Мэрия против аварийников. ВС РФ принял решение в пользу принудительно выселяемых

3935

16 сентября, 08:05

Верховный суд РФ дал правовую оценку практике принудительного выселения граждан из аварийного жилья без предоставления альтернативной жилплощади, но с выплатой им компенсации существенно ниже рыночной (в Саратове имели место сотни подобных случаев).

В Саратове местные суды принимали по искам администрации города различные решения, но в итоге граждане, как правило, все же добивались своей правоты - если не в первой инстанции, то в апелляции или кассации. Похожая ситуация отмечалась и в других регионах, где чиновники пытались выселить граждан из ветхих домов, понеся минимальные расходы.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ рассмотрела аналогичный материал по иску Анастасии Остапенко к администрации архангельского Северодвинска.

Чиновники этого города в судебном порядке пытались понудить женщину заключить с мэрией соглашение о принудительном изъятии ее жилого помещения, расположенного в аварийном доме. Гражданка требовала от муниципалитета предоставить ей другое жилье, взамен изымаемого, на что получила отказ, так как приобрела его уже после признания здания аварийным. Взамен квартиры горадминистрация была готова выплатить ей 950 тыс. рублей, но та настаивала, что рыночная стоимость недвижимости составляет 1 млн 447 тыс. рублей.

Северодвинский горсуд принял решение в пользу мэрии, а апелляция в лице Архангельского облсуда и кассация в лице Третьего кассационного суда общей юрисдикции оставили его в силе. Тогда Остапенко обратилась в Верховный суд, который принял решение в ее пользу.

В определении, вынесенном Верховным судом РФ, говорится следующее:

"Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что поскольку право собственности Остапенко А.В. на жилое помещение возникло после признания многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу, то в силу положений части 82 статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации она имеет право лишь на выплату возмещения за изымаемое жилое помещение, размер которого не может превышать стоимость приобретения ею такого жилого помещения, при этом положения частей 8 и 81  указанной статьи в отношении таких граждан не применяются.

Суд апелляционной инстанции и кассационный суд общей юрисдикции согласились с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что допущенные судами нарушения норм права выразились в следующем.

"Обеспечение жилищных прав собственника жилого помещения при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд урегулировано статьей 32 Жилищного кодекса Российской Федерации. Федеральным законом от 27 декабря 2019 г. № 473-ФЗ "О внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства" в части переселения граждан из аварийного жилищного фонда" (далее - Федеральный закон от 27 декабря 2019 г. № 473-ФЗ) статья 32 Жилищного кодекса Российской Федерации дополнена частью 82, согласно которой граждане, которые приобрели право собственности на жилое помещение в многоквартирном доме после признания его в установленном порядке аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, за исключением граждан, право собственности у которых в отношении таких жилых помещений возникло в порядке наследования, имеют право на выплату возмещения за изымаемое жилое помещение, рассчитанного в порядке, установленном частью 7 названной статьи, размер которого не может превышать стоимость приобретения ими такого жилого помещения, при этом положения частей 8 и 8 данной статьи в отношении таких граждан не применяются.

Приведенная правовая норма вступила в силу со дня официального опубликования указанного федерального закона, то есть с 28 декабря 2019 г.

В соответствии с частью 1 статьи 6 Жилищного кодекса Российской Федерации акты жилищного законодательства не имеют обратной силы и применяются к жилищным отношениям, возникшим после введения его в действие. Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации", часть 1 статьи 6 Жилищного кодекса Российской Федерации закрепляет общеправовой принцип действия законодательства во времени: акт жилищного законодательства не имеет обратной силы и применяется к жилищным отношениям, возникшим после введения его в действие.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, преобразование отношений в той или иной сфере жизнедеятельности не может осуществляться вопреки нашедшему отражение в статье 4 Гражданского кодекса Российской Федерации общему (основному) принципу действия закона во времени, который имеет целью обеспечение правовой определенности и стабильности законодательного регулирования в России как правовом государстве (статья 1, часть 1, Конституции Российской Федерации) и означает, что действие закона распространяется на отношения, права и обязанности, возникшие после введения его в действие, и только законодатель вправе распространить новые нормы на факты и порожденные ими правовые последствия, возникшие до введения соответствующих норм в действие, то есть придать закону обратную силу (ретроактивность), либо, напротив, допустить в определенных случаях возможность применения утративших силу норм (ультраактивность).

При этом осуществляемое законодателем правовое регулирование - в силу конституционных принципов правового государства, верховенства закона и юридического равенства - должно отвечать требованиям определенности, ясности и непротиворечивости, а механизм его действия должен быть понятен субъектам соответствующих правоотношений из содержания конкретного нормативного положения или системы находящихся в очевидной взаимосвязи нормативных положений, поскольку конституционное равноправие может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования правовой нормы всеми правоприменителями (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 27 ноября 2008 г. № 11-П, от 27 июня 2013 г. № 15-П, от 23 декабря 2013 г. № 29-П, от 22 апреля 2014 г. № 12-П и др.).

Таким образом, общим принципом действия норм жилищного права во времени законодателем определен принцип прямого действия во времени. Реализация данного принципа действия нормативного акта во времени в том числе предполагает, что все случаи ретроактивности (обратной силы) и ультраактивности (переживания) должны быть прямо перечислены в тексте нормативного акта, содержащего нормы жилищного права.

Как усматривается из материалов дела, право собственности на спорное жилое помещение у Остапенко А.В. возникло до введения в действие части 8 статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации, при этом Федеральный закон от 27 декабря 2019 г. № 473-ФЗ не содержит положений о распространении нового правового регулирования (части 82 статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации) на отношения, возникшие из договоров, заключенных до его вступления в силу, то есть до 28 декабря 2019 г., в связи с чем указанная правовая норма, как не имеющая обратной силы, не может применяться к настоящему жилищному спору.

Принимая во внимание принцип прямого действия норм жилищного права во времени и отсутствие в указанном выше нормативном акте оговорки о его обратной силе, право на получение ответчиком по первоначальному иску возмещения за изымаемое имущество должно реализовываться по правилам, установленным частью 7 статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации, без учета ограничений, установленных частью 82  статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации, поскольку, действуя добросовестно в условиях правовой определенности, Остапенко А.В. как собственник жилого помещения вправе была рассчитывать на защиту своих прав с учетом действующего на момент приобретения квартиры законодательства.

Суды пришли к ошибочному выводу об отсутствии у Остапенко А.В. права претендовать на получение в собственность другого жилого помещения ввиду признания жилого дома аварийным и подлежащим сносу.

Согласно правовой позиции, изложенной в разделе втором Обзора судебной практики по делам, связанным с обеспечением жилищных прав граждан в случае признания жилого дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 29 апреля 2014 г., в случае если жилой дом, признанный аварийным и подлежащим сносу, включен в региональную адресную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда, то собственник жилого помещения в таком доме в силу пункта 3 статьи 2, статьи 16 Федерального закона от 21 июля 2007 года № 185-ФЗ "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства" имеет право на предоставление другого жилого помещения в собственность либо его выкуп.

Поскольку многоквартирный жилой дом, в котором расположено спорное жилое помещение, включен в региональную адресную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда и Остапенко А.В. приобрела данную квартиру до вступления в силу Федерального закона от 27 декабря 2019 г. № 473-ФЗ, она имеет право выбора способа обеспечения своих жилищных прав - предоставление другого жилого помещения в собственность либо его выкуп. При этом Остапенко А.В. выбрала способ обеспечения путем предоставления в собственность другого благоустроенного жилого помещения взамен жилого помещения, признанного аварийным и непригодным для проживания.

Данные обстоятельства судом при рассмотрении спора учтены не были, что привело к ошибочному выводу об отсутствии у истца права на предоставление в собственность благоустроенного жилого помещения взамен жилого помещения, признанного аварийным и непригодным для проживания.

Ввиду изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что допущенные судами нарушения норм права являются существенными, повлиявшими на исход дела, в связи с чем принятые по делу судебные акты подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона".

О том, что действия чиновников не основываются на законе, еще в весной прошлого года говорил депутат Саратовской облдумы Леонид Писной.

В комментарии ИА "Взгляд-инфо" со ссылкой на разъяснения председателя профильного комитета Госдумы Галины Хованской он заявлял, что действие новой нормы ЖК РФ (о том, что ограничение выкупной стоимости жилья в аварийном доме не может превышать суммы, по которой владелец приобрел его) не распространяется на граждан, которые стали собственниками до декабря 2019 года.

В сегодняшнем комментарии по итогам состоявшегося в Верховном суде решения Писной обратил внимание, что определенная часть семей, оказавшихся втянутыми в разбирательства с муниципалитетом, до сих пор находится в подвешенном состоянии. Сколько их, должны знать соответствующие ответственные структуры, но с учетом определения ВС РФ и сложившейся в регионе судебной практики вопрос о предоставлении им жилья или компенсации жилья по рыночной стоимости по-прежнему является актуальным.

"Интересы граждан теперь оказались защищены, но это, не исключено, породит некий правовой вакуум в отчетности об исполнении программы переселения граждан, так как встанет вопрос о предоставлении квартир", - отметил Писной.

Собеседник нашего издания также добавил, что нельзя забывать и об уже расселенных людях, получивших компенсации на условиях мэрии. Возможно, они станут обращаться в суды с требованием пересмотра заключенных с муниципалитетом соглашений. Какие масштабы примут эти судебные разбирательства, и какова будет практика судов в этих случаях, давать прогнозы пока рано, резюмировал Писной.

Материал подготовил Константин Халин

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.46 1 2 3 4 5

Главные новости