"Избирательная кампания" прокурора

Сергей Филипенко как создатель армии обманутых дольщиков

Материал подготовила Юлия КЛИМЕНКО

35737

29 апреля, 11:10

В СУ СКР по Саратовской области будет передано уголовное дело, связанное с обстоятельствами крушения инвестиционных проектов ЖК "Победа" и "Пляж". Такое поручение накануне дал председатель Следственного комитета России Александр Быстрыкин. И уже на следующий день руководитель регионального следственного управления Анатолий Говорунов встретился с инициативной группой дольщиков, которые не могут получить купленное жилье. По итогам проведенной встречи он взял ситуацию с расследованием уголовного дела под личный контроль.

Анализ ситуации позволяет сделать предположение, что причиной бед граждан стало грубое вмешательство областной прокуратуры во главе с Сергеем Филипенко в деятельность инвесторов "Победы" - ООО "СК ЖБК-3", ЗАО "ПП ЖБК-3" и ООО "Ксиан". Надзорное ведомство подало иски об изъятии земли, что впоследствии создало условия для остановки строительства и возбуждения дел в отношении руководителей и учредителей компаний. Более того, прокуроры были проинформированы о выводе активов ЖБК, но, судя по имеющимся данным и аудиозаписям, этому никак не препятствовали, что может свидетельствовать о некомпетентности и/или сговоре.

Сюжет, приведший к появлению нескольких сотен бесквартирных саратовцев, перекликается с другим кейсом прокуратуры, тоже получившим широкий общественный резонанс: оправданием экс-председателя КУИ администрации Саратова Елены Салеевой и ее коллеги Андрея Краснова. Подчиненные Филипенко считали уголовное преследование бывших чиновников своей заслугой и предметом служебной гордости. Хотя еще в дни задержаний Салеевой и Краснова у многих наблюдателей сложилось устойчивое мнение: реноме для Филипенко в данной истории важнее доказательств.

 

Донос – царица доказательств

Оправдание Салеевой и Краснова, на наш взгляд, можно расценивать как приговор (отнюдь не оправдательный) подчиненным Филипенко. В этом процессе голубые мундиры в очередной раз продемонстрировали формальный подход и чрезмерную самоуверенность. Миф о всесильном прокуроре области, начавшем крестовый поход против коррупции в муниципалитете, быстро поблек на фоне реальной фабулы преступления, которого, как установил суд, и не было вовсе.

Галина ЧерноваОбвинение в получении особо крупной взятки и превышении должностных полномочий строилось исключительно на показаниях саратовского строителя Алексея Абасова и его жены Галины Черновой. Однако, как говорится в официальном разъяснении Волжского районного суда, их слова "не подтверждаются никакими иными объективными доказательствами".

Несмотря на отсутствие объективных доказательств, Андрей Корноваров, заместитель Филипенко, без тени смущения утвердил обвинительное заключение, а прокурор Янина Белоногова в ходе прений требовала для Салеевой и Краснова сурового наказания – соответственно 10 и 11 лет лишения свободы со штрафом в 20 млн рублей каждому.

И вот итог – вина экс-чиновников не доказана, и оба они оправданы за отсутствием события преступления. Излишне будет говорить о том, что, похоже, опять никто не понесет ответственности за сломанные судьбы и карьеры людей, отнятые у них годы жизни. Гуманитарные издержки саратовский надзор не считает критическим и болезненным. Хрестоматийный пример в этом контексте - дело Дмитрия Рубинштейна, ни за что проведшего в колонии полгода: прокуроры так и не признали своей вины, а Сергей Филипенко настойчиво (с усердием достойным лучшего применения) добивался отмены частного определения, вынесенного судом. Справедливо, что эти попытки оказались тщетными.

Федор ТелегинТакое впечатление, что саратовских прокуроров чрезвычайно вдохновляют времена Большого Террора, а именно, по выражению писателя Варлама Шаламова, "сталинская амальгама" - репрессивная машина, при которой политически неугодных осуждали по уголовным статьям в интересах определенных групп элиты и даже конкретных вождей диктатуры.

Но в отличие от "троек" 1930-х, в Саратовской области сейчас наконец-то выстроена независимая система правосудия. Все чаще служители Фемиды возвращают прокуроров к реальности, объясняя, что для обвинения кого бы то ни было в преступлении доноса недостаточно - нужна крепкая доказательная база.

Именно об этом в конце января публично заявил председатель Саратовского областного суда Федор Телегин, концептуально и содержательно разъяснив Сергею Филипенко базовые положения Конституции и уголовного права.

 

Аксененко, Исаев и мать Тереза

Но что показательно: дела Салеевой-Краснова и Абасова-Черновой еще раз напомнили нам о порочной и непрозрачной земельной политике в Саратове. На протяжении двух десятков лет эта сфера является, наряду с транспортной и коммунальной, одной из наиболее коррупционноемких.

Юрий АксененкоСхема проста: аукционы не проводились (как, впрочем, и сейчас), а права на привлекательные инвестиционные площадки получали фирмы или частные лица, близкие к "отцам города", а также к чиновникам, непосредственно отвечающим за земельный оборот. Затем участки по спекулятивным и нерыночным ценам продавались (в том числе на "Авито") строителям-инвесторам. В ходе таких "торгов" и решались вопросы с тем, что будет построено – здания коммерческого назначения или жилье.    

Обвинение против Салеевой как раз строилось на том, что она за взятки способствовала изменению вида разрешенного использования участков в пользу Абасова и Черновой.

Но, поддерживая обвинение, прокуроры, возможно, забыли, а, может, и не стали вспоминать, что эти изменения санкционировала, на минуточку… сама прокуратура. В СМИ публиковались предписания тогдашнего прокурора Саратова Владимира Климова, выданные им мэрии. Цитируем фрагмент одного из документов: "По ситуации, связанной с заявлением одной из коммерческих структур, необходимо изменить вид разрешенного использования на размещение многоквартирных домов, о результатах информации сообщить в прокуратуру Саратова".

Иными словами, то, с чем Филипенко решил (по нашим оценкам, исключительно на словах - ради пиара и "звезд") бороться, ранее прокуратура не только считала законным, но и повсеместно внедряла.

Михаил ИсаевСобственно говоря, практика предоставления наделов инвесторам без открытых торгов сохранилась в областном центре до сих пор. Вскоре после назначения на должность Сергей Филипенко инициировал проведение в Саратове так называемой "земельной ревизии", основной целью которой декларировалось изъятие ранее незаконно предоставленных участков для их продажи на аукционах и пополнения муниципального бюджета. Но сама "ревизия" была проведена крайне избирательно и, по оценкам экспертов, не коснулась компаний, близких к прокуратуре, а ситуация с аукционами, несмотря на все реляции прокурора области, и вовсе усугубилась: за полтора года в Саратове не проведено НИ ОДНОГО земельного аукциона, хотя бизнес постоянно проявляет к ним интерес. На жалобы предпринимателей прокуратура ограничивается внесением очередных представлений и информаций, которые уже давно не пугают руководство города. Это, кстати, очень яркая характеристика, дополняющая портфолио и нынешнего мэра Михаила Исаева, по сравнению с которым Юрий Аксененко может показаться матерью Терезой.

 

Земля и воля

Весь этот упорядоченный (в том смысле, что у кого-то все в порядке - в ажуре) хаос в распределении муниципальной земли вкупе с позицией прокуратуры и привели в итоге к росту числа обманутых дольщиков. Но вместо того, чтобы урегулировать этот процесс, ввести его в нормальное русло, блюстители закона начали оказывать административный прессинг на инвесторов, изымая предоставленные им площадки.

Сергей ФилипенкоКрупным застройщикам, имеющим, предположим, "агентов влияния" в надзорных и правоохранительных структурах, на первоначальном этапе кампании Филипенко удалось избежать проблем. Тогда больше всех пострадал средней сегмент стройиндустрии. Среди таких "середнячков" оказались уже упомянутые Алексей Абасов и Галина Чернова.

Последняя, кстати, в интервью "Взгляду" настаивала на том, что жилые дома могли быть возведены, если бы не "внепроцессуальные" отношения, сложившиеся в Саратове между участниками строительного рынка, чиновниками городской администрации, отдельными прокурорами и работниками органов внутренних дел.

По ее словам, постоянные проверки тормозили работу, сроки начала строительства затягивались, что провоцировало иски дольщиков, но какое-то время эти проблемы удавалось купировать.

Также Галина Чернова рассказала, как и через кого, по ее версии, земельные наделы выводились из муниципальной собственности, назвала фамилии посредников, контактных лиц из мэрии и правоохранительных органов и озвучила "прайс" на подобные услуги.

"За три с половиной года следствия я поняла: если у тебя есть "крыша", и ты ей платишь, ты работаешь. Если у тебя нет "крыши", ты сидишь", - резюмировала она.

Более того, Чернова, как и Абасов, дала сенсационные показания на судебном процессе по делу Салеевой-Краснова.

"Из показаний самих свидетелей следует, что деньги предназначались не Салеевой Е.П. и Краснову А.П., а вышестоящим должностным лицам администрации МО "Город Саратов", которые следствием установлены не были. Все юридически значимые действия с земельным участком были произведены на основании постановлений главы администрации МО "Город Саратов", - официально сообщал Волжский районный суд, мотивируя оправдательный приговор.

 

Марина Алешина вне подозрений

Пример Абасова-Черновой и продолжающаяся "избирательная кампания" Сергея Филипенко, в ходе которой наносятся точечные удары исключительно по избранным им строителям, заставил многих игроков уйти с рынка.

 Марина Алешина и Сергей ФилипенкоА в результате пострадала вся отрасль – прокурорская активность нанесла ей сокрушительный удар при полном бездействии исполнительной власти региона и тогдашнего Главного федерального инспектора Марины Алешиной. Последняя, если следовать логике момента, должна была сигнализировать о ситуации в полпредство.

Отсутствие ее реакции на происходящее можно объяснить достаточно просто: "избирательная кампания" облпрокурора удивительным образом обошла стороной земельные участки, принадлежащие семейству Алешиных – по оценкам СМИ, крупнейших в губернии латифундистов-миллиардеров.

Имение партнеров Сергея Филипенко по политическому альянсу осталось вне подозрений. Вся мощь надзорной машины была направлена на ООО "Альмир" – арендатора соседнего с алешинскими угодьями надела.

В ходе журналистского расследования наших коллег из "TVSAR" (видеопроект ИА "Взгляд-инфо") выяснилось, что в результате межевания бывшей совхозной земли один из участков отошел НВКбанку, а другой – семейству Алешиных. Впоследствии инвесторы из "Альмира" за 85 млн рублей приобрели у банка имущественный комплекс и право аренды на этот надел.

Иными словами, и поместье Алешиных, и инвестиционная площадка "Альмира", на которой компания планировала реализовать проект малоэтажной застройки, имели один правовой статус. Тем не менее, претензии у надзорного ведомства возникли только к соседям ГФИ. Прокуратура обратилась в суд с требованием признать сделку с "Альмиром" ничтожной. В этом случае блюстителям закона удалось добиться желаемого, то есть лишить инвесторов земли, которую они арендовали 10 лет, пополняя тем самым муниципальный бюджет. Мало того, в результате этой "спецоперации" предприниматели потеряли порядка 120 млн рублей.

 

Без драйвера, зато с амбициями

Прокурорской "земельной реформе" требовалась регулярная подпитка, поэтому после нежелательных "середнячков" пришла очередь крупных компаний. В их числе оказались ООО "СК ЖБК-3" и ЗАО "ПП ЖБК-3", возводившие жилкомплекс "Победа". И на сей раз голубые мундиры также действовали по отлаженной схеме: они через суд лишили ООО "Ксиан" (соинвестор ЖК "Победа") права аренды участков, фактически остановив строительство.

Итог вмешательства – рукотворный локаут: банкротство всех трех компаний, потеря работы почти двумя тысячами сотрудников, появление нескольких сотен семей обманутых дольщиков и туманные перспективы самого инвестпроекта. А он, помимо возведения жилого массива, предусматривал и создание развитой социальной инфраструктуры, о которой так печется Сергей Филипенко.

Надо сказать, что вскоре после возвращения облпрокуратуре права законодательной инициативы ее глава внес в региональный парламент законопроект, предписывающий осуществлять застройку с учетом необходимого количества объектов соцсферы.

Однако при этом Филипенко упустил из виду несколько чрезвычайно важных моментов. И в первую очередь тот факт, что строительство – это отрасль с долгосрочными горизонтами планирования и длительной капитализацией. Реализация проекта включает в себя массу этапов – в том числе расселение (если речь идет об освоении застроенных территорий), получение техусловий и градплана, разнообразные согласования, поиск инвестора – и может занимать от 10 до 15 лет.

Очевидно, что с такими горизонтами планирования, законодательный консерватизм – насущная потребность и одно из условий развития целой отрасли, которая традиционно является драйвером экономики Саратовской области.

Это, на наш взгляд, главное, но далеко не единственное упущение облпрокурора. Не секрет, что обеспеченность детсадами, школами, поликлиниками во многих районах, а в особенности в Саратове, далека от нормативных требований. Обязанность обеспечивать население соответствующими объектами возложена на муниципалитет, у бюджета которого вечно не хватает денег на их строительство. Кроме того, в центральных частях города мест для возведения подобных объектов катастрофически не хватает. Но длительный период прокуратура больше занималась вопросами надзора за экономикой, чем за выполнением муниципальной властью своих обязательств по строительству социальных объектов. Меры прокурорского реагирования, которые принимались в этой сфере, также в основном сводились к представлениям и информациям, и никак не решали проблему.

Теперь же, после принятия прокурорского закона, чтобы осваивать уже имеющиеся или будущие площадки, у предпринимателей останется два пути – возводить школы, детсады и поликлиники в рамках государственно-частного партнерства либо за свой счет. Вероятно, последний вариант наиболее предпочтителен как для городских властей, так и для законотворца в погонах.

Вот только, взвалив на строителей дополнительную финансовую нагрузку, надо быть готовыми к тому, что при падении и без того низкой покупательской способности саратовцев цены на новое жилье резко вырастут.

А они, между прочим, за минувший год и так увеличились на 26%, причем по вполне объективным причинам. С одной стороны, на себестоимости квартир сказались подорожание стройматериалов и дефицит рабочей силы. С другой - льготное ипотечное кредитование увеличило спрос на недвижимость. В немалой степени этому поспособствовал и переход на проектное финансирование, то есть отмена "долевки" и введение счетов эскроу.

Следует отметить, что данная мера не только обезопасила самих дольщиков, но и стала хорошим стимулом для развития жилищного строительства.

Это лишний раз свидетельствует о том, что при принятии подобных решений федеральная власть учитывает долгосрочную перспективу. В своем послании к Федеральному собранию президент России Владимир Путин, в частности, заявил о необходимости снижения административных барьеров в строительстве.

"…Мы уже списали в утиль многие архаичные нормы и требования в строительстве и в других областях, отказались от массы ненужных контрольных проверок, но нужно наращивать набранный темп, и результат в улучшении делового климата должен быть предметным, понятным, осязаемым", - подчеркнул глава государства.

К сожалению, на региональном уровне все происходит с точностью до наоборот. Административных барьеров, препятствий и архаичных требований становится только больше.

 

Правила отъема

Пожалуй, земельные аукционы способны исправить ситуацию в Саратове, но, как показывает местная практика, даже торги не являются гарантией защиты законных прав тех инвесторов, которые в них побеждают. Они легко могут лишиться надела и вложенных средств, как, например, это произошло с владельцами участка рядом с гостиницей "Словакия".

Юрий Аксененко и Дмитрий АяцковПраво аренды на него разыгрывалось в 1998 году на одном из первых саратовских земельных аукционов, который проводили губернатор Дмитрий Аяцков и другие первые лица региона. Через год арендатор выкупил надел, планируя возвести на нем МФЦ с гостиницей и киноконцертным залом, и даже получил разрешение на строительство. Но настойчивые попытки властей вернуть участок в муниципальную собственность заставили потенциального инвестора продать его. И теперь искать консенсус с чиновниками были вынуждены новые владельцы земли. Ну а первые, в свою очередь, через арбитраж изъяли недвижимость. Кому-то такой подход может показаться иезуитским и большевистским, с той лишь разницей, что оружием стало судебное решение.

О каких долгосрочных горизонтах планирования может идти речь, если правила игры меняются постоянно, а право собственности не освобождает от возможного отчуждения имущества? Стоит ли удивляться тому, что не находится желающих вкладываться в развитие города? Между тем, на муниципальном и региональном уровнях не устают повторять мантру о необходимости привлечения инвесторов и создания для них режима наибольшего благоприятствования.

особняк на улице Пугачева, 78Но декларациями бюджет не наполнишь, а наивных предпринимателей, верящих чиновничьим заверениям, похоже, уже не осталось. Свидетельство тому – тщетные усилия областного комитета по управлению имуществом продать особняк в центре Саратова на улице Пугачева, 78. В 1912-1913 годах в этом здании жили революционеры Елизаров и Ульянова, старшая сестра Владимира Ленина, а до недавнего времени в нем находился отдел ЗАГС по Фрунзенскому и Волжскому районам.

Потенциальных инвесторов не привлекли ни выгодное расположение особняка, ни его относительно невысокая – чуть больше 5 млн рублей – стартовая цена. И это понятно: вложившись сегодня в покупку и реставрацию объекта культурного наследия, завтра можно остаться без недвижимости и с многомиллионными убытками. Причем рассчитывать на то, что местные прокуроры выступят в защиту прав собственника, не приходится. Скорее, наоборот.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.31 1 2 3 4 5