О грибах и людях

2874

8 марта, 17:42

В городе Саратове очень много градозащитников. Может кто-то и говорит, что тут мало деревьев, ровных тротуаров, работающих заводов, чистого воздуха и т.д., но про краеведов-градозащитников такого не скажешь. Хватает. Бегают, суетятся, переживают за исторический облик города.

При этом исторического облика в Саратове с каждым годом всё меньше, а градозащитников всё больше. Парадокс? Только на первый взгляд. А вот если рассмотреть это явление с нашей – природо-краеведческой – точки зрения то всё встанет на свои места.

Давайте посмотрим, когда у градозащитников наступает самый пик активности, в чем их кульминационный пункт? Это происходит, когда какой-нибудь памятник архитектуры рухнул или вот-вот готовится рухнуть на головы доверчивых граждан. Вот тут краеведы гудят, начинают роиться, собираются в комиссии, подкомиссии и градозащитные советы при мэре и губернаторе. Мы имеем счастье наблюдать их круглые лица по местному телевидению, где они гневно вопрошают, «доколе, ведь это единственное сохранившееся в Саратове здание мануфактуры «Сукин и сын»!?», ответственные чиновники рассказывают о принятых мерах по планированию спасения ценных памятников, здание огораживают забором из профлиста, после чего активность градозащитников спадает практически до нуля. Никто ничего не ремонтирует, лишь иногда вяло раздаются обещания «согласовать и вот-вот передать документы» Собственно поэтому символом градозащитного движения в городе нужно считать полуразвалившиеся объекты культурного наследия за заборами из профлиста. Дом Яхимовича, «дом Деникина», дом Соколовых, теперь и гостиницу «Россия» на Кирова ожидает ограждение сакральным забором.

В периоды до и после ограждения градозащитники малозаметны и занимаются своими делами. Этим они напоминают пожарных златок - мелких чёрных жуков, летящих на свет и часто собирающихся на пожарищах, чтобы отложить яйца в коре поврежденных огнем деревьев. Нельзя утверждать со стопроцентной уверенностью, но гипотеза, что за заборами из профлиста скрываются отложенные яйца, из которых вылупятся новые краеведы-градозащитники, нуждается в дальнейшей проверке.

Обычно верно и обратное – если вы заметили градозащитника возле какого-то исторического объекта, то судьба этого объекта скорее всего плачевна. Он или будет догнивать свой век за оградой из профлиста или пропадет совсем, как забор вокруг сквера первой учительницы. Здесь приходит на ум другая аналогия, с грибами-трутовиками. Известно, что если на городском дереве, каким бы здоровым оно не выглядело внешне, появились грибы-трутовики, то жить этому дереву осталось недолго. Косвенно о родстве между миром природы и миром градозащиты свидетельствует сакральность образа гриба (грибка) среди местных краеведов и истерика, возникшая вокруг воображаемой попытки осквернения этого образа.

Те же объекты наследия, которые разрушаются умеренно, большого интереса у градозащитников не вызывают. Максимум они могут водить туда экскурсии или написать в бложик. Взять, например, Малую мельницу Шмидта. Уж там и «монументальная пластика» и «отточенная деталировка», и «собственник преобразует в лофт и марину, сохранив памятник» и всё такое прочее елейно-желейное. На деле я уже четыре года наблюдаю этот памятник, «коий» всё это время демонстрирует единственное саморазвитие, доступное рукотворным объектам – он разваливается. Взглянем на фото башни, которая по проекту тоже будет преобразовано в лофт и богатство.

Красная стрелка с буквой Т указывает на широкую трещину, идущую вдоль всего ряда зубцов и угловых декоративных башенок на крыше. Правая башенка, кстати, уже заметно накренилась и конечно не завтра спрыгнет вниз, но явно начала задумываться об этом. Кроме горизонтальной трещины, судя по всему опоясывающей всю крышу по периметру, есть и две многометровых вертикальных трещины, обозначенных желтыми стрелками с цифрами 1и 2. На мой неопытный неградозащитный взгляд, эти трещины за прошедшие четыре года стали больше. Но даже если я в этом ошибаюсь, то что точно стало больше, так это дерево, растущее с левой стороны крыши (зелёная Д). Улучшает ли всё вышеперечисленное состояние здания? Думаю, что нет. Привлекает ли это внимание градозащитников? Тоже нет.

Памятуя, что при роении вокруг разрушающихся объектов саратовские градозащитники активно отстаивают право первородства в стиле «мы первые начали защищать», я отказываюсь от любого приоритета в обнаружении повреждений на здании и передаю его судьбу в их руки. Впрочем, если вышеуказанные гипотеза верны, то до момента окончательного разрушения я их там не увижу.

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 2.35 1 2 3 4 5