Заммэра Саратова поделился в суде опытом аудиозаписи бесед со знакомыми

6837

27 января, 18:00

Фото: © ИА "Взгляд-инфо"/Дмитрий Герасимов

Сегодня во Фрунзенском районном суде Саратова продолжилось рассмотрение уголовного дела адвоката и экс-судьи Андрея Аникеева.

Он обвиняется по ст. 30 ч.3, ст.159 ч.4 УК РФ (покушение на мошенничество в особо крупном размере).

Председательствует на процессе судья Светлана Гоголева. Защищает подсудимого адвокат Елена Сергун. Обвинение поддерживает прокурор Петр Тихонов.

Потерпевшийзаммэра Саратова Михаила Исаева по экономике Алексей Никитин – сегодня (до этого дважды игнорировал заседания) явился в суд вместе со своим адвокатом Абилем Рзаевым.

Напомним, по версии следствия, в сентябре 2018 года Андрей Аникеев попросил у замглавы Саратова по экономике Алексея Никитина 1,05 млн рублей. Как сообщалось ранее, эти деньги Аникеев пообещал передать в качестве взятки судье, рассматривавшему уголовное дело жены чиновника Елены Никитиной. Интересы последней в процессе представлял Андрей Еремин, коллега Аникеева по работе в "Вердикте".

Аникеев заверил Никитина, что судья Игорь Дюжаков приговорит его жену к судебному штрафу. На самом деле, защитник попросту присвоил себе деньги, ни к кому не обращаясь. Алексей Никитин, усомнившись в действиях Аникеева, обратился к сотрудникам УФСБ Саратовской области, и те задержали адвоката. Таким образом, преступление Аникеевым не было доведено до конца по независящим от него причинам, полагают в СУ СКР.

Алексей Никитин начал давать показания.

"29 сентября 2018 года в Усть-Курдюме состоялась первая встреча с Андреем Аникеевым. До этого я с ним не встречался. Инициатором встречи был мой сосед по даче, которого я знаю с 2017 года. Он мне позвонил и предложил встретиться на стоянке возле администрации. На этой встрече он предложил помощь в процессе по делу моей жены. Сказал, что он знает человека, знакомого с судьей, и за 1 млн рублей можно решить вопрос. На встрече 29 сентября обсуждался сам процесс. Аникеев предложил помощь за денежное вознаграждение. 10 октября мы встречались с Аникеевым два раза, до обеда и после, на улице Первомайской. Суть разговора была о получении гарантий, а также смягчении меры пресечения для Елены. Последняя встреча была 19 октября, в день задержания. Во время всех встреч я применял личный диктофон", – рассказал, отвечая на вопросы прокурора, замглавы Саратова.

"Крунинич пояснял, кем является Аникеев?", – спросил Петр Тихонов.

"Сказал, что он бывший судья и работал заместителем главы Краснокутской администрации", – ответил Алексей Никитин.

аявления в правоохранительные органы на Аникеева писал два раза - в 2018 году и в 2019 году - после прекращения первого уголовного дела", – ответил на очередной вопрос потерпевший.

"Настаиваете ли на строгом наказании для подсудимого?" – задал вопрос прокурор.

"Так как Аникеев не извинился, то на усмотрение суда", - заявил Алексей Никитин.

"В чем заключается обман лично вас, и какие были ожидания результата?" – спросила Елена Сергун.

"Ждали в период судебных заседаний каких-то послаблений. На процессе нам не позволяли использовать право на защиту. Мы хотели получить штраф, а не срок. Обман заключался уже в том, что Аникеев не подтвердил свои возможности, контакт с судьей отсутствовал. При этом он говорил, что могут назначить лишение свободы до 2-х лет. Поэтому я боялся отказываться", - пояснил заместитель мэра.

"За что конкретно вы отдавали деньги", - продолжала адвокат.

"За решение вопроса по мере наказания", - ответил потерпевший.

"Вы понимаете, что вы собирались дать взятку", - уточнила Елена Сергун.

"Я затрудняюсь ответить", - смутился Алексей Никитин.

"Когда и зачем вы обратились в УФСБ?", - уточнила адвокат.

"В начале октября, из-за доминирования Аникеева в разговорах и навязывания своих условий", - отбивался чиновник.

"То есть после единственной встречи! Вы же имели возможность просто отказаться от общения с Аникеевым?" - поинтересовалась защитница.

"Боялись наказания в виде двух лет. Мы боялись провокаций", - ответил Алексей Никитин.

В дальнейшем заместитель градоначальника не смог внятно ответить Елене Сергун, как осуществлялась запись разговоров сотрудниками спецслужб, и куда крепилось оборудование. Адвокат чиновника Абиль Рзаев встал на защиту клиента и заявил, что потерпевший не может разглашать методы ОРМ – якобы из-за расписки.

Елена Сергун возмутилась отказом.

Светлана Гоголева ответила, что вопросы не снимает, но это "его право – так отвечать".

"Адвокаты вашей жены подготовили заявления от имени потерпевших?" – продолжила Елена Сергун.

"Нет. Я попросил их об этом после задержания Аникеева", - ответил потерпевший.

"Кто вам передал 1 млн рублей, и были ли это вообще деньги?" – спросила адвокат.

"Моих было 20 тысяч, остальное – подготовили сотрудники ФСБ (билеты "Банка приколов"). Передача происходила на улице возле дома, Площадь Кирова, 8. Деньги Аникеев не проверял, убрал в сумку. После этого попросил заплатить 50 тыс. за какие-то транспортные расходы. Эта сумма никогда не оговаривалась", – рассказал чиновник.

В дальнейшем вопросы стал задавать сам Андрей Аникеев. Из ответов выяснилось, что при обращении в УФСБ Никитин не сообщил, что записывал первый разговор с Аникеевым на диктофон, а просто передал суть разговора. Только впоследствии он передал первую запись в СК, а записи трех оставшихся встреч (которые якобы дублировали записи, сделанные ФСБ) Никитин посредством микрофона переписал на флешки, так как файлы с диктофона не копировались.

На вопрос прокурора, предлагал ли Аникеев заключить договор об оказании юридической помощи, потерпевший ответил отрицательно.

По ходатайствам сторон в дальнейшем оглашались письменные показания Алексея Никитина, которые он давал во время следствия, в связи с некоторыми расхождениями. Так, например, Никитин утверждал, что первый раз увидел Аникеева 29 сентября 2018 года, в то время, как подсудимый доказывает, что знакомство произошло в августе.

Кроме того, Алексей Никитин отказался признавать показания, данные им на стадии предварительного следствия, о том, что в УФСБ он обратился еще до первой встречи с Аникеевым и 29 сентября записывал разговор на диктофон спецслужб.

Также из показаний следовало, что при первой встрече Андрей Аникеев не называл своего имени Никитину (не представлялся) и не говорил о том, что решал вопросы с судьей по уголовным делам ранее.

"Вы заявили в своих показаниях, что имущественного и материального вреда действия Аникеева не причинили, причинен только моральный вред. Кому тогда все-таки принадлежали 20 тыс рублей?" - задал вопрос Андрей Аникеев.

"Мне", - ответил Алексей Никитин.

"А почему тогда вы заговорили об этом только после возбуждения второго уголовного дела? И кто был инициатором встреч после 29 сентября?" – продолжил подсудимый.

"Затрудняюсь ответить. Не помню", – ответил на исходе 3-го часа показаний потерпевший.

"Вы доверяли адвокатам жены? Они разъясняли ей право на подачу заявления о прекращении уголовного дела в связи с судебным штрафом?" – задала вопрос судья.

"Затрудняюсь ответить", – пояснил заммэра.

Материал подготовил Дмитрий Герасимов

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.5 1 2 3 4 5

Главные новости