который давал ему "домашнее задание". Его суть заключалась в том, что за отказ от общения с матерью парень должен был ставить себе "плюсы", а "если не выдержал и пообщался" - "минусы".

Павел с детской непосредственностью признался эксперту, что "сейчас у него уже почти все плюсы, что у него получается", в то время как у сестры Тани так поступать с мамой еще не хватает смелости: "Танька слабая, она еще не может".

 

Цари и боги

"Танька" поначалу и правда не могла. На видео, которое предоставила редакции Кристина Федурина, хорошо видно, как во время коротких встреч (тогда они еще были возможны) девочка тянется к родной маме – обнимает ее, целует, просит взять на руки, покачать, временами что-то шепчет и плачет. Но уже на более позднем видео прячется от матери, которая пришла поздравить сына с днем рождения.

В присутствии психолога и судебного пристава Кристина едва ли не на коленях умоляет бывшего мужа уговорить детей выйти к ней и принять подарки, но тот лишь демонстративно разводит руками.

Мы не смогли пообщаться с Александром Федуриным, поскольку на момент, когда готовился материал, он вместе с детьми уехал из Саратова. Причем уехал вопреки отказу судебных приставов в приостановлении судебного производства, которое было открыто по встречному иску его бывшей жены (в настоящий момент Кристина пытается оспорить заключенное с мужем мировое соглашение).

Однако даже на видео заметно, что мужчина над бывшей женой издевается. И не только над ней, но и над сотрудниками, а точнее сотрудницами правоохранительных органов, которые составляли на него многочисленные протоколы. По словам Надежды Александриной, полицейские для семьи Федуриных – "нет ничто, ведут себя, как цари и боги".

Выскажем оценочное суждение: на видео Александр Федурин предстает человеком, которому и самому требуется судебно-психологическая экспертиза. Он словно получает удовольствие, снимая на камеру материнские мучения бывшей жены. Поначалу Александр разрешил Кристине встречаться с детьми в коридоре квартиры, которую снимает со своей сожительницей. Таня выходила к маме и общалась с ней прямо на лестничной клетке, а папа снимал процесс на телефон. Характерный штрих: в одном из эпизодов мужчина запрещает бледной и измученной Кристине садиться на стоящую в коридоре тумбочку, потому что та ее "сломает".

Когда встречи в коридоре прекратились, Кристина втайне от бывшего мужа встречалась с детьми в школе, что в Березиной речке Саратовского района, где они жили до развода и куда дети ходят до сих пор. Директор школы Елена Репринцева рассказала, что в прошлом году Кристина еще имела возможность видеться с детьми на большой перемене. 

"Дети подходили, обнимали ее, целовали, общались. Потом дня через два она приходит, как обычно, но дети прибежали ко мне в кабинет и говорят – мы не хотим с ней общаться. Мы удивились, стали расспрашивать, почему, что случилось, но они не смогли ничего объяснить. 

Мы так ничего и не поняли, она им ничего плохого не делала, не била, не обзывала, все было нормально. Но с тех пор дети к ней не подходят. Каждый раз, когда она приходит, они ее избегают, отделываясь одной заученной фразой – "мы с ней общаться не будем". Когда приезжала уполномоченная, было предложение поработать с психологом, но папа разрешения не дал, - описывает ситуацию директор.

По словам Надежды Александриной, папа не разрешал общаться с детьми не только психологам, но и сотрудникам правоохранительных органов, создавая вокруг них полностью изолированное пространство. В итоге, как заметили учителя, дети стали более замкнутыми, меньше идут на контакт.

"Если раньше они прибегали в кабинет, их можно было расспросить, как дела, то сейчас на эту тему они не хотят разговаривать. И к маме идти тоже не хотят. Органы опеки приезжают и видят, что дети шарахаются от матери, их же не схватишь, насильно к ней не потащишь, понять никто ничего не может, и делают вывод, что детям, наверное, лучше с папой", -  объясняет Елена Репринцева.

 

Причины нелюбви

В экспертизе есть характерная деталь – на вербальном уровне Федурин Павел и Федурина Таня демонстрируют выраженное негативное отношение к родной матери, называют ее "Кристинкой" и требуют, чтобы "она от нас отстала", но весь этот словесный негатив, по наблюдению эксперта, является формальным и не носит эмоционального характера.

На основании этого эксперт приходит к выводу, что все эти мысли и чувства детям внушили  искусственно. Будучи полностью зависимы от папы, они просто вынужденно и инстинктивно копируют его поведение, отношение и целые фразы. В экспертизе, которая представляет собой подробнейшее и очень профессиональное исследование, есть и много других любопытных подробностей, объясняющих, как из нормальных любящих детей можно сделать нечто совершенно иное.

Но выводы экспертизы, которая одна может пролить свет на происходящее с детьми, органы опеки почему-то совершенно не впечатляют. Не впечатляют они и суд, правда по несколько иной причине – у исследования прошли сроки давности, а на проведение новой экспертизы папа разрешения не дает. По этой причине доказать факт психологического насилия на данный момент оказалось делом практически невозможным. Органы ПДН пытались возбудить на Александра Федурина уголовное дело по статье 156 УК РФ "жестокое обращение с детьми", но из-за отсутствия доказательств были вынуждены пойти в отказную.

"Обычно жестокое обращение - это когда есть физические повреждения, а здесь голова и психика детей, в которую залезть невозможно", - объясняет причины правового бессилия Надежда Александрина.

В том, что Кристина нормальная мать, у нее сомнений нет: "Мы работаем с такими родителями, если матери дети не нужны, это видно. А то, что она за них бьется, это очевидно. Жалко только, что бьется как рыба об лед…"

Не реагирует на происходящее и прокуратура. Единственное, что удалось сделать Заводской КДН, это привлечь мужчину к административной ответственности по ст.5.35. ч.2. административного кодекса – несоблюдение решения суда и препятствие к общению детей с родителями с вынесением штрафа.

Между тем жизнь показывает, что "невозможность залезть в психику" иногда заканчивается детским суицидом, как это случилось в семье Елены и Антона Пушкиных, которые систематически применяли физическое и психическое насилие к семилетнему сыну, о чем не знали ни полиция, ни органы опеки. Итог – мальчик выбросился из окна.

Не знали органы и о том, что происходит в семье маленького Саши Родина, которого отчим забил до смерти, и которого ни одна живая душа, включая собственную мать, не смогла спасти и защитить.

Почему-то разнообразные органы в таких ситуациях оказываются совершенно бессильными и не способными подобные трагедии предотвратить. Привычка не вникать глубоко в ситуацию, изучать истории детей лишь по бумагам, оказывается во многих случаях смертельно опасной.

 

Неоправданная жестокость

В ситуации с Павлом и Таней Федуриными настораживает еще один факт – на протяжении нескольких лет совместной жизни Александр Федурин жестоко избивал Кристину, иногда – на глазах у собственных родителей.

"Он избивал меня, а потом, увидев, что я валяюсь на полу, словно приходил в себя и начинал просить прощения, руки целовал, и я его прощала. Однажды запустил мне в голову табуретку, я упала и потеряла сознание. Вызвали "скорую", но я сказала им, что просто упала", - рассказывает Кристина.

После очередного избиения женщина попала в больницу с проблемами с позвоночником, в результате чего получала третью степень инвалидности. И только после этого решилась на развод.

Александр ей этой решимости, видимо, не простил. Иначе чем еще можно объяснить причины такого жестокого отношения? Жестокого не только по отношению к бывшей жене, но и к собственным детям, которых, по сути, лишили права на общение с родной матерью.

"Я однажды разговаривала с ним и спросила, как же он решился лишить детей матери? В ответ он сказал, что сам заменил детям мать. Но это и есть настоящая жестокость! Кто ты такой, чтобы единолично такие вещи решать и при живой любящей матери заменять детям мать?!" - недоумевает Татьяна Загородняя.  

Но у Кристины есть еще одно объяснение. По ее словам, кроме мести, ее бывший муж руководствуется и вполне меркантильными мотивами - он шантажирует ее, требуя отписать ему одну четвертую их общего дома в Березиной Речке.

"Сказал, что в обмен на это позволит видеть детей, в противном случае пригрозил, что я могу и дальше продвинуться "по карьерной лестнице", имел в виду, что побьет меня снова, чем увеличит степень инвалидности", - говорит женщина.

В качестве доказательства Кристина Федурина предоставила нам аудиозапись (имеется в редакции), на которой, с ее слов, Александр вымогает у нее имущество. Однако из-за качества записи расслышать этот момент нам не удалось, что, впрочем, вполне может удаться правоохранительным органам.

Также, по ее словам, в свое время Александр Федурин убедил ее продать мамину двухкомнатную квартиру, а вырученные деньги (1,6 млн рублей) отдать ему, обещал, что со временем все вернет. Но не вернул. В Заводской ПДН это склонны расценивать как возможное мошенничество. Сейчас в производстве сотрудников находится материал проверки о вымогательстве и мошенничестве, который по завершении будет направлен в полицию Саратовского района, по месту прописки детей. Заинтересуется ли этим полиция района, остается гадать.

 

Кристина не Орбакайте

Накануне нового года у Федуриной был суд, на котором помимо члена Общественной палаты Саратовской области Светланы Мартыновой, присутствовала и Татьяна Загородняя. Интересы истицы представляла адвокат Татьяна Костерина.

Ответчик по иску на заседание не явился, прислав своего представителя Василия Пегова. По словам Светланы Мартыновой, бывший школьный физрук, по каким-то причинам занявшийся юридической практикой, часто фигурирует в процессах, где из семей изымаются дети. Говорят, что в кабинеты Заводской опеки он входит без стука.

Тем не менее, председательствующая на процессе судья Роксана Шайгузова была явно не на его стороне. По сложившемуся впечатлению, она откровенно и, быть может, по-женски сочувствовала истице и несколько раз ставила на место представителя, который поначалу вел себя весьма вольготно и даже предложил Федуриной "освежить ее память". На что судья с восточной пылкостью заявила, что "сейчас сама память ему освежит".  После этого представитель ответчика сник.

Недавно делом Кристины Федуриной заинтересовался бывший председатель саратовского Совета безопасности времен Юрия Аксененко, а ныне известный московский адвокат Александр Мирошин. Он предложил Кристине свои юридические услуги, причем совершенно бесплатно. Что так зацепило господина Мирошина, догадаться несложно. В свое время он прославился тем, что помог другой Кристине -  Орбакайте отстоять сына Дени, которого едва не отнял у нее ее бывший муж, чеченский бизнесмен Руслан Байсаров.  Тогда Мирошин выиграл процесс, несмотря на связи и деньги Байсарова, и с тех пор с певицей его связывает самая трогательная дружба. Скорее всего, история Кристины Федуриной напомнила ему историю Кристины Орбакайте, и он решил вмешаться.

Очередное заседание суда назначено на 17 января.  "Взгляд-инфо" следит за развитием событий.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.98 1 2 3 4 5