Кризис на СЭПО. Как Резники "отдали" конкурента силовикам с Кавказа

Чем занималось руководство завода вместо модернизации производства

Материал подготовил Константин ХАЛИН

33166

4 марта, 17:53

Весть о прекращении производства легендарных холодильников "Саратов" и предстоящих сокращениях сотрудников СЭПО повергла некоторых представителей местного политбомонда в состояние, близкое к шоковому. "Я когда услышал о том, что прекращается выпуск холодильников "Саратов", я не мог в себя прийти полдня", - поделился переживаниями бывший глава Саратовского обкома КПСС, экс-сенатор Владимир Гусев. Он и первый избранный губернатор Дмитрий Аяцков предложили ударить по кризису на предприятии совещаниями.

На ПДС при главе региона Валерии Радаеве было решено применить меры административного регулирования - обработать торговые сети, чтобы те расширили свой ассортимент продукцией проблемного завода. Однако свободный рынок - вещь упрямая, поэтому единственное, чего могут добиться власти такой мерой, - так это того, что часть холодильников будет пылиться не на заводских складах, а в торговых залах магазинов.

Ситуация на СЭПО спровоцировала в публичном пространстве интересную дискуссию - о правомерности вмешательства государства в деятельность хозяйствующего субъекта и о дозволенной степени такого вмешательства. Обсуждение этой темы порой заслоняет саму суть происходящего на предприятии и уводит от выработки конкретных мер выхода из кризиса, но не отменяет для принимающих политические решения необходимости формирования по этому вопросу последовательной точки зрения.

 

СЭПО и границы госрегулирования

Зачинателем указанной дискуссии стал депутат Госдумы Евгений Примаков, поделившийся своим негативным опытом общения с руководством СЭПО. Он резко поставил вопрос: "Может ли оно, государство, игнорировать право собственности, если владельцы бездарны или нерадивы - ведь потом обязательно же будет сказано, что именно государство виновато в развале предприятия?" Но в его интерпретации этот вопрос не имеет однозначного ответа; по крайней мере, парламентарий не обозначает границы допустимого вмешательства государства в дела частной компании.

На фоне Примакова едва ли не радикалом выглядит другой депутат ГД - глава саратовских единороссов Николай Панков, поставивший под вопрос сам факт законности приватизации СЭПО и его непрофильных активов.

Однако действия Евгения Резника и его сына в истории трехгодичной давности, когда на СЭПО разыгрался корпоративный конфликт, заставляют усомниться в том, что руководство завода занималось борьбой за потребителя, инвестициями и билось за выживание "саратовской легенды".

"Если он (руководитель и совладелец завода Евгений Резник - ред.) своим волевым решением закрывает целую производственную линию, то, может быть, стоит задаться следующим вопросом. Как вообще "красный директор" стал единоличным собственником актива и единственным выгодоприобретателем от приватизации?" - негодует госдеп, проводя нехорошие параллели с судьбой Саратовского авиационного завода, ставшего жертвой неумелых и - главное - нечистоплотных менеджеров. Отдельный вопрос, на котором останавливается в заявлении Панков, - статус здания ДК "Россия", актива, который до сих пор принадлежит СЭПО, и который у него арендует область.

"Еще несколько лет назад планировалась передача этого объекта в региональную собственность, как это произошло с социальными непрофильными активами других саратовских гигантов индустрии. С дворцом культуры этого не случилось. Как оказалось, правительство области и заводское руководство никак не могут договориться о передаче здания в собственность субъекта РФ", - говорит депутат, отмечая, что завод получает от учреждения культуры за аренду здания 3 млн рублей, и называя такую ситуацию "недопустимой".

Однако постановка вопроса о переделе завода и его активов вряд ли всерьез рассматривается как возможность решения проблем предприятия. Это больше напоминает способ постращать его топ-менеджмент, что может лишь немного отсрочить те же сокращения персонала.

Совершенно другой позиции придерживаются те, кто имел или имеет непосредственное отношение к промышленности. Так, директор АО "СЭЗ имени С. Орджоникидзе", депутат Саратовской облдумы Дмитрий Ханенко, напротив, обращает внимание на чрезмерный объем обязательств, предъявляемых государством к бизнесу, - от избыточного внимания "проверяюще-контролирующих органов" до попыток привить "гипертрофированную социальную ответственность". Парламентарий-промышленник настаивает на том, что главным регулятором должен быть именно рынок - он определяет, что и в каких количествах предприятие должно производить, устанавливает цену на продукцию. Государство должно лишь помогать производителю, холить его и лелеять, "давая определенные преференции в виде ограничительных таможенных пошлин на ввоз иностранной продукции", а также "дополнительные льготы и субсидии".

"Поэтому любой государственный орган должен преследовать одну цель – развитие, которое должно исчисляться адекватными показателями. Конечно, необходимо, чтобы этими задачами занимались люди, которые в этом что-то понимают. Невозможно доверить такую сложнейшую задачу человеку, который понятия не имеет о том, каким образом строится экономика, как работают промышленные предприятия. Оглядываясь назад, посмотрите на наших выдающихся руководителей, которые подобными ведомствами руководили. Они обладали значительным опытом, несли на себе эту ответственность и достигали определенных результатов", - рассуждает Ханенко.

Без непопулярных мер сохранить СЭПО не получится, считает он, так как любое действие антикризисного характера будет "затрагивать или ущемлять чьи-то интересы". Но "если этого не делать, ситуация может усугубиться – процесс станет необратимым и приведет к фатальным для предприятия последствиям", уверен директор СЭЗ, приводя в пример свой завод, прошедший через серьезные трудности, преодолеть которые помогли в том числе и жесткие решения.

 

Виноват всегда кто-то, но не я!

В том же духе мыслит и областной министр промышленности и энергетики Андрей Архипов, считающий, что увеличить продажи "может только покупатель", "ситуация на рынке сложная", а с учетом широкой линейки холодильников в торговой сети конкуренция очень высока. Он полагает, что "идти по образованию цены от затрат – не совсем правильная практика, так как цену определяет рынок, а не производитель", и предложил руководству СЭПО подумать о снижении расценок и продаже указанного товара ниже себестоимости ("если финансовая ситуация это позволяет"), чтобы сохранить производственную линию и людей, а за это время постараться перестроиться.

Так, директор АО "СЭЗ имени С. Орджоникидзе", депутат Саратовской облдумы Дмитрий Ханенко, напротив, обращает внимание на чрезмерный объем обязательств, предъявляемых государством к бизнесу, - от избыточного внимания "проверяюще-контролирующих органов" до попыток привить "гипертрофированную социальную ответственность".

Проясняя логику главы завода Евгения Резника, Архипов объяснил, что производство холодильников было решено свернуть, чтобы не ставить под угрозу завод в целом, большая часть продукции которого (электроагрегатное оборудование, в том числе оборонного назначения) приносит прибыль, в отличие от легендарной бытовой техники.

Сам Евгений Резник, выступавший на совещании в облдуме, винил в происходящем кого угодно, но только не самого себя. Он дал понять, что к необходимости консервации линии по производству холодильников (в результате будет сокращено более 900 сотрудников) привела, прежде всего, возросшая конкуренция.

Отдельно Резник остановился на происках недобросовестных конкурентов китайской наружности, которые скопировали модельный ряд сэповских холодильников и теперь выпускают их под брендом "Бирюса" на красноярском заводе, куда из КНР поставляются комплектующие. Кроме того, производимая продукция реализуется по демпинговым ценам, а жалобы руководства саратовского предприятия антимонопольщикам и в другие инстанции ни к чему не привели.

Часть вины, со слов Резника, лежит и на крупных торговых сетях. Он привел в пример "Эльдорадо": если раньше эта сеть брала по 2,5 тысячи холодильников с отсрочкой платежа на 90 дней, то теперь ее аппетиты упали до 2 тысяч с отсрочкой в 120 дней. Вообще, уверял глава СЭПО, "и в советское время, и сейчас холодильное производство никогда не было рентабельно". Все это время "Саратов" вытягивали за счет заказов продукции оборонного профиля, так как были "политические причины" для сохранения легендарного бренда. Но сейчас руководство завода поняло, что если не примет решение о приостановке выпуска бытовой техники, то просто не потянет выполнение гособоронзаказа. А это станет концом всего предприятия.

Однако действия Евгения Резника и его сына в истории трехгодичной давности, когда на СЭПО разыгрался корпоративный конфликт, заставляют усомниться в том, что руководство завода занималось борьбой за потребителя, инвестициями и билось за выживание "саратовской легенды".

 

Резниковские миллионы для силовиков c Кавказа

В течение нескольких месяцев 2017 года на СЭПО продолжался корпоративный конфликт между двумя группами собственников, которые возглавляли Евгений Резник и Алексей Ильичев. Как говорится в накануне опубликованном телеграм-каналом "Театр Взрослого Зрителя" материале, чтобы устранить конкурента, семья Резников якобы организовала возбуждение в отношении соперника уголовного дела (сначала о мошенничестве, а потом - о хранении наркотиков).

Два с половиной года назад в СМИ просочилась только часть этой интересной истории, в результате которой Ильичев едва не оказался за решеткой, напоминают авторы "ТВЗ".

В октябре 2017 года стало известно о возбуждении уголовного дела в отношении старшего следователя следственного отдела ОМВД по Кизляру. Его заподозрили в превышении должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ). Как было установлено следствием, в конце августа 2017 года старший следователь "незаконно приобрел и хранил при себе наркотическое средство в крупном размере, упакованное в два полимерных пакета". 28 августа 2017 года страж порядка передал один из этих пакетов полицейскому, не сообщив ему о наличии в нем наркотического средства.

"Полицейский по поручению следователя положил его в салон принадлежащего 50-летнему жителю Саратовской области автомобиля, остановленного сотрудниками полиции на посту для досмотра", - сообщала пресс-служба республиканского управления СКР. При осмотре барсетки саратовца (им как раз и оказался Ильичев) в отделе полиции "обнаружен и изъят" второй пакет героина, который тоже подкинули. По данному факту возбудили еще одно уголовное дело - по ч. 2 ст. 228 УК РФ (незаконный оборот наркотиков в крупном размере).

Ранее неизвестные нюансы истории вопиющего беспредела северокавказских силовиков стали известны телеграм-каналу из показаний руководителя отдела криминалистики СУ СКР по Дагестану Дениса Фатеева. Три года назад, весной 2017 года, к нему обратился его отец Александр Фатеев, рассказавший о группе "нехороших людей", которые хотят завладеть СЭПО, и попросил помочь не допустить этого.

Сам Евгений Резник, выступавший на совещании в облдуме, винил в происходящем кого угодно, но только не самого себя. Он дал понять, что к необходимости консервации линии по производству холодильников (в результате будет сокращено более 900 сотрудников) привела, прежде всего, возросшая конкуренция.

Дело в том, что решение совета директоров СЭПО, на основании которого был отстранен Резник, а гендиректором назначен Ильичев, заверял нотариус в Кизляре (саратовцы делать это отказались). Уже после решения арбитража о законности полномочий прежнего руководителя завода Ильичев продолжал писать жалобы и добиваться своего, поэтому конкуренты решили пролоббировать вопрос о возбуждении уголовного дела о мошенничестве. А так как предполагаемое преступление (заверение подложного протокола собрания совета директоров) было фактически совершено на территории Дагестана, то и расследовать его должны силовики северокавказской республики.

По версии Фатеева, для умасливания дагестанских силовиков начали выплачиваться крупные суммы наличных. Но спустя некоторое время оказалось, что процессуальные перспективы у дела по 159-й статье весьма туманны, и материалы решили усилить новыми обвинениями - в  хранении наркотиков. Будущее дело о запрещенных веществах рассматривалось как способ давления на нежелательную персону, которое можно закрыть так же быстро, как и возбудить. Все вопросы - и процессуального, и криминального характера (приобретение и подбрасывание зелья) - предполагалось решить силами уже замотивированных исполнителей.

Теперь из сообщений СМИ известно, что 28 августа Ильичева и его родственника "приняли" в Кизляре за хранение героина - два пакетика зелья им подкинули полицейские. Но позже ситуация осложнилась - вмешалась ФСБ, куда обратились жертвы наркотической провокации, в результате чего на одних фигурантов этой истории завели уголовные дела, а другие лишились работы.

Эта неоконченная история с дагестанскими силовиками, в которой еще предстоит разбираться суду, наглядно демонстрирует, что еще три года назад семья Резников тратила титанические усилия на корпоративные разборки. Крупные денежные суммы, которые можно было инвестировать в модернизацию производства или привлечение опытных управленцев, шли на другие цели. Теперь же руководство завода позиционирует себя таким образом, что происходящее на предприятии никого не касается - ни общественности, ни власти.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.64 1 2 3 4 5