Дело Пригарова. Свидетель озвучил версию о прокурорских инвестициях в крематорий

12316

31 мая, 08:45

Вчера в Кировском районном суде Саратова продолжился процесс по резонансному уголовному делу бывшего прокурора района Андрея Пригарова, обвиняемого в мошенничестве и получении крупных взяток.

Экс-прокурору инкриминируют ст. 159 ч. 4 и ст. 290 ч. 6 УК РФ.

Кроме Пригарова, на скамье подсудимых оказался предприниматель и экс-сотрудник СГТУ Олег Вартанов, которого обвиняют в посредничестве во взяточничестве, совершенном в особо крупном размере (ч. 4 ст. 291.1 УК РФ).

Дело рассматривает председатель райсуда Антон Степанов.

Андрея Пригарова защищают Андрей Морозов и Денис Бадиков, Олега Вартанова - Светлана Писакина и Татьяна Штода. Обвинение поддерживают новый заместитель прокурора области Дмитрий Симанович и прокурор Вячеслав Вербин.

По эпизоду с особо крупным мошенничеством (ч. 4 ст. 159 УК РФ) Андрею Пригарову вменяется обман Алексея Чугунова и причинение тому ущерба на сумму 1 млн 239 тысяч рублей.

Как полагает следствие, Пригаров, работая в органах прокуратуры и являясь приятелем Чугунова, пообещал последнему поспособствовать освобождению от уголовной ответственности.

В 2013 году Алексей Чугунов обвинялся в совершении крупного мошенничества (ч. 3 ст. 159 УК РФ).

По версии обвинения, Чугунов оформил на брата Андрея Пригарова недостроенный дом на 9-й Дачной в Ленинском районе Саратова стоимостью 1,239 млн рублей.

Сам Чугунов в итоге был признан виновным в мошенничестве и осужден в апреле 2014 года к трем с половиной годам условно.

По ч. 6 ст. 290 УК РФ экс-прокурора обвиняют в получении через Олега Вартанова взяток от директора МУСПП "Ритуал" Михаила Шулекина на 7,7 млн рублей и приобретение имущественного права на 2,573 млн в ООО "Ритуал" путем введения в компанию Вартанова с 50% долей в уставном капитале.

Общая сумма взяток, инкриминируемая Андрею Пригарову, составляет 10,273 млн рублей, при этом в обвинительном заключении указано, что в натуральном виде он их не получал. Со стороны может показаться, что для прокурора участие в ритуальном бизнесе было нечто вроде инвестирования и коммерческой деятельности. 

На предыдущих заседаниях в закрытом для прессы режиме осуществлялся допрос потерпевшего по первому эпизоду Чугунова (находится под госзащитой), который теперь воспользовался своим правом не посещать заседания.

Вчера на допрос в суд пришел Михаил Шулекин, который является свидетелем обвинения и на показаниях которого строятся все доводы прокуратуры по второму эпизоду.

Перед допросом судья Степанов вынес оригинальное решение: разрешил видеосъемку заседания, но запретил снимать самого Михаила Шулекина, удовлетворив тем самым просьбу прокуроров и свидетеля.

Отвечая на вопросы, Михаил Шулекин рассказал, что знаком с Андреем Пригаровым с 2004 года. Тогда подсудимый работал в прокуратуре Ленинского района, а свидетель руководил судебными приставами в том же районе.

Кроме того, выяснилось, что они дружили, а Андрей Пригаров был свидетелем на свадьбе Михаила Шулекина и является крестным отцом его сына.

Также стало известно, что Михаил Шулекин знаком и с потерпевшим Алексеем Чугуновым не только по общению с Андреем Пригаровым, но и как с должником по работе в УФССП.

Далее свидетель рассказал версию событий, схожую с описанной в обвинительном заключении.

Он сообщил, что с 2016 по 2020 годы возглавлял МУСПП "Ритуал" (причем повторно, в первый раз это было с 2008 по 2011 годы).

По версии Шулекина, в 2016 году ныне покойный Юрий Воронков  (бывший руководитель МКУ "Администрация кладбищ") придумал создать ООО "Ритуал", которое, помимо предоставления услуг по погребению, начало строительство Дома прощаний и крематория возле Елшанского кладбища.

По мнению Михаила Шулекина, городу был крайне необходим этот проект, а деятельность новой организации не оказывала негативного влияния на работу муниципального "Ритуала".

Учредителями ООО стали Андрей Оголев (имеет родственные связи с Шулекиным) и Александр Кононенко (бывший сотрудник МКУ "Администрация кладбищ" и водитель в администрации Саратова).

Михаил Шулекин их консультировал в работе.

Андрей Оголев с июня 2019 года стал отдавать Шулекину по 500 тысяч рублей в месяц  для "решения вопросов" и строительства.

Для этих целей вместо Кононенко в состав учредителей был введен Олег Вартанов, который имел профильное образование и должен был заниматься стройкой — такова версия свидетеля.

Так как бывшему учредителю Кононенко необходимо было вернуть 800 тысяч рублей, то первые два транша от Оголева были по 100, а не по 500 тысяч рублей.

Деньги Оголев брал из дохода от использования принадлежащих ему катафалков. При этом, со слов Шулекина, последний не знал, что деньги якобы предназначались Пригарову.

Когда к допросу приступили адвокаты, то Михаил Шулекин предпочел говорить вариативно, прежде всего, о суммах, датах и местах происходивших событий. Свидетель сослался на последствия коронавируса (по его словам, перенес дважды - первый раз  в  декабре 2020 года).

В тот момент Шулекин уволился с поста директора МУСПП "Ритуал" и оказался под уголовным преследованием, после чего написал заявление на Пригарова.

Продолжая отвечать на вопросы, Михаил Шулекин сообщил, что Андрей Пригаров также давал Олегу Вартанову свои деньги на строительство. При этом сам свидетель тоже вложил 1-2 млн рублей (точнее не вспомнил), но не смог объяснить их происхождение.

Кроме того, на строительство использовались и деньги с расчетного счета ООО "Ритуал".

В итоге, сколько всего было потрачено денег, Михаил Шулекин сказать не смог, но сообщил, во сколько сам оценивал весь бизнес-проект.

По его мнению, стоимость строительства здания с двумя прощальными залами и помещением крематория должна была составить 50-70 млн рублей, две печи оценивались в 600-700 тысяч евро.

Михаил Шулекин высказал позицию, что здание в итоге было построено на деньги Оголева и Пригарова в равных долях.

Адвокаты стали задавать Шулекину вопросы о несоответствии озвученной версии событий показаниям, которые он давал на предварительном следствии.

Так как рабочий день подошел к концу, заседание отложили до среды, когда очередь в допросе Михаила Шулекина дойдет до самого Андрея Пригарова.

После чего станет возможным описать альтернативную версию событий вокруг строительства Дома прощаний.

Напомним, задержали Андрея Пригарова, одного из самых медийных работников надзорного ведомства, чья карьера пошла вверх при прокуроре области Сергее Филипенко, еще 31 декабря 2020 года.

На посту райпрокурора Пригарова впоследствии сменила Анжелика Романова, которая в одночасье получила скандальную известность "благодаря" обыскам и изъятиям техники в квартирах журналистов и редакции ИА "Взгляд-инфо".

Сам Пригаров настаивает на своей невиновности. В СМИ ранее озвучивалась версия о том, что уголовное преследование связано с переделом рынка погребальных услуг, в котором задействованы высокопоставленные работники прокуратуры.

В пользу этого говорит следующее обстоятельство: параллельно в арбитражном суде области рассматривается иск надзорного ведомства (поддерживается мэрией Михаила Исаева)  о сносе Дома прощаний, принадлежащего ООО "Ритуал". Данное разбирательство, как нетрудно догадаться, имеет принципиальное значение для подсудимых, свидетелей и гособвинения по делу Пригарова.  Например, как мы полагаем, может служить инструментом давления на Шулекина.

С точки зрения создания в Саратове цивилизованных условий для церемоний прощания, действия прокуратуры и чиновников, по нашим оценкам, можно рассматривать в терминах давления на бизнес либо того самого "ритуального" передела, о котором мы говорили выше. 

В областном центре до сих пор нет больших залов для гражданских панихид. Зачастую для таких целей, особенно в случаях проводов известных людей, используются помещения, явно для этого не предназначенные.

Холл Саратовской областной думы, например, или учебные аудитории вузов, из-за чего приходится отменять или переносить занятия.

В Саратове по-старинке люди вынуждены прощаться с усопшими в квартирах, у подъездов, во дворах, где на табуретки ставят гроб с покойником.

В Елшанке - по согласованию с властями - построили Дом прощаний с несколькими светлыми и просторными залами, где уже больше года проходят траурные церемонии. По отзывам саратовцев, бывавших там, все сделано в минималистичном стиле, полностью соответствующем скорбности момента.       

Планировалось открыть и крематорий (ближайшие города, где кремируют, это Волгоград и Нижний Новгород), но, видимо, у инициаторов судебного разбирательства на этот счет свои бизнес-планы. Если версия правильная, то у дела прокурора Пригарова появляется совсем иное измерение.  

Материал подготовил Дмитрий Герасимов

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.63 1 2 3 4 5

Главные новости