Дело Лысенко. Свидетель убийства Балашова отказался от своих показаний

3175

1 октября 2013, 16:29

В Саратовском областном суде продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении  экс-главы Энгельсского района Михаила Лысенко. По ходатайству стороны защиты был оглашен протокол допроса свидетеля Геннадия Ефремкина от ноября 1998 года - через несколько дней после убийства криминального авторитета Николая Балашова.

Адвокат Виктор Паршуткин, усмотревший серьезные разногласия в показаниях, зачитал документ следующего содержания (не дословно):

"Я работал разнорабочим во дворе дома на ул. Нестерова в Энгельсе. На стройку меня устроил знакомый по имени Миша. Потом я узнал, что его фамилия Ткаченко. Примерно два месяца назад Ткаченко предложил мне поработать сторожем на стройке этого дома. Я знал, что в этом доме часто бывают Юра Нефедов, Дмитрий, уборщица по имени Женя, рабочие, но они не заходили в дом. В помещении располагалась какая-то контора.

Моя работа заключалась в уборке территории, охране стройки и конторы в ночное время. Я впускал и выпускал машины, людей – только тех, которых знал. Если я не знал кого-то, то сначала заходил в офис, спрашивал разрешения у Нефедова и Димы. Работал я через сутки. Моим сменщиком был Дима.

За время работы сторожем к Нефедову два раза приезжала "ВАЗ-21099", в которой 5 ноября 1998 года приехал Николай Балашов.

В тот день в 9.00 я заступил на работу. Примерно в 11.00 на машине "Субару" приехал Нефедов. Потом к нему приехал мужчина по имени Анатолий. После обеда в офис пришла Женя. Примерно в это же время в офисе появился Ткаченко. Потом он уехал.

Около 16.00 к дому подъехала машина "ВАЗ-21099". Я узнал ее и открыл ворота. Из нее вышли двое мужчин – водитель и Балашов. Я не знаю, какой у них был разговор в доме. Позже приехали еще двое нерусских. Свою машину они оставили возле ворот. Я точно не помню, как запустил их в дом – спросил разрешения, или их пустил кто-то другой.

В этот день к дому привезли щебенку, и я вместе с напарником раскидал ее у ворот. Потом вернулся в свою комнату.

В начале семи вечера мужчины стали выходить из дома. Я не видел, в каком порядке. После того, как водители подошли к машинам, Нефедов крикнул мне - открыть ворота. Машина ("ВАЗ-21099") встала задом к воротам. Я открыл правую створку, закрепил ее. В это время левая створка сама приоткрылась. Я встал с внутренней стороны, открыл створку. Машина начала движение в сторону ворот. Я смотрел на проезжающую машину. Что происходило у меня за спиной – я не видел. Когда правая задняя дверь поравнялась со створками, прозвучало два выстрела. Я пробежал во двор и через калитку перебежал на территорию дома Ткаченко.

Через несколько минут я вернулся во двор. Створки были уже закрыты. Как и кто выходил из дома и что выносили – я не видел".

Поясняя, почему показания, которые были даны через несколько дней после убийства, отличаются от данных сегодня в суде, мужчина ответил: "Я их не читал". Сторона защиты пыталась предоставить на обозрение свидетелю и присяжным подпись под документом, но председательствующий отклонил прошение.

Свидетель также заметил, что показания, зафиксированные в протоколе, не соответствуют действительности. Он призвал верить показаниям от 2011 года, которые еще не оглашались в суде.

На вопрос адвокатов о том, откуда под протоколом появилось разъяснение от его имени о том, что он получал разрешение на пропуск лиц не у Нефедова, а у Ткаченко, Ефремкин ответить не смог.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 5 1 2 3 4 5

Главные новости