Адъютант своего превосходительства

Прокурор области Сергей Филипенко преследует бизнес за выдуманные преступления

Материал подготовила Юлия КЛИМЕНКО

30837

1 октября, 08:20

СУ СКР по Саратовской области в очередной раз прекратило резонансное уголовное дело о так называемом "отчуждении" у музея Константина Федина земельного участка, на котором компания "Сарград" построила здание многофункционального назначения. Формулировка процессуального решения - "за отсутствием состава преступления" - подтверждает правомерность сделок между правительством и бизнесом и указывает на невнятность аргументации инициатора расследования - региональной прокуратуры, возглавляемой Сергеем Филипенко. Здание на Октябрьской, 7 стилистически и концептуально считается одной из новых достопримечательностей исторического центра Саратова, о чем говорят как обычные туристы, так и эксперты мирового уровня. Например, в мае 2018 года объект "Сарграда" стал победителем российского этапа престижного международного конкурса девелоперских проектов FIABCI "Prix d’Exellence Awards"... Но обо всем по порядку. Начнем с истории музея Федина.      

Сакральные кущи

Ценность объекта культурного наследия регионального значения "Здание, где в Сретенском начальном училище учился писатель К.А. Федин, 1899-1901 гг." не исчерпывается фактом обучения будущего литератора. Этот дом – одно из первых кирпичных сооружений в городе. Он был построен в середине XVIII века на границе старого Саратова как сторожевое укрепление и пересыльная тюрьма для каторжан.

В начале XIX века здесь разместилось полицейское управление, для нужд которого к зданию пристроили галерею и возвели третий этаж. Согласно документам, хранящимся в Российском государственном архиве древних актов, дом, где находилась "градская полиция", окружал пустырь – "пустопорожнее" место. Впоследствии его стали называть Полицейской площадью – по аналогии с Полицейской улицей (ныне Октябрьская; в память, в том числе и об этом, та же компания "Сарград", в качестве благотворительного жеста, установила поблизости скульптуру, запечатлевшую образ знаменитого саратовского городового Василия Гришина).  

В 1880-х годах полицейское управление перевели в новое помещение, а освободившееся здание заняло 2-е Сретенское мужское городское начальное училище. И, по настоянию руководства учебного заведения, его опять перестроили.

Единственное, что оставалось неизменным, - это заросший бурьяном пустырь. Не заинтересовались им и новые обитатели. Сретенцам вполне хватало двора площадью 184 кв. сажени (837,2 кв.м.). Тем более, сугубо бытовые и временные постройки (два погреба с погребицами и крытый деревом туалет) занимали немного места, оставляя большое пространство для ребяческих забав.

В таких границах будущий ОКН просуществовал до конца 1970-х годов, за это время в нем поочередно располагались начальные мужская и смешанная школы, детский сад, а также молочно-торговая база.

И только после смерти Константина Федина в 1977 году Совет Министров СССР издал постановление об увековечении памяти писателя, в котором, в частности, говорилось о создании музея в Саратове. Он был учрежден в апреле 1978-го приказом Министерства культуры РСФСР. На ремонтно-реставрационные работы здания ушло больше трех лет, по окончании которых, 27 июня 1981-го, состоялось открытие музея Федина.

Тогда-то дворовая территория бывшего мужского училища и увеличилась в несколько раз - до 2,6 тыс. кв. м. Впрочем, ставшее частью музейного сквера "пустопорожнее" место в конце концов снова превратилось в никому не нужный уголок дикой природы - заросший сорняками пятачок. 

Долгое время этими зарослями никто не интересовался - ни в советское, ни в постсоветское время. В 2010 году часть (1009 кв.м.) земли перешла в собственность области, и вот тогда для "прогрессивной" общественности города кущи приобрели особое, можно сказать, сакральное значение.

Самопровозглашенные ревнители культуры кричали о рейдерском захвате, продаже земли в частные руки под строительство жилой многоэтажки и предрекали чуть ли не закрытие музея. И хотя ни одно из этих абсурдных предположений не подтвердилось (на месте в итоге построено здание делового назначения в классическом стиле), подобные спекулятивные измышления продолжали вбрасываться в публичное поле.

Даже приказ управления по охране объектов культурного наследия правительства Саратовской области (№ 63 от 13.07.2017) об утверждении охранной зоны данного объекта в границах бывшего Сретенского училища не охладил разогретые умы.

Законность же строительства объекта "Сарграда", вплоть до ввода в эксплуатацию и торжественного открытия, неоднократно проверялась и подтверждалась всеми инстанциями - от Госстройнадзора до прокуратуры.

Правовых вопросов не возникало до того момента, пока в тему не вошли Марина Алешина и ее партнер по политическому альянсу, прокурор области Сергей Филипенко - человек, по нашим оценкам, столь же амбициозный и ревнивый, сколь и влюбленный в идею собственного превосходства. Самонадеянно и беспочвенно, кстати.  Поводом же для "реагирования" стала анонимка, которая, как полагает редакция, была инициирована самим же предводителем "синих мундиров" в угоду семье латифундистов Алешиных.

 

Бурлаки в синих мундирах

В основу уголовного дела были положены материалы проверки областной прокуратуры, проведенной по обращению несуществующего и выдуманного "А. Бурлакова". В своей жалобе по электронной почте он ссылался на Youtube-ролик анонимного телеграм-канала. Пообщаться с заявителем подчиненным Филипенко, понятное дело, не удалось, поскольку такого гражданина попросту не существует. Мало того, видео на которое ссылался "Бурлаков", было заблокировано еще 30 ноября 2018 года, тогда как жалоба в прокуратуру области поступила 4 декабря, т.е. спустя четыре дня. Вероятно, команда Филипенко посмотрела видео заранее – то ли "Бурлаков" эксклюзивно поделился, то ли создатели ролика организовали для своих, любимых сослуживцев, закрытый показ. Так или иначе, а прокурорам каким-то странным образом удалось определить предмет проверки, а по ее итогам направить в региональное СУ СКР постановление для решения вопроса о возбуждении дела. 

Да и вообще, с этим телеграм-каналом ведомству Филипенко несказанно повезло. Анонимные, но узнаваемые авторы взяли на себя нелегкий труд освещать его деятельность, в частности, публиковать закрытые материалы прокурорских проверок и прочую информацию, доступную только должностным лицам надзорного органа. Похоже, прокурорский "эксклюзив" выполнял в канале свое основное предназначение - очернение депутата, бизнесмена и издателя Сергея Курихина.

Причем особую активность анонимные телеграмщики стали проявлять после того, как 16 ноября 2018 года на сайте "Взгляда" была опубликована исповедь Александра Кретова, бывшего зятя Алешиной. И хотя деятельности Марины и Андрея Алешиных наше издание посвятило целую серию журналистских расследований, рассказ экс-родственника стал критическим раздражителем для несвятого семейства.

Век анонимного "прокурорского" канала был короток – сказалась его слишком узкая специализация. Но, скорее всего, в нем просто отпала необходимость, ведь Сергей Филипенко, партнер Марины Владимировны, к тому времени уже успел запустить механизм реагирования, инерционное движение которого продолжается до сих пор. Публичным лицом этой кампании стал еще один герой расследований "Взгляда", начальник управления облпрокуратуры Олег Петров - тот самый обладатель шикарного особняка за "рубль".

И вот 13 февраля 2019 года, в день рождения Сергея Курихина, первый зампрокурора области Иосиф Минеев выносит постановление (на 6 листах) о направлении материалов проверки (119 листов) в СУ СКР для решения вопроса об уголовном преследовании матери депутата. Этот объемный пакет документов и лег в основу дела о якобы мошенничестве и злоупотреблении должностными полномочиями, возбужденного в марте 2019 года.

А дальше начинается самое интересное. Несмотря на то, что это уголовное дело было возбуждено в отношении неустановленных лиц, постановление о его возбуждении было обжаловано в суд. В ходе заседаний суды, как этого требуют положения УПК РФ, неоднократно просили и следователей, и прокуроров представить материалы, послужившие основанием для возбуждения уголовного дела.

Однако из всех материалов проверки прокуроры смогли представить только выписку из постановления на 1 листе из 6-ти и копии материалов проверки на 17 листах из 119-ти. К сожалению, суды на основании этих материалов так и не смогли определить действия, которые прокуроры  квалифицировали как мошенничество. Нетрудно предположить, что сокрытие части материалов как от суда, так и от заявителя, позволило прокурорам занять позицию, что вынесенное постановление о возбуждении уголовного дела в отношении неустановленного лица не может быть предметом обжалования, поскольку не касается прав заявителя. Тот факт, что в самом постановлении лицо, оформившее право аренды, фактически было названо лицом, совершившем преступление, прокуроров нисколько не смутил. Суды такую позицию не поддержали и признали возбуждение дела незаконным.

Однако на помощь прокуратуре поспешили в Первом кассационном суде общей юрисдикции (на этот альянс мы уже намекали).

Там коллегия судей по уголовным делам посчитала достаточным и представленных материалов, и тот факт, что представленные самой прокуратурой неполные материалы подтверждают отсутствие нарушения прав арендаторов участка. Такие вот состязательность и равенство во вновь созданном суде.

 

На страже поместья Алешиных

Безусловно, трактовка прокуратурой Саратовской области положений УК РФ заслуживает отдельного исследования. О каком мошенничестве в принципе может идти речь, если передача неиспользуемого и заброшенного пустыря произошла по инициативе самого музея? К тому же этот участок продолжает оставаться в собственности Саратовской области, которая регулярно получает за него солидную арендную плату, а право распоряжаться им закреплено за региональным комитетом по управлению имуществом. Именно этот уполномоченный орган власти в 2012 году заключил на возмездной основе договор аренды земли с бизнесменом Александром Синицыным, который спустя год переуступил право аренды для строительства здания "Сарграда".  

Еще большее недоумение вызывает тезис прокуратуры о том, что аренда участка якобы повлекла за собой "тяжкие последствия", выраженные "в нарушении прав и законных интересов граждан на доступ к культурным ценностям". Ведь данный вывод явно не соответствует действительности: музей открыт и развивается. Пострадали только пустырь да сорняки - вместо них теперь абсолютно новое здание, исполненное в лучших традициях европейской архитектуры.

Само же здание музея, которое является объектом культурного наследия, изменить путем расширения либо перестройки невозможно - в силу прямого законодательного запрета.

Не менее странным выглядит и подозрение неустановленных должностных лиц в злоупотреблении полномочиями. В чем же, по мнению штатного прокурорского комментатора Петрова, заключается их преступление? Неужели в том, что бюджет ежегодно получает деньги за аренду участка? В таких-то вопросах Петров, богатый домовладелец в элитном поселке, построенном на землях бывшего совхоза не без участия того самого Андрея Алешина, обязан разбираться со всей присущей себе дотошностью.   

И чей доступ (непонятно, к чему и как) пострадал из-за строительства на пустыре? Видимо, это известно только Сергею Филипенко.

Однако все эти очевидные нестыковки прокурор области предпочитает не замечать. Судя по упорству, с которым его подчиненные вновь и вновь возвращаются к этому делу, они вряд ли руководствуются буквой закона или элементарным здравым смыслом.  

А теперь с сожалением приходится констатировать: в период руководства Филипенко региональной прокуратурой нанесен серьезный удар по инвестиционной привлекательности Саратовской области.

Среди репрессированных крупных компаний оказалось, например, ООО "Альмир". Отчаявшись найти защиту в правоохранительных органах, руководство компании обратилось к депутату Курихину, поведав о том, как семейство Алешиных пытается отнять  земельный участок, расположенный рядом с поместьем Марины Владимировны в совхозе "Комбайн". Парламентарий направил обращение бизнесменов прокурору области и в генпрокуратуру, а также передал в редакцию "Взгляда".  

Этой истории наше агентство посвятило отдельное журналистское расследование. Коллеги из "TVSAR" (проект ИА "Взгляд-инфо") выяснили, что в результате межевания бывшей совхозной земли один из участков отошел НВКбанку, а другой – семейству Алешиных. Впоследствии инвесторы из "Альмира" приобрели у банка имущественный комплекс и право аренды на данный надел за 85 млн рублей.

До поры до времени ни у правоохранителей, ни у влиятельных латифундистов не было никаких претензий к арендаторам. Однако все изменилось, когда "Альмир" затребовал в мэрии Саратова градостроительный план, необходимый для получения разрешения на строительство. На этом месте планировалось реализовать проект малоэтажной застройки. Городские чиновники снова и снова отказывались выдавать предпринимателям документацию, несмотря на решения судебных инстанций, вставших на сторону инвесторов. Даже после решения Верховного суда РФ муниципалы до последнего тянули с исполнением своих обязанностей. Тем временем "случайные" гражданки поочередно добивались в судах признания сделки с "Альмиром" ничтожной, но безуспешно. Тут, наконец, и администрация Саратова сподобилась выдать инвесторам документацию. Правда, воспользоваться ею компании не удалось – вскоре с требованием признать сделку ничтожной в суд обратилась уже прокуратура.

Надзорный орган обратил свое "око" только на ООО "Альмир", а Алешины в очередной раз оказались вне поля зрения прокуроров, хотя, по сути, у соседних участков - инвестиционной площадки и семейного поместья - один правовой статус. В приличном обществе это называется двойными стандартами и избирательностью.   

Таким образом, инвесторы лишились права аренды на землю, находившуюся в их пользовании больше 10 лет, и за которую они исправно, как законопослушные предприниматели, платили арендную плату в местный бюджет. Сумма ущерба, нанесенного прокуратурой, по оценкам "Альмира", составила около 120 миллионов рублей.   

Итог: инвесторы уничтожены, казна лишилась доходов, зато семья Алешиных с радостью смотрит на пустой участок, освобожденный прокурорами от соседей.

Это пример, к сожалению, далеко не единственный. Сейчас уже запущен процесс банкротства одного из флагманов строительной отрасли, которому предшествовал иск Сергея Филипенко по земельным участкам, где строился ЖК "Победа". Очевидно, что пагубный экономический эффект от такой прокурорской работы не одномоментный, а наступает через определенное время: здесь и разорившиеся предприятия, и обманутые дольщики, и рост безработицы, и, как следствие, снижение налоговых доходов регионального и федерального бюджетов (отложенному эффекту от действий прокурора области мы посвятим отдельное расследование). Не зря 195-й приказ Генеральной прокуратуры специально оговаривает, что меры прокурорского реагирования не должны приводить к разрушению сложившихся правоотношений, прекращению строительства объектов и пр.

Понятно, что после целой серии исков об изъятии земельных участков, возбуждении в отношении добросовестных застройщиков уголовных дел о мошенничестве, и отсутствию всякой реакции на длительное непроведение саратовской мэрией земельных аукционов, желанные инвесторы готовы вкладывать деньги куда угодно, но только не в Саратов.

Но разве это волнует господина Филипенко? Такое впечатление, что ведомство преследует какие-то особые цели, никак не связанные с установлением в регионе диктатуры закона. И если эти цели обусловлены реализацией личных амбиций, то не слишком ли дорого они обходятся Саратовской области и гражданам?

 

Принуждая к лояльности

"Взгляд" остается в Саратовской области одной из последних (если не единственной) площадок, где граждане могут открыто заявить о произволе чиновников и правоохранителей, давлении со стороны власть имущих. И примеров тому – масса. Приведем лишь несколько из них. Масштабное федеральное звучание получили дела и истории терапевта Алены Мордвиновой, оперативника угрозыска Павла Горнаева, начальника ИК-10 Вадима Долгова, пенсионерки Людмилы Баландиной, матери-одиночки Ольги Журавлевой, предпринимательниц Натальи Ковалевой и Наили Тугушевой, бывшего зятя Алешиной Александра Кретова, боксера Максима Бурбина, невинно заключенного Дмитрия Рубинштейна... Часто публикации помогали людям обрести свободу, отстоять человеческое достоинство, честное имя, право на реабилитацию за незаконное уголовное преследование, а саратовские прокуроры и их коллеги из смежных ведомств получали взыскания по служебной линии, приобретали общероссийское реноме дилетантов и формалистов. Отдельно наше агентство рассказывает аудитории о нарушениях сотрудниками правоохранительных и надзорных органов антикоррупционного законодательства, уголовного права, деловой и служебной этики, а также о роскошной светской жизни "не на зарплату" и внепроцессуальных контактах. Благо, что фактуру зачастую обильно "предоставляют" сами блюстители закона.

Очевидно, что такое внимание не нужно Филипенко и даже представляет опасность для его карьеры, особенно в контексте жесткой кадровой политики нового генпрокурора Игоря Краснова. Сергей Владимирович же предпочитает выхолощенную медийную среду, в которой ему поют исключительно дифирамбы, публикуя бравурные статистические отчеты и создавая лубочный образ стерильного прокурора.   

Вот почему поход против "Сарграда" выглядит всего лишь как попытка повлиять на редакционную политику "Взгляда" – это своего рода спецоперация Филипенко по принуждению к лояльности.

Иначе его подчиненные давно бы приняли во внимание факты, доказывающие правомерность предоставления участка для строительства здания на Октябрьской, и не тратили бы титанические усилия, свое время и деньги налогоплательщиков на поиск преступления, которого не было. Или сейчас продемонстрировали беспристрастность - сообщили бы о прекращении уголовного дела, если уж не посредством официального сайта областной прокуратуры, то  хотя бы в своих СМИ-сателлитах. Впрочем, опыт общения с господином Филипенко наводит на мысли, что постановление о прекращении дела будет еще многократно отменяться по различным основаниям, и каждую отмену будут широко тиражировать заранее подготовленные медийные служки, продолжая порочить деловую репутацию "Сарграда" и тешить амбиции прокурора.

 

Имя в истории

За 23 года работы в Саратове компания "Сарград" реализовала несколько значимых архитектурных проектов, среди которых галерея "Каштан", бизнес-центр "Атлант", дом на улице Мичурина, украшенный панно с портретами саратовских губернаторов, офисный центр на Волжской, клубный дом со скульптурами на Лермонтова, 35, бизнес-центр "Петровский" на Лермонтова, 37.

Причем последний объект стал не только ярким архитектурным элементом в самом центре города, но и узнаваемой историко-краеведческой локацией. Горожане и туристы видят цветной витражный портрет Петра I и семь барельефов с портретами людей, прославивших Саратов, а у входа установлены памятники основателям города - князю Григорию Засекину и стрелецкому голове Федору Турову.

Идея построить здание, чей образ читался бы как книга на занимательный исторический сюжет, принадлежит архитекторам "Сарграда". Ее подсказало само место – напротив Краеведческого музея и старейшего в области Троицкого собора. А еще установленный исторический факт – Петр I дважды, в 1695 и 1722 годах, побывал в Саратове.

Именно барельеф царя-реформатора стал центральной фигурой композиции, также включившей в себя изображения Юрия Гагарина, Алексея Боголюбова, Петра Столыпина, Василия Разумовского, Семена Каллистратова, Николая Вавилова и Николая Чернышевского. Эти кандидатуры для увековечивания выбрали сами саратовцы в рамках конкурса "Имя в саратовской истории".

"Сарград" продолжает преумножать архитектурное богатство города, уже вписав свое имя в историю Саратова.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.07 1 2 3 4 5