Обращение к главе СК. Жительница Энгельса отсидела пять лет по сфабрикованному делу

23271

10 марта 2023, 10:04

Жительница Энгельса Саратовской области Анастасия Пушкарская была приговорена к семи с половиной годам лишения свободы по сфальсифицированному уголовному делу.

К таким выводам пришли следователи регионального СУ СКР (возглавляет Анатолий Говорунов), а несправедливо обвиненную женщину еще в прошлом году признали потерпевшей.

Однако с уголовным делом, возбужденным по материалам УФСБ в отношении сотрудницы таможни, благодаря которой Пушкарская получила такой срок, все складывается не слишком благополучно.

По мнению Анастасии, которая только в колониях провела 5 лет, расследование "застыло" еще летом прошлого года, к участию в следственных действиях ее не привлекают и о ходе расследования не информируют.

Она дает понять, что не в интересах следствия (материал находится в производстве отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР, возглавляемого Антоном Скобликовым) ворошить эту историю.

Пушкарская полагает, что незаконное привлечение граждан к ответственности по аналогичным делам (о хранении и контрабанде наркотических средств; речь идет о заказе запрещенных веществ по почте) было поставлено у саратовских таможенников на поток.

Поэтому пострадавшая опасается, что виновные в ее незаконном осуждении могут уйти от ответственности, а дело прекратят по надуманным основаниям.

Все это вынудило Анастасию Пушкарскую выступить с открытым видеообращением к председателю СК РФ Александру Бастрыкину, попросив его взять расследование уголовного дела о фальсификации доказательств и превышении должностных полномочий под личный контроль.

"Уважаемый Александр Иванович! Я, Пушкарская Анастасия Олеговна, живу в городе Энгельсе Саратовской области. Несколько месяцев назад, в июле 2022 года, меня признали потерпевшей по уголовному делу, возбужденному по п. "в" ч. 3 ст. 286 и ч. 4 ст. 303 УК РФ. В качестве подозреваемой в нем фигурировала старший оперуполномоченный по особо важным делам оперативного отдела Саратовской таможни Евгения Калентьева.

Речь шла о фальсификации результатов оперативно-розыскной деятельности в целях уголовного преследования заведомо непричастного к совершению преступления лица (то есть меня) и превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий. То есть был установлен факт фабрикации и фальсификации в отношении меня уголовного дела, в результате чего я незаконно была привлечена к уголовной ответственности и получила семь с половиной лет колонии.

История, поломавшая всю мою жизнь, началась почти 9 лет назад, в 2014 году. На тот момент я уже длительное время работала на заводе "Роберт БОШ Саратов", у меня были планы на будущее. Жила я со своей старенькой больной бабушкой, которой требовался уход. В моей небольшой семье принято заботиться друг о друге и приходить на помощь в трудную минуту. Мама в то время много работала, а сестра воспитывала двух маленьких детей, поэтому забота о бабушке легла на меня.

В сентябре 2014 года я была задержана сотрудниками таможни. Незадолго до этого, летом того же года, мне настойчиво звонила и настаивала на встрече давнишняя знакомая, которую я не видела долгое время; я решила с ней встретиться. При себе у нее было запрещенное вещество ("соль"), которое она предложила употребить нам вместе. Смалодушничав, я поддалась на ее уговоры, хотя даже не знала, что эта "соль" из себя представляет.

При дальнейших наших встречах знакомая стала настойчиво уговаривать меня заказать запрещенное вещество из-за границы. Мол, она не раз так делала, знает проверенный сайт и название веществ. Сказала, что сама все сделает: выберет, закажет, оплатим пополам. В очередной раз смалодушничав, я согласилась. Только оказалось, что вот на данный момент у нее по какой-то причине нет паспорта и нет телефона с доступом в интернет, поэтому заказ обязательно нужно оформить на мое имя и с моего телефона, поэтому она сама с моего телефона зашла на сайт и сделала заказ. Мне осталось только через какое-то время получить его на почте.

В один из дней мне поступил звонок от, якобы, сотрудника почты. Он сообщил, что заказ пришел, и его нужно получить; при получении посылки я была задержана. На следственно-оперативных действиях, которые проводились сразу после задержания, я пыталась доказать, что заказ был сделан не мной, что я была не одна. Но старший оперуполномоченный Евгения Калентьева сказала, что про третье лицо лучше ничего не говорить, иначе я только сделаю себе хуже.

Когда меня привезли для дачи показаний в отдел Саратовской таможни, Калентьева интересовалась, нет ли в моем окружении людей, которые бы захотели сделать заказ запрещенных средств из-за границы. В случае если я найду такого человека, она пообещала сделать все от нее зависящее, чтобы срок был меньше. То есть Калентьева предложила мне сотрудничество в таком ключе, чтобы я кого-то подставила - заказала на него наркотики, дабы потом этого человека задержали с поличным. В этот момент я поняла, что со мной проделали такой же грязный трюк, что все подстроено, и дело в отношении меня сфабриковано. То есть мою давнюю знакомую просто подослали таможенники, чтобы меня подставить и выполнить план по раскрытию преступлений.

Но тогда я ничего не смогла доказать - все факты были против меня, а я переживала, как бы себе не навредить, ведь я впервые столкнулась с такой ситуацией… У меня опустились руки, и я взяла всю вину на себя - по собственному неразумению и совету адвоката, которую мне, можно сказать, подсунула Калентьева. Об этом стоит сказать особо.

Через день-два после задержания меня вызвали в таможню. Я поехала с мамой. Нас встретила очень дружелюбно следователь Калентьева, успокаивала и предложила воспользоваться услугами ее хорошей знакомой - адвоката Ольги Корнишиной, бывшего работника Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, коллегу Калентьевой, которая на тот момент уже находилась там. Это сейчас я понимаю, что она играла роль "доброго полицейского", но тогда я, будучи в растерянности, толком еще не понимала, что происходит. Мы, конечно же, согласились. Во время следствия (расследованием занималось УФСКН - прим. ред.) именно Корнишина настоятельно советовала мне признать вину.

Каково же было мое удивление, когда через полгода Корнишина устроилась на работу в таможню - дознавателем. Она до сих пор там работает (а также преподает в СГЮА - прим. ред.). Она посоветовала мне взять в адвокаты ее мужа Романа Корнишина. Он также настаивал на признании мною вины. Когда пришло время передавать документы в суд, он по непонятным причинам сказал, что не может представлять меня в суде. Менее чем за неделю до суда я нашла нормального адвоката, своего. Жаль, что уже на момент окончания следствия.

Тогда я поняла, что меня развели, но было уже поздно. Адвокат, которого я наняла для суда, уже ничего не смогла сделать. Да и сам судебный процесс прошел за три (!) заседания. 22 сентября 2015 года судья Энгельсского райсуда Мария Серебрякова вынесла мне суровый приговор - 7 лет и 6 месяцев колонии общего режима. Хотя для статьи, по которой меня осудили, это даже мало - там срок от 10 лет. Наверное, три года скинули за то, что я была послушна…

Свои показания в суде не меняла из-за нежелания усугубить ситуацию: я думала, что на меня бы повесили группу лиц, и я бы получила еще больший срок. Хотя по факту в приговоре у меня так и так фигурирует группа лиц - я и заграничный продавец наркотиков.

Я даже не обжаловала приговор, да и это было бы бесполезно - суды особенно в подобных случаях, когда идет признание вины, подходят к вопросу исключительно формально.

Отбывать наказание меня этапировали в мордовскую ИК-13 (как известно, тамошние колонии известны своим жестким режимом). Сейчас даже не хочется вспоминать те ужасные условия, в которые я попала, - было тяжело и морально, и физически. У меня начались проблемы со здоровьем, постоянно держалась высокая температура. В связи с этим в декабре 2015 года меня отправили в больницу, где я пробыла полтора месяца.

Затем, в мае 2016 года я была отправлена в лечебно-исправительное учреждение №7 в республике Чувашия, город Цивильск. Пробыв там около двух лет, я получила несколько поощрений за хорошую работу, поэтому появилась возможность подать документы в суд на смягчение наказания в виде колонии-поселения. Было принято положительное решение, после чего я была направлена в КП-20 Красноармейского района Саратовской области. Там все осужденные находятся на самообеспечении, зарплаты очень маленькие, прожить на такую зарплату невозможно. Как только там я смогла зарекомендовать себя с положительной стороны, получив ряд поощрений, сразу же подала документы на смягчение наказания в виде принудительных работ. Суд ходатайство поддержал, и в дальнейшем я уже отбывала наказание в исправительном центре №1 города Оренбурга.

Когда я попала в места лишения свободы, меня не покидали мысли о несправедливости. Я с себя вины не снимаю - факт употребления был, но из меня сделали отъявленного контрабандиста, путем фальсификации отчитались мной об "отличной" работе таможни.

В исправительном центре можно было пользоваться телефоном, передвигаться по городу, появилась возможность получить консультацию по моему вопросу. Воспользовавшись этим, я отправила заявление в органы ФСБ и позже дала подробные показания о произошедшем. Все изложенные мной факты подтвердились, после чего материалы дела были переданы в Следственное управление Следственного комитета по Саратовской области. В итоге, как я сказала в начале, меня признали потерпевшей. Но с июля месяца 2022 года меня никуда не вызывают, не оповещают о ходе расследования, я нахожусь в неведении. После проведения очных ставок я больше никакой информации не получала.

Считаю, что расследование дела заволокичено, боюсь, что оно будет и вовсе закрыто, виновные лица, в том числе руководящие сотрудники таможни, с ведома которых совершаются преступления, так и не понесут наказания. Ведь мое дело - не единственный материал, который был сфальсифицирован таможенниками, подобная "работа", скорее всего, была у них поставлена на поток.

Неправомерные действия сотрудников таможни в отношении меня повлекли за собой тяжкие последствия в виде привлечения меня к уголовной ответственности сроком на 7,5 года колонии общего режима. В итоге я отбыла в местах лишения свободы семь лет в разлуке со своей семьей, перенесла несколько тяжелых заболеваний, существенно подорвав здоровье. После освобождения, а я дома уже почти полгода, и для меня до сих пор сложно адаптироваться в обществе, а мое имя так и не было очищено, судимость не снята, извинения мне не принесены…

Прошу Вас, Александр Иванович, взять уголовное дело, по которому я признана потерпевшей, под личный контроль, принять меры для активного расследования уголовного дела и, по возможности, лично принять меня, поскольку в ином случае, я считаю, здесь, в Саратовской области, я справедливости не добьюсь!" - говорит Анастасия Пушкарская в своем обращении к Александру Бастрыкину.

Ссылка по теме:

Пять лет по сфабрикованному делу. Глава СК РФ требует доложить о ходе расследования

Материал подготовил Константин Халин

Подпишитесь на телеграм-канал "ИА "Взгляд-инфо". Вне формата": заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.3 1 2 3 4 5

Главные новости