Педофилия, которой не было. Саратовец заявил о вымогательстве 3 млн за закрытие дела

15358

27 июня, 10:43

Житель города Балаково Николай Сысуев, обвинявшийся в педофилии и полностью оправданный Саратовским областным судом, выступил с открытым обращением к руководству СК РФ и Генпрокуратуры.

Напомним, ранее Сысуев назвал себя жертвой оговора родителей девочки, а причиной их действий - конфликт, произошедший после празднования его 45-летия. Добиться справедливости, говорил он, удалось только благодаря огласке и поддержке общественности, а следствию, прокуратуре и суду фактически оказалось достаточно заявления родителей девочки.

В итоге балаковец провел в СИЗО год и 15 дней, дважды прошел через рассмотрение его дела в суде первой инстанции и дважды в апелляционной, а его семья, чтобы нанять адвокатов, продала 5-комнатную квартиру, автомобиль и залезла в кредиты на 3 млн рублей.

В своем открытом видеообращении балаковец рассказал Александру Бастрыкину и Игорю Краснову не только о многочисленных нарушениях, допущенных в ходе расследования уголовного дела и надзора за ним, но и о вымогательстве у него взятки за принятие отказного решения.

По словам Сысуева, за закрытие дела с него запросили 3 млн рублей, а когда он отказался, буквально на следующий день ему предъявили обвинение, а следователь по делу угрожал его супруге. В результате он более года провел в СИЗО, и сейчас, после его оправдания, ему даже не принесли извинения за необоснованное уголовное преследование, пояснил мужчина.

В видеообращении к руководству СК РФ и Генпрокуратуры Николай Сысуев заявил, что доверия местным СУ СКР и прокуратуре (их возглавляют Анатолий Говорунов и Сергей Филипенко соответственно) у него нет.

"В 2018 году против меня возбудили уголовное дело по части 4 статьи 132 - меня обвинили в домогательстве к несовершеннолетней девочке. Следствие велось год. Мною был пройден и полиграф, были сделаны все экспертизы. Никаких доказательств моей вины просто не было найдено. Дело готовилось к закрытию и следователь, который его вел, сказала, что будет закрытие дела.

В один из дней меня вызвал руководитель следственного комитета города Балаково (балаковское следствие тогда возглавлял Роман Георгица, который в период работы в Ленинском СО некоторое время являлся начальником нынешнего руководителя регионального СУ СКР Анатолия Говорунова - прим. ред.) и сказал мне, что если я не заплачу 3 миллиона рублей, то он меня посадит.

Я, конечно, отказался от этого, и на следующий день уже другой следователь, который вообще не вел уголовное дело, предъявил мне обвинение, взял с меня подписку о невыезде (хочу заметить, что год велось следствие, и у меня не было никакой меры пресечения).

Следователь взял с меня подписку о невыезде и тут же отправил дело (ходатайство - прим. ред.) в суд для того, чтобы мне избрали меру пресечения в виде домашнего ареста.

Судья следователю отказал, так как посчитал, что следователь в этом деле не участвовал никак, а, в принципе, он и не участвовал. Более того, (судья - ред.) снял с меня подписку о невыезде.

Тем не менее, дело сначала каким-то образом передали в прокуратуру; прокуратура быстро его подписала и передала в суд.

В суде первой инстанции меня осудили на 14 лет лишения свободы. В зале суда мне надели наручники и поместили в СИЗО города Вольска. Апелляционным судом через четыре месяца я был выпущен на свободу - суд приговор балаковского суда отменил и отправил дело на новое рассмотрение.

Суд акцентировал внимание, что допрос девочки велся с наводящими вопросами и под психологическим давлением следователя и матери ребенка. У нас есть видео этого допроса, и там весь допрос вела именно мать. В принципе, там и девочка ничего не сказала.

Дело было передано на новое рассмотрение, меня освободили из-под стражи на подписку о невыезде. На новом рассмотрении в балаковском суде был тот же прокурор, который запрашивал и в первом суде, и во втором для меня 17 лет (я хочу обратить внимание именно на прокурора).

Девочку привели на допрос, чтобы устранить то, что написано в апелляционном представлении. Суд написал, что допрос был с наводящими вопросами и под психологическим давлением.

Через три года вдруг появился специалист, некий психолог, который не является детским психологом - она не заканчивала медицинское учреждение, а является преподавателем психологии одного из институтов. Привезла некую бумажку, в которой она описала, что через три года сумела разбудить память у ребенка, и ребенок может пояснить все, что с ней творилось, ребенок переживает и так далее. Эта бумажка была без печатей, просто с росписью. Психолог об ответственности за дачу ложной экспертизы не предупреждался.

Более того, нами был сделан запрос в этот институт, и нам пояснили, что данный психолог не имеет права выступать в суде. …Прокуратура это пропустила, суд это тоже пропустил.

Был допрос девочки. Девочка рассказала, что якобы с ней что-то происходило. На основании ее допроса, точно слово в слово, мною был проведен следственный эксперимент непосредственно в суде. В силу своих физических данных и физических данных девочки при выполнении этого эксперимента я просто не смог физически сделать то, о чем говорила девочка.

Это видели и прокуратура, и судья, и потерпевшая сторона. Тем не менее, меня опять осудили, опять мне дали 14 лет, опять закрыли в зале суда. Мы подали апелляцию.

В апелляционном суде на первом заседании судья назначил экспертизу. Экспертизу лингвистическую, психологическую - именно по допросу девочки. Через четыре месяца пришла экспертиза, в которой эксперты четко пояснили, что на девочку оказывалось психологическое давление, что девочка не могла давать показания. Она могла давать показания непосредственно сразу после произошедших событий. В силу своего возраста, на тот момент, когда якобы я совершил преступление, девочке было три с половиной года.

…В экспертизе четко обозначили, что есть вероятность того, что с девочкой что-то происходит - в семье. На основании этой экспертизы судья вынес мне оправдательный приговор. Меня оправдали в связи с отсутствием события преступления. Мне назначили полную реабилитацию.

30 мая приговор вынесли, 31-го меня освободили из-под стражи. 16 июня я написал заявление на человека, который меня обвинял. Я написал заявление на бывшего начальника следственного комитета Балакова. Сейчас его отправили на пенсию - у него много еще других нехороших дел. И подал заявление на следователя", - рассказал Сысуев.

Также оправданный балаковец поведал, что заявления по поводу лжедоноса и вымогательства взятки передал Анатолию Говорунову, и тот сказал, что возьмет ситуацию под личный контроль.

Однако в обращении Сысуев заметил, что не верит в эффективность такого контроля, так как до сих пор следствие не увидело оснований для возбуждения уголовных дел, в том числе и мотива для оговора мужчины матерью девочки, хотя на это указывается в решении апелляционной инстанции.

"В приговоре четко написано, что мотив для оговора эта женщина имела. Также написано, что события преступления не было.

Я могу сказать: у нас что со следствием, что с судом балаковским, что с прокуратурой, это разговор слепого с глухим. На протяжении трех с половиной лет они мне доказывали мою виновность, а я доказывал свою невиновность. На мои аргументы суд никак не отреагировал", - продолжал Сысуев.

По заявлениям, которые были им переданы руководителю СУ СКР Анатолию Говорунову, оправданный мужчина не увидел "никакого личного контроля", хотя глава ведомства обещал уделить ситуации особое внимание: "Мне не звонили, не вызывали, хотя должны были допросить. Там есть свидетели, там есть куча вопросов".

Александр Иванович и Игорь Викторович, я считаю, что у нас в Балакове работает ОПГ. Таких дел, как мое, не одно. Я думаю, что до вас будет доходить эта информация, если вы почитаете местные СМИ, там есть конкретика.

Я считаю, что прокуратура Саратовской области прикрывает балаковскую прокуратуру. Прошу вас взять это под личный контроль. <…> Я прошу вас обратить на это внимание и прошу разобраться. Я боюсь, что все люди, на которых я подал заявление, которые меня незаконно осудили, избегут ответственности", - подытожил Сысуев.

С учетом специфики статьи, по которой обвинялся Сысуев (насильственные действия сексуального характера с использованием беспомощного состояния потерпевшего, не достигшего 14-летнего возраста), рассчитывать на оправдательный приговор ему не приходилось. Несмотря на очевидные подтасовки, следствие и прокуратура не только передали дело в суд, но и после того, как мужчине дали 14 лет строгого режима, гособвинение добивалось, чтобы ему прибавили еще три года.

Таким образом, следователи и прокуроры, для которых ложный характер обвинений должен быть очевиден, пытались обречь невиновного человека на 14 лет ада. Ведь условия отбывания осужденных по подобным статьям мало чем отличаются от тех, что созданы в печально известной благодаря пыточному скандалу Областной туберкулезной больнице УФСИН.

Характер обвинений и длительный срок заключения фактически ставили под вопрос саму возможность Сысуева освободиться из колонии живым. И только решительность родных несправедливо обвиненного балаковца, внимание к этой истории СМИ и помощь общественников позволили добиться оправдания невиновного.

На этом фоне особенно примечательно молчание официальных структур, призванных защищать права граждан, поднимать острые проблемы, в том числе и те, которые касаются отправления правосудия.

Ни представители депутатского корпуса, ни наделенными специальными полномочиями и имеющие целый аппарат сотрудников омбудсмены (по правам человека и ребенка — Надежда Сухова и Татьяна Загородняя), ни чиновники никак не проявили себя в этой истории, которая, к сожалению, является достаточно заурядной, так как в одном только городе атомщиков судом оправданный мужчина насчитал несколько обвинительных приговоров и заведенных уголовных дел по таким же сомнительным основаниям, как и в случае с ним.

Последний факт Сысуев озвучивал после освобождения в интервью балаковской газете "Суть".

Поэтому, как нам кажется, впору поднимать вопрос об ужесточении уголовной ответственности за заведомо ложный донос, сопряженный с обвинениями в педофилии, а родителей, которые используют своих детей как орудие мести и сведения счетов, лишать родительских прав.

Отдельного внимания заслуживает и сложившаяся в Саратовской области ситуация, когда из-за бездействия органов прокуратуры функции надзора за законностью фактически взяли на себя СМИ.

Именно в местные издания идут люди, которые устали от отписок, поставленных в прокуратуре и некоторых других правоохранительных структурах на поток.

Поэтому неудивительно, что отдельные "силовики" видят в средствах массовой информации прямых конкурентов.

Но вместо проведения работы над ошибками и совершенствования своей деятельности они, как полагает редакция, подвергают саратовские издания организованным репрессиям, добиваясь их закрытия.

Ссылка по теме:

Педофилия, которой не было. Суд счел требование извинений от прокуроров "неактуальным"

Материал подготовили Андрей Триадский и Константин Халин

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 5 1 2 3 4 5

Главные новости