Сергей Курихин намерен доказать в Верховном суде незаконность преследования

4054

12 июля 2023, 11:43

Сегодня в Первом кассационном суде общей юрисдикции прошло рассмотрение жалобы адвокатов саратовского политика, предпринимателя и основателя "Взгляда" Сергея Курихина.

Защитники оспаривали решение судьи Кировского районного суда Жанны Гришиной, которая 7 марта рассматривала дело в апелляционном порядке.  

Курихину инкриминировалась ч. 5 ст. 327 УК РФ (использование заведомо подложного документа).

По версии обвинения, он якобы представил в специализированный орган поддельные акты проверки условий хранения оружия и боеприпасов, благодаря чему ему переоформили разрешение по новому месту жительства.

СУ СКР и прокуратура полагали, что реально проверку сохранности патронов и ружей никто не проводил, хотя имеющимися в деле и данными на суде показаниями полицейских, документами и очными ставками, а также техническими мероприятиями (позиционирование мобильных телефонов) подтверждено, что ревизии имели место.

Сами же акты составлены собственноручно сотрудниками полиции и с оттисками настоящей печати органов внутренних дел.

25 января Солодовников признал бизнесмена виновным и назначил штраф в 40 тысяч рублей.

Сергей Курихин заявлял, что обвинение не признает и считает уголовное дело результатом сведения с ним личных счетов прокурором области Сергеем Филипенко, представив десятки фактов, документов и аргументов в пользу своей позиции.

Он отмечал, что его письменные обращения о незаконных действиях и возможных злоупотреблениях полномочиями Филипенко к председателю СК Александру Бастрыкину спускались вниз - сначала к бывшему главе регионального СУ СКР Анатолию Говорунову, а потом попадали "на обозрение" самого Филипенко, который неправомерно рассматривает жалобы на собственные действия.

Также он подчеркивал, что это дело небольшой тяжести и, как признавал сам Филипенко в письмах Говорунову (самые характерные из них "Взгляд" уже публиковал), относится к дознанию и должно быть расследовано за 30 дней.

Однако именно из-за личной предвзятости прокурора материал оказался на особом контроле областной прокуратуры, а для работы над ним были брошены значительные силы, в том числе отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР. И все эта "процедура" заняла больше полутора лет.

По данным Сергея Курихина, "к этому делу привлечены и участвуют в нем четыре генерала" (вероятно, речь идет о Сергее Филипенко, его первом заместителе Иосифе Минееве, начальнике управления Росгвардии Геннадии Макарове и теперь уже бывшем первом замруководителя СУ СКР Олеге Мезрине) и еще порядка 12 сотрудников прокуратуры области и СУ СКР.

В первой инстанции государственное обвинение поддерживал Андрей Сухоручкин, который на процессе запомнился своими возмутительными заявлениями в адрес руководства федеральных органов власти.

На состоявшемся 24 ноября прошлого года заседании, когда был объявлен перерыв и суд удалился в совещательную комнату, участники процесса остались в зале и стали дискутировать на тему зависимости областного СУ СКР от прокуратуры. В этот момент Сухоручкин выступил с оскорбительным замечанием в адрес председателя СК РФ Александра Бастрыкина.

Компанию Андрею Сухоручкину в поддержании государственного обвинения составлял Владимир Кобзаренко, который занимает пост начальника отдела по надзору за исполнением законов в сфере оборонно-промышленного комплекса.

Такое присутствие целых двух высокопоставленных работников прокуратуры области на уголовном деле небольшой тяжести в мировом суде неоднократно вызывало ироничные реплики и вопросы о рациональном использовании государственных ресурсов.

Сергей Курихин резонно заметил, что сейчас тема эффективности саратовского ОПК – одна из центральных в повестке, и странно, когда курирующий прокурор вынужден сидеть днями в суде и обсуждать какие-то охотничьи патроны, отвлекаясь от прямых своих обязанностей.

Адвокаты отмечали, что свидетельские показания на процессе лишь подтвердили версию защиты, а под занавес судебного следствия и в ходе прений стала окончательно ясна несостоятельность и ангажированность обвинения.

Например, отчаянно пытаясь добиться обвинительного приговора, 27 декабря прокуроры принесли в зал материалы другого уголовного дела, которое еще находится в производстве СО по Саратову областного СУ СКР, что явно противоречило требованиям УПК РФ, не позволяющего прокурорам подобным образом просто забирать подлинное уголовное дело у следователя для его обозрения в другом судебном процессе.

С первой попытки приобщить материалы стороннего дела у гособвинителей не получилось: судья Солодовников ходатайство отклонил.

А после того, как Курихин, выслушав прошение Сухоручкина, прямо в зале суда обратился к председателю СК России Александру Бастрыкину с заявлением о творящемся произволе, прокуроры в перерыве поспешили вынести коробку с делом на улицу и передали неизвестному мужчине. Прокурорский "забег" с документами зафиксировала съемочная группа нашей редакции.

Вторая попытка гособвинению удалась: судью все же склонили приобщить часть документов из стороннего дела, что, как заявляли адвокаты политика, также противоречит нормам УПК РФ.

Затем последовала медийная провокация в отношении председательствующего, похоже, с целью склонить его к признанию Сергея Курихина виновным.

Рекомендации по поводу возможных проблем с переназначением, скорее напоминавшие угрозы судье Солодовникову и прозвучавшие со страниц СМИ депутата-единоросса Вадима Рогожина, стали еще одним скандальным моментом, которым отметился процесс.

Судя по приговору первой инстанции, рекомендации могли возыметь эффект.

Решение судьи Солодовникова было обжаловано как стороной обвинения, так и адвокатами.

Если прокуратура требовала ужесточить наказание - назначить Курихину обязательные работы, а не штраф, то адвокаты настаивали на невиновности своего доверителя.

Защита указывала, что решение первой инстанции является незаконным и необоснованным, вынесенным с существенными нарушениями УПК. В частности, оно основано на недопустимых доказательствах, сомнения суд истолковал не в пользу подсудимого, в ходе следствия и суда неоднократно грубо нарушались права подсудимого, включая право на защиту, судом искажены обстоятельства дела, нарушался принцип состязательности сторон и так далее.

Доводы защиты мировой судья Солодовников фактически проигнорировал, хотя их было 59 (!), и не опроверг их в мотивировочной части приговора, считали адвокаты. И даже само возбуждение уголовного дела имело место со значительными процессуальными нарушениями, была убеждена защита.

А значит, суд апелляционной инстанции должен был отменить решение Солодовникова и вынести новый – оправдательный – вердикт.

Но Жанна Гришина приговор первой инстанции изменила частично, решив освободить политика от наказания в связи с истечением срока давности.

Сегодня на процессе председательствовала судья кассации Елена Батулина. Интересы Сергея Курихина защищали Андрей Морозов и Денис Бадиков.

Морозов, в частности, указал, что данное дело является рекордсменом по количеству нарушений, начиная с процессов 30-х годов прошлого века. Таких в деле 60 (!).

Сторону прокуратуры представляла Наталья Лошадкина. Она не увидела оснований для отмены судебных решений.   

Сергей Курихин выступил с речью в суде, в которой обстоятельно представил свои доводы: 

"Уважаемый суд!

Я полностью поддерживаю кассационную жалобу на состоявшиеся судебные решения.

Полагаю, что в данном деле судами допущены фундаментальные нарушения российского права, а также нарушения правовых позиций, изложенных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 декабря 2020 года №43.

На мой взгляд, любому профессиональному юристу понятно, что предъявленное мне обвинение абсурдно, а меня пытаются привлечь к ответственности за ошибки и плохую работу органов государственной власти.

Судами я признан виновным в использовании заведомо подложного документа: а именно в том, что якобы неизвестным способом приобрел и предоставил в подразделение ЛРР акты проверки условий хранения оружия от 21 августа и 26 августа 2020 года.

Я хотел бы отметить, что являюсь владельцем огнестрельного оружия уже более двадцати лет.

За это время я многократно проверялся государственными органами на предмет соблюдения условий хранения оружия.

Подобные проверки проводились и после возбуждения данного уголовного дела.

Но ни тогда, ни сейчас нарушений условий хранения оружия они не выявляли, поскольку все требования мной неукоснительно соблюдались.

Даже по настоящему делу следствие установило, что в актах проверок от 21 и 26 августа все условия хранения оружия соответствуют действительности и реальному положению дел, то есть, все фактические данные указаны верно.

Данные акты не искажали действительных обстоятельств хранения мною оружия, однако суды проигнорировали данный факт, как и разъяснения пункта 8 Постановления Пленума №43, которые требуют данный факт устанавливать.

Хочу довести до сведения суда кассационной инстанции, что уголовное дело, возбужденное по факту подделки сотрудниками полиции вышеуказанных актов, было прекращено отделом по Саратову СУ СКР за отсутствием состава преступления.

То есть факт подделки данных актов не подтвердился, но их использование как заведомо поддельных в моих действиях, по мнению судов, есть.

Я думаю, именно поэтому прокуратура и СУ СКР намеренно затянули принятие решения о прекращении вышеуказанного дела до того момента, когда в отношении меня будет вынесен приговор, который вступит в законную силу.

Отмечу, что именно я сам был инициатором проведения у меня вышеуказанных проверок.

Судами было установлено, что именно я обратился 18 августа 2020 года в подразделение ЛРР с заявлением о проверке условий сохранности оружия в связи с изменением места моего жительства и необходимостью изменения разрешения на оружие.

Именно я принес на осмотр имеющееся у меня оружие и именно там мне сообщили, что проверка состоится 21 августа.

В ходе судебного заседания установлено, что  акт проверки от 21 августа был составлен уполномоченным сотрудником полиции Давыдовым, который подтвердил, что прибыл на проверку ко мне, составил данный акт и оставил его моему представителю.

Экспертиза показала, что акт проверки от 21 августа заполнен именно его почерком, то есть данный акт был составлен уполномоченным лицом.

Экспертиза также установила, что акт от 26 августа был заполнен почерком Коваленко – помощника участкового Искалиева.

Данными биллинга мобильного телефона Искалиева и его помощника Коваленко установлено, что они находились в селе Усть-Курдюм в день проведения проверки.

Отмечу, свидетели и письменные доказательства подтверждают, что указанные акты в силу закона не являются обязательными при переоформлении разрешения на оружие.

Суды не учли нормы материального права и то обстоятельство, что я никогда не переоформлял разрешение на оружие по месту пребывания в селе Усть-Курдюм, поскольку Федеральный закон "Об оружии" предоставляет мне право хранить оружие по месту пребывания с соблюдением условий его сохранности и не возлагает на меня обязанности переоформлять разрешение с места постоянной регистрации.

Поэтому вопреки выводам судов у меня не было необходимости указывать дополнительные места хранения оружия в каких-либо заявлениях, а, соответственно, и законной обязанности предоставлять куда-либо какие–либо акты.

Показаниями свидетеля Виноградова также было подтверждено, что указанный акт я в подразделение ЛРР не предоставлял.

Несмотря на все указанные обстоятельства, судами были постановлены незаконные приговор и постановление.

Произошло это вследствие давления, которое оказывало государственное обвинение на следствие, свидетелей и суд.

Сам следователь Алексей Плешивин, который занимался расследованием данного дела, заявлял мне, что он не видит в моих действиях никакого состава преступления, и что никто меня за это не осудит, но прокуратурой поставлена задача отправить это дело в суд.

У меня есть запись данного разговора, и я могу его предоставить суду кассационной инстанции.

Полагаю, что именно из-за этой записи следователь Плешивин, вызванный в суд, как свидетель не явился и не был допрошен, а суд постановил приговор без его допроса.

Другого свидетеля – Виноградова - по делу допрашивали 16 раз, однако в суде, после разъяснения уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, он дал правдивые показания.

Супруга свидетеля Искалиева также в июле этого года заявила СМИ, что по данному делу ее муж подвергался давлению, и его просили оговорить меня в совершении преступления

Кроме того, полагаю, что судом была нарушена тайна совещательной комнаты, и приговор обсуждался с прокуратурой до его вынесения.

Дело в том, что в момент оглашения приговора несколько средств массовой информации, часть из которых даже не присутствовали в процессе, разместили новости о назначенном мне наказании еще до того, как судья дочитал до резолютивной части приговора.

По данному факту я также обратился в Администрацию Президента России, буду добиваться наказания для лиц, совершивших данные действия.

В процессе я оглашал документы, которые свидетельствуют о явно пристрастном отношении к данному делу со стороны прокуратуры Саратовской области.

Данное дело (небольшой тяжести!) было поставлено у прокурора области на контроль с еженедельными отчетами о проведенных мероприятиях.

Отмечу, что к расследованию данного дела небольшой тяжести были привлечены семь следователей, сотрудники ГУ МВД по Саратовской области, которые вместо почты доставляли мне повестки.

Ни одно громкое уголовное дело - о непредоставлении жилья пяти тысячам сирот, нападениях собак на детей, коррупции - не вызвало столь активного участия со стороны прокуратуры и следствия.

Подобное внимание вызвало только данное уголовное дело, поскольку, я полагаю, оно является способом свести личные счеты со мной со стороны прокурора области Сергея Филипенко, который испытывает ко мне неприязненные отношения за мою депутатскую деятельность по защите прав предпринимателей, а также за редакционную политику ИА "Взгляд-инфо".

Поэтому я надеюсь, что суд учтет все обстоятельства, отменит явно незаконные судебные решения и прекратит в отношении меня уголовное дело за отсутствием события преступления.

В любом случае я буду доказывать свою невиновность, вплоть до Верховного Суда, чтобы продемонстрировать всю абсурдность вынесенных судебных решений".

В итоге, выйдя из совещательной комнаты, судья Елена Батулина постановила: оставить жалобы без удовлетворения, а решения судов - без изменения.

Материал подготовили Андрей Триадский и Дмитрий Герасимов

Подпишитесь на телеграм-канал "ИА "Взгляд-инфо". Вне формата": заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.25 1 2 3 4 5

Главные новости