Член президентского совета об ОТБ-1: "Чистилище, где даже дьяволы учатся молиться"

11396

3 декабря 2021, 13:36

На фото: Ева Меркачева, член СПЧ

Член Совета по правам человека при президенте РФ Ева Меркачева продолжает делиться впечатлениями от инспекционной поездки в саратовскую ОТБ-1, где систематически истязали заключенных. Правозащитница побеседовала с осужденными, находящимися в больнице, и рассказала об услышанном от них в развернутой статье на сайте федерального "Московского комсомольца".

"Оказавшись на территории Саратовской ОТБ-1, испытываешь примерно то же, что чувствуют люди на пепелище. Адский огонь (осужденные называли больницу чистилищем, где даже дьяволы учатся молиться) погас, но сам воздух пропитан воспоминаниями о нем. Перед нами руины того, что считали тюремным концлагерем. Под ними похоронены останки человеческой гордостиТерритория боли и ужаса (так ее называли в прошлом) начинается с КПП. По словам подвергшихся пыткам осужденных, они чувствовали атмосферу концлагеря, как только автозак въезжал за ворота", - описывает увиденное Меркачева.

"Людей, которые были бы связаны и подверглись мукам, мы так и не увидели. Но это не значит, что их там не было. Судя по показаниям пациентов, были, и всего-то месяц назад. Вообще вся эта пыточная система действовала вплоть до октября этого года, когда было принято решение об увольнении Гаценко и Мальцева. Эти два имени мы будем слышать много раз", - продолжает она.

Правозащитница отмечает, что к их приезду из ОТБ изъяли большую часть улик – швабры, электрошокеры, различные ведра и прочий инвентарь, используемый для пыток и насилия, а также музыкальный центр, звучание которого заглушало крики мучеников.

Однако, по мнению Меркачевой, одним из главных вещдоков являются сами палаты больницы. Один из потерпевших по делу о пытках (также является свидетелем по делу о превышении полномочий сотрудниками ОТБ-1) рассказал, что уничтожал улики по приказу заместителя по безопасности и оперработе Салова (недавно уволен. - прим. авт.).

"Я приехал в больницу с аппендицитом, но после операции меня оставили тут, работаю в строительной бригаде. Я ведь строитель. Было приказано выдрать покрытия с пола, на которых оставались остатки биологических жидкостей - кровь, сперма, пот. Потом эти материалы вывозили вместе с навозом (видимо, чтобы запахи убить) на тракторе за пределы ОТБ. Но часть была спрятана. Я знал, где. Отдали на днях два мешка с материалами представителю СК", - пояснил осужденный.

Побеседовав с другими потерпевшими, Ева Меркачева и Андрей Бабушкин сделали вывод, что причин для применения насилия в отношении осужденных ОТБ-1 было три: вымогательство денег, выбивание явок с повинной и наказание за жалобы.

Так, один из заключенных - Павел Шеремет - рассказал следующее:

"Отправили в ОТБ после того, как я стал жаловаться в своей колонии (на то, что в еде ползают червяки, что работаем мы нелегально). Ну а про остальное вы знаете, адвокат рассказывала... Заявления о пытках я написал 4 июня 2021 года, приехал прокурор, опросил, но дело "заморозили". Я готовился на полиграфе дать показания, экспертизы пройти. Сидел в безопасном месте, потерял 10 кг, пошла сыпь от нервов. Я готов до последнего идти".

По данным правозащитников, за последний месяц число потерпевших в деле о пытках резко увеличилось. И именно благодаря московской проверке удалось выявить новых жертв, которые до этого боялись говорить о том, что с ними делали в стенах ОТБ-1.

"В марте 2020 года "активисты" завели меня в палату №5 ОЛТ №8. Они пользовались электрошокером сотрудника Бочкова (уволен. - прим. авт.). Собирались насиловать, но мне повезло, я от удара током потерял сознание, они испугались, побежали сообщить зам. начальника ОТБ Мальцеву (сейчас находится в СИЗО по обвинению в пытках. - Прим. авт.). Когда я пришел в себя, мучить меня не прекратили, просто били - электрошокер больше не использовали. Принесли три швабры. Включили музыкальный центр, связали руки и ноги... Включили видеорегистраторы, чтобы все снимать. И тут я снова потерял сознание. Очнулся - ни музыкального центра, ни швабр, ни активистов, ни "вязок" на руках и ногах. Я написал заявление о пытках только после скандала. Делать это раньше я никакого смысла не видел. Руководство больницы, УФСИН, прокуроры все знали. Когда мой знакомый Роман Буртовой публично на воле сообщил о пытках, в ОТБ приезжал прокурор. Так вот, прежде чем нас к нему выводили, мы заходили к "активистам", после чего по образцу писали заявления, что жалоб не имеем. И у него никаких вопросов не возникло по поводу того, что все эти бумажки одинаковые, как под копирку, вплоть до запятой! Активисты до последнего момента ходили по ОТБ как у себя дома, у них ключи от всех помещений. Так какой смысл был кому-то говорить? Все бы утряслось, как обычно. А когда стало понятно, что тут особая ситуация, что пошел резонанс, я решился. Заявление написал 28 октября 2021 года", - рассказал осужденный С.

Правозащитники побеседовали с десятками людей, которые подверглись мукам или знали о том, как пытали других.

"Судя по их словам, сейчас им ничего не угрожает, но все потерпевшие боятся, что плохие времена могут вернуться", - резюмирует Ева Меркачева.

Так, один из осужденных рассказал, что помощники "активистов", которые сейчас оказались под следствием по делу о пытках, находятся в ОТБ и заняли места своих бывших "руководителей":

"Они также вымогают деньги с нас. Сейчас боятся, не бьют, но посмотрите - они скоро почувствуют свою власть. Они уже сейчас дружат с оперативниками, которые остались от прежнего состава. У них лучшие палаты, я видел у них мобильники. Через пару месяцев все вернется на круги своя!".

Правозащитники передали эту информацию новому начальнику больницы (врио - Артем Яблочников), который, с их слов, был "немного шокирован" услышанным.

"Все это предстоит проверять. Но не похоже, что осужденные врут. Они называют одни и те же имена. По-хорошему, всех сотрудников, которые были в больнице в ее бесславный пыточный период, нужно увольнять. Но кем их заменить? Зарплата у младшего инспектора в саратовских учреждениях чуть больше 10 тысяч. Став сержантом, он может рассчитывать максимум на 20. Сейчас некомплект младшего состава почти 50 процентов. И кто захочет идти работать в больницу, про которую знает теперь весь мир?!" - задаются риторическим вопросом члены СПЧ.

Материал подготовили Ольга Фетисова и Константин Халин

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.5 1 2 3 4 5

Главные новости